Эта статья является кандидатом в примечательные

Михаил Владимирович Родзянко

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Родзянко Михаил Владимирович»)
Перейти к: навигация, поиск
Михаил Владимирович Родзянко
Mihail Vladimirovich Rodzianko.jpg
Род деятельности: политик
Дата рождения: 31 марта 1859
Место рождения: Новомосковский уезд Екатеринославской губернии
Дата смерти: 24 января 1924
Место смерти: с. Бедра, Сербия
Отец: Владимир Михайлович Родзянко
Мать: неизвестна
Супруга: Анна Николаевна Голицына
Дети: Михаил, Николай, Георгий
Этническая принадлежность: малоросс[1]
Вероисповедание: православный[2]
УДК 92

Михаил Владимирович Родзя́нко (31 марта 1859, имение Попасное Новомосковского уезда Екатеринославской губернии — 24 января 1924, Сербия[3]) — русский политический деятель, один из лидеров партии октябристов.

Биография[править]

Родился в семье богатых помещиковЕкатеринославской губернии ему принадлежало 1625 десятин земли). По окончании Пажеского корпуса четыре года служил в Кавалергардском полку, но уже в 1882 году в звании поручика отказался от военной карьеры, нарушив тем самым семейную традицию (его дед, Михаил Петрович Родзянко, вышел в отставку генерал-майором корпуса жандармов, а отец дослужился до звания генерал-лейтенанта и был помощником шефа жандармов).[3]

Зарекомендовал себя либеральным и просвещённым помещиком, последовательно становился почётным мировым судьёй, уездным предводителем дворянства, гласным уездного и губернского земства, а в 1890 году стал председателем Екатеринославской губернской земской управы.[3]

Участвуя в земско-городских съездах, сблизился с Д. Н. Шиповым и М. А. Стаховичем. В январе 1905 года инициировал выступление екатеринославских дворян с резким обращением к императору по поводу того, что «существующее положение о Государственном совете является устарелым», а потому «в Совет следует влить свежие силы из выборных от дворянских обществ и земских собраний».[3]

В конце 1905 года оказался среди основателей партии октябристов, а в 1906 году стал членом Государственного совета от Екатеринославского земства. Однако уже 31 ноября 1907 года покинул Государственный совет в связи с избранием в III Государственную думу.[3]

В Думе сперва выступал в роли товарища председателя фракции октябристов, был председателем земельной и членом переселенческой комиссий. В 1910 году же, когда лидера октябристов А. И. Гучкова выбрали председателем Думы, сменил его на посту руководителя фракции, а после «конституционного кризиса» 1911 года оказался во главе Думы (199 избирательных шаров при 123 неизбирательных). По воспоминаниям руководителя канцелярии Думы Я. В. Глинки, воспринимался тогда как «ставленник Столыпина».[3]

Пользуясь близостью своей квартиры (на Фурштатской, 20) к Таврическому дворцу, постоянно проводил у себя дома совещания руководителей думских фракций и групп, лидеров партии октябристов и т. д.[3]

15 ноября 1912 года был избран октябристско-кадетским большинством председателем IV Государственной думы (251 голос за, 150 — против), победив кандидата от правых и националистов П. Н. Балашова.[3]

26 августа 1915 года на заседании Особого совещания по обороне был избран председателем Эвакуационной комиссии.[3]

Накануне Февральской революции был столь популярен среди оппозиции, что зачастую воспринимался как символ оппозиционных сил.[3]

Поздним вечером 27 февраля 1917 года согласился «взять власть», возглавив Временный комитет членов Государственной думы (ВКГД), претендовавший на роль носителя «верховной власти» до формирования Временного правительства.[3]

В ночь на 1 марта горячо выступил за отречение Николая II в пользу сына. В разговоре по телефону с главнокомандующим Северным фронтом генералом Н. В. Рузским утверждал, что уже нельзя ограничиться «ответственным министерством» и требуется решение «династического вопроса».[3]

1 марта из-за вмешательства Исполкома Петроградского совета не смог выехать на станцию Дно для встречи с Николаем II.[3]

В пять часов утра 3 марта в разговоре с Рузским настаивал, чтобы манифест об отречении в пользу Великого князя Михаила Александровича[4] не публиковался без его указания, поскольку воцарение Михаила в качестве императора, а не регента при больном ребёнке «подольёт масла в огонь» и приведёт к гражданской войне.[3]

К июню 1917 года уже ни имел никакого политического влияния.[3]

Летом 1917 года пытался вместе с А. И. Гучковым создать Либерально-республиканскую партию. Кроме того, входил в Совет общественных деятелей, объединившихся вокруг Л. Г. Корнилова.[3]

Формально находился на посту председателя Думы вплоть до её роспуска 6 октября 1917 года.[3]

Значился (под номером 411) в списке участников проходившего в Москве Поместного собора Всероссийской Православной церкви (1917—1918 гг.) (как товарищ председателя Собора и член Соборного Совета),[5] но «выбыл».[2]

После Октябрьской революции, опасаясь ареста, выехал из Петрограда. На Дону участвовал в формировании Добровольческой армии и вместе с «добровольцами» совершил легендарный «Ледяной поход». При этом чудом не погиб вместе с Корниловым под Екатеринодаром: уже подходил к хате, в которой размещался штаб, когда в неё попал артиллерийский снаряд. Работал в Главном управлении Общества Красного креста (являлся также председателем общества Белого креста, помогавшего семьям участников антибольшевистского движения).[3]

По утверждению А. И. Деникина, был выслан с Дона П. Н. Красновым в качестве «гражданина Демократической советской республики…».[6]

Покинув Россию в 1920 году, жил в Сербии, преимущественно в Белграде.[3] В 1921 году — член Карловацкого Всезаграничного церковного собора.[2]

Умер 24 января 1924 года в сербском селе Бедра.[3]

После себя оставил записки, в которых всячески оболгал Г. Распутина.[7][8]

Семья[править]

В 1884 году женился на княгине Анне Николаевне Голицыной. У них родилось трое сыновей: Михаил (18841956, его жена редактировала записки тестя), Николай (род. 1887) и Георгий (18901918).[3]

Николай во время приезда отца в Новгород в декабре 1913 года был избран крестецким уездным предводителем дворянства.[9]

Анне Голицыной-Родзянко приходилась троюродной сестрой жена бывшего кавалергарда госпожа Лазарева — родная сестра графа Ф. Ф. Сумарокова-Эльстон и тётка его сына и тёзки Ф. Ф. Юсупова. Дочь Лазаревой была замужем за племянником М. В. Родзянко — «Аликом».[10]

Библиография сочинений[править]

  • Государственная дума и февральская революция. — Ростов-на-Дону, 1919.
  • Государственная Дума и февральская 1917 года революция // Архив русской революции. — Т. 6. — Берлин, 1922. — С. 5—80.
  • Из воспоминаний М. В. Родзянко. 1914—1917 гг. // Былое. — 1923. — № 21. — С. 218—249.
  • Крушение Империи. Записки председателя Государственной думы // Архив русской революции. — Кн. 17. — Берлин, 1926. — С. 5—169.
  • Крушение империи. — Л.: Прибой, 1927.
  • The Reign of Rasputin. — London, 1927.
  • Le règne de Raspoutine: mémoires de M. V. Rodzianko, dernier président de la Douma d’empire. 1909—1917. — Paris: Payot, 1927.
  • Le règne de Raspoutine: mémoires de M. V. Rodzianko. — Paris: Payot, 1928.
  • Крушение империи. — Л.: Прибой, 1929.
  • Крушение империи и Государственная дума и Февральская 1917 года революция. — New York, 1986.
  • Крушение империи. — Харьков: Интербук, 1990. — 264 с. ISBN 5-7664-0500-6
  • За кулисами царской власти. — М.: Панорама, 1991. — 48 с. ISBN 5-85220-162-6
  • Крушение империи. — М.: Скифы, 1992. — 288 с. ISBN 5-7206-0066-3
  • Гибель монархии: [Сб-к] — М.: Фонд Сергея Дубова, 2000. — 544 с. ISBN 5-89486-010-5

Цитаты[править]

Перлы[править]

  • «Общество не привыкло ещё отдавать себе отчёт в том, что важны не отдельные выступления, а постановления Государственной думы, отражающие мнение её большинства и могущие вылиться в форму закона. Революционных постановлений III и IV Государственных дум нельзя найти ни в одном журнале, ни в одном стенографическом отчёте»[11]

Личность Родзянко[править]

В беседе с министром внутренних дел П. Д. Святополк-Мирским Родзянко от имени проведённого 6—9 ноября 1904 года по инициативе Союза освобождения Земского съезда прямо угрожал, что если не будет введено законодательное выборное представительство, то «будет кровь».[12]

По сведениям Департамента полиции и данным из личного архива Н. Ф. Степанова (Н. Свиткова), Родзянко был, соответственно, членом масонских Межпарламентского союза1910-е годы) и «Великокняжеской Ложи» (Санкт-Петербург/Петроград, после 1907 до 1917 года).[13]

Нагнетая психоз по поводу «глупости или измены» царского правительства и поддерживая своим авторитетом слухи, дискредитировавшие власть, Родзянко, как и большинство деятелей оппозиции, осознавал, что убедительные доказательства «предательства» отсутствуют.[3]

Вскоре после своего назначения на пост министра внутренних дел А. Д. Протопопов сообщил Родзянко, что в Ставке, где находился император Николай II, планируется назначение председателя Думы премьером и министром иностранных дел. Однако Родзянко отказался от этого предложения, выставив неприемлемые условия. По мнению историка С. В. Куликова, дело тут в том, что идти в правительство царя, который уже намечался к устранению с престола, Родзянко не имело смысла.[14]

После того, как 15 февраля 1917 года А. Ф. Керенский, упомянув о Бруте, намекнул на желательность цареубийства, премьер-министр Н. Д. Голицын обратился 17 февраля к Родзянко «с покорнейшею просьбою не отказать в распоряжении о доставлении» «подлинной, без цензурных пропусков, стенограммы упомянутой речи», однако Родзянко резко и оскорбительно для правительства отказал в этом, причём только 23 февраля (оба письма сохранились в РГИА).[15]

Когда 18 марта 1917 года генерал Н. В. Рузский попросил Родзянко разъяснить ему преемственность власти Временного правительства, тот ответил, что оно назначено Временным комитетом Государственной думы, который сохраняет контроль за действиями правительства и министерским назначениями. Однако такое объяснение явилось обманом (вольным или невольным), поскольку к тому времени Временный комитет уже прекратил своё существование.[16]

Большинство рецензентов, в том числе активные участники описываемых событий, указывали, что Родзянко в своих мемуарах значительно преувеличил свою роль.[3] По замечанию А. Амальрика, может быть, он держался скромнее, в мемуарах же на каждой странице кого-то «распекает».[17]

Правда, А. И. Спиридович вспоминал, что Родзянко действительно «как бы считал себя каким то сверх-инспектором всего происходящего в России по всем частям, и разъезжая по России, бранил всё и вся, кричал на всех и вся, обвиняя и всё и вся, всем докладывал». «Эта его болтовня привела к тому, что на него перестали смотреть серьёзно и когда позже он действительно говорил дельные вещи <…> ему вообще уже не верили как болтуну».[18] А И. Л. Горемыкин однажды заявил Родзянко, что тот взял на себя «неподлежащую роль супер-арбитра».[16]

А. И. Деникин же утешал Родзянко:

В Успенской ко мне заходит М. В. Родзянко и говорит:

— Мне очень тяжело об этом говорить, но все же решил с вами посоветоваться. До меня дошло, что офицеры считают меня главным виновником революции и всех последующих бед. Возмущаются и моим присутствием при армии. Скажите, Антон Иванович, откровенно, если я в тягость, то останусь в станице, а там уж что Бог даст.

Я успокоил старика. Не стоит обращать внимания на праздные речи.[19]

Оценки современников[править]

Мастер думского скандала В. М. Пуришкевич всегда относился к Родзянко с пренебрежением, посвящая ему ядовитые эпиграммы:

Родзянко Думе не обуза,
Но, откровенно говоря,
Нам головой избрали пузо,
Эмблему силы «октября».[3]

Михаил Владимирович также стал героем басни «Индюк у власти», в которой Пуришкевич живописал, как в «обширном птичнике» «дородный» индюк, «откормленный хозяйскою едой», был избран «городовым» и призван к власти.[3]

С. Ю. Витте отмечал:

Вследствие отказа Гучкова от звания председателя Государственной Думы, 22-го марта последовало избрание другого председателя — Родзянко, человека не глупого, довольно толкового; но все-таки главное качество Родзянки заключается не в его уме, а в голосе, — у него отличный бас.[20]

По мнению В. Н. Коковцова, Родзянко был болтлив и неумён, по отзыву П. Г. Курлова, отличался «апломбом и присущим ему нахальством при несомненной ограниченности». В. К. Саблер находил, что Родзянко «соткан из неправды и дышит ложью». А Н. А. Маклаков отмечал, что Родзянко был «только исполнитель, напыщенный и неумный», за которым стояли подлинные лидеры оппозиции А. И. Гучков и князь Г. Е. Львов.[21]

В. И. Ленин заявил 9 ноября 1917 года на расширенном заседании Петроградского совета профсоюзов:

Неправда, что мы не хотим соглашения для избежания гражданской войны. С такими силами, как Каледин, Родзянко, Рябушинский мы готовы заключить соглашение, так как они опираются на реальную силу и имеют значительный общественный вес. Но «соглашательские» партии добиваются соглашения, не имея за собой силы. И не политики [в этих партиях], а политиканы — Черновы, Даны, Либеры, полагающие, что соглашение с ними даст стране гражданский мир и удовлетворит Каледина и другие контрреволюционные элементы.[22]

Фильмография[править]

Киновоплощения[править]

Интересные факты[править]

Сейчас Родзянко кричит: «России нужен царь», всего через несколько месяцев после того, как он же кричал, что царя надо свергнуть.[32]

Примечания[править]

  1. Михутина И. В. Украинский вопрос в России (конец XIX — начало XX века) / Отв. ред. А. Л. Шемякин. — М.: Институт славяноведения РАН, 2003. — С. 147. ISBN 5-7576-0096-9
  2. а б в Родзянко Михаил Владимирович // Русское православие (база данных)
  3. а б в г д е ё ж з и й к л м н о п р с т у ф х ц ч Архипов И. Л. Председатель государственной думы М. В. Родзянко // Отечественная история. — 2006. — № 3. — С. 114—126.
  4. Ныне сам факт «отречения» Николая II ставится под сомнение, но в данном случае это к делу не относится.
  5. Алфавитный список членов Собора Православной Российской Церкви 1917—1918 гг.: [№ 401—575]
  6. Глава XI // Деникин А. И. Очерки русской смуты. — Т. III. Белое движение и борьба Добровольческой армии. — Берлин: Слово, 1924.
  7. Боханов А. Н. Распутин. Быль и небыль. — М.: Вече, 2006. — С. 194. ISBN 5-9533-1409-4
  8. Фомин С. Убийство Распутина: создание мифа (продолжение) // Русский Вестник. — 8 января 2007.
  9. Донесения Л. К. Куманина из Министерского павильона Государственной думы, декабрь 1911 — февраль 1917 года: [Продолжение] // Вопросы истории. — 1999. — № 10. — С. 31.
  10. Донесения Л. К. Куманина из Министерского павильона Государственной думы, декабрь 1911 — февраль 1917 года // Вопросы истории. — 2000. — № 4—5. — С. 21.
  11. Цит. по: Луценко А. В. Начало конфликта между В. И. Лениным и А. А. Богдановым (1907—1909 гг.) // Вопросы истории. — 2003. — № 1. — С. 31.
  12. Нефедов С. А. Истоки 1905 года: «революция извне»? // Вопросы истории. — 2008. — № 1. — С. 49—50.
  13. Платонов О. А. Криминальная история масонства 1731—2004 гг. — М.: Эксмо, Алгоритм, 2005. — С. 450. ISBN 5-699-09130-0
  14. Куликов С. В. Бюрократическая элита Российской империи накануне падения старого порядка (1914—1917). — Рязань: П. А. Трибунский, 2004. — С. 282—283. ISBN 5-94473-006-4
  15. Куликов С. В. Бюрократическая элита Российской империи накануне падения старого порядка (1914—1917). — Рязань: П. А. Трибунский, 2004. — С. 316. ISBN 5-94473-006-4
  16. а б Пайпс Р. Русская революция: В 3 кн. — Кн. 1. Агония старого режима. 1905—1917. — М.: Захаров, 2005. ISBN 5-8159-0526-7, ISBN 5-8159-0527-5 (т. 1)
  17. Глава XIII. Гром и молния // Амальрик А. Распутин. Документальная повесть. — М.: Слово, 1992. — С. 153. ISBN 5-85050-272-6
  18. Спиридович А. И. Великая Война и Февральская Революция 1914—1917 гг. — Книга I. — Нью-Йорк: Всеславянское Издательство, 1960. — С. 151—152.
  19. Глава XXVIII // Деникин А. И. Очерки русской смуты. — Т. II. Борьба Генерала Корнилова. Август 1917 г. — апрель 1918 г. — Paris: J. Povolozky-Editeurs, 1922.
  20. Витте С. Ю. Воспоминания: Царствование Николая II. — Берлин: Слово, 1922. — Том II. — С. 487.
  21. Гайда Ф. А. Русские либералы в восприятии правящей бюрократии в период кризиса Третьеиюньской системы (1911—1917 гг.) // Отечественная история. — 2007. — № 4. — С. 47.
  22. Цит. по: Кириенко Ю. К. Алексей Максимович Каледин // Вопросы истории. — 2001. — № 3. — С. 72.
  23. Михаил Родзянко // КиноПоиск
  24. Создатели фильма: Ленин в Октябре // КиноПоиск
  25. Создатели фильма: Николай и Александра // КиноПоиск
  26. Фильм Николай и Александра (1971) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  27. Фильм Агония (1975) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  28. Создатели фильма: Романовы: Венценосная семья // КиноПоиск
  29. Романовы — Венценосная семья // KinoExpert.ru
  30. Демин В. А. П. А. Столыпин и законодательные палаты // Российская история. — 2012. — № 2. — С. 57—58.
  31. Протасов Л. Г. Депутаты Всероссийского Учредительного собрания: проблемы идентификации // Отечественная история. — 2008. — № 2. — С. 34.
  32. Цит. по: Корн В. В эту самую ночь… К надписям в Ипатьевском доме. — Одесса: Печатный дом, 2006. — С. 97. ISBN 966-389-089-0
  33. Никонорова Т. Н. Документы РГАЛИ о кинофильме Э. Г. Климова «Агония» // Отечественные архивы. — 2012. — № 2. — С. 90—91.

Ссылки[править]

Предшественник:
Николай II
как Император и самодержец всероссийский
Председатель Временного комитета
Государственной думы Российской империи

Greater coat of arms of the Russian empire.png

13 марта16 марта 1917
Преемник:
Георгий Евгеньевич Львов
как Министр-председатель Временного правительства России
Предшественник:
Александр Иванович Гучков
Председатель Государственной думы
Российской империи

Greater coat of arms of the Russian empire.png

22 марта 19116 октября 1917
Преемник:
Государственная Дума распущена Временным правительством
Виктор Михайлович Чернов
как Председатель Всероссийского учредительного собрания

Иван Петрович Рыбкин
как Председатель Государственной думы Федерального собрания РФ