Русская экспедиция на Каспийское море (1904)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Русская экспедиция на Каспийское море (1904) — официальное название “Экспедиция для исследования сельдей и сельдяного промысла”. Организованна Департаментом земледелия и Императорским Российским Обществом Рыбоводства и Рыболовства, под руководством российского и советского зоолога, член-корреспондента (1927) и почётного члена (1935) Академии наук СССР Николая Михайловича Книповича.

Содержание

Подготовка к экспедиции[править]

Каспийское море, снимок из космоса

Экспедиция была организована в 1904 году Департаментом земледелия и Императорским Российским Обществом Рыбоводства и Рыболовства. В начале ноября 1903 года начальнику проектируемой экспедиции Книповичу Обществом Рыбоводства и Рыболовства было предоставлено право приступить к снаряжению для экспедиции.

Всё оборудование приобреталось с учетом того, что если экспедицию не смогут организовать в этом году, то его можно будет использовать для последующей экспедиции. 29 декабря 1903 года начальником экспедиции назначен Книпович. На совещании проходившем под председательством директора департамента земледелия, было принято необходимым произвести общее исседование Каспийского моря, не ограничиваясь работами около берегов и в мелководной части моря.

Руководитель экспедиции Книпович

Весь бюджет экспедиции равнялся 11,500 руб: 6000 тыс.руб. было выделено Комитетом Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов, 5000 тыс. было выделено под проценты астраханскими рыбопромышленниками, и 500 руб. было предоставлено рыбопромышленниками Бакинского района, которые занимались сельдяным промыслом, а так же они приняли на себя расходы по исследованию течения с помощью бутылок. Кроме того некоторые из них обзавелись термометрами и некоторыми другими приборами и вели ииследования для экспедиции.

Главное Гидрографическое Управление предоставило в распоряжение экспедиции ряд гидрологических и метеорологических приборов. Комиссия состоящая при Императорской академии наук, разрешила воспользоваться гидрологическими и биологическими приборами. Главное управление торгового мореплавания для экспедиции разрешило воспользоваться 200 метровым стальным тросом с ледокола Ермак.

Управление Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов для экспедиции выделило два парохода “Крейсер” и “Стража”. Управление рыбными промыслами восточной части Закавказья в лице управляющего А.И.Маршева предоставилов Баку помещение для членов экспедиции, и оказало ряд других услуг.

По ходатайству вице-президента Императорского Русского Географического Общества П.П.Семёнова, морским министерством для проведения экспедиции был предоставлен пароход “Геок-Тепе”.Вице-адмирал, командир Бакинского порта, директор маяков и лоции Каспийского моря предоставил для экспедиции пароход “Красноводск” для работ в Астрабадском заливе и паровым катером “Проворный” для работ около Баку.

Состав группы[править]

  1. Книпович Николай Михайлович — руководитель экспедиции, зоолог.
  2. Митропольский Сергей Александрович — ассистент Книповича, впоследствии заведующий Астраханской Ихтиологической лабораторией.
  3. Лебединцев Арсений Арсеньевич — ихтиолог и гидрограф.
  4. Генкель Александр Германович — российский ученый, биолог.
  5. Кононов Василий Николаевич —
  6. Бородин Николай Александрович — ихтиолог, работал на стайции в Буйнаке, кроме того он руководил работой на других станциях западного берега и некоторое время работал на низовьях Волги.
  7. Арнольд И.Н — работал на параходе Крейсер, который в течении первой части экспедиции находился на станции у Тюб-Караганского залива, а затем на Оранжерейном промысле.
  8. Суворов Евгений Константинович — зоолог, работал на береговой станции в Белиджи близ Дербента, а затем на Лопатинском промысле окола входа в Аграханский залив.
  9. Смирнов Н.А. — работал на станции у Тюб-Карагинского залива.
  10. Голынец В.Ю. — работал в восточной части дельты Волги на Синеморских промыслах.
  11. Завойко С.В. — посещал некоторые пункты близ Баку, по берегам Апшеронского полуострова и далее на север до Килязи, где находилась береговая станция.

Программа и план работ экспедиции по изучению сельдей и сельдяного промысла в Каспийском море[править]

Карта работ экспедиции для исследования сельдяного промысла
  • 1) Общие задачи экспедиции сводятся к возможно полному выяснению общей гидрологии и биологии Каспийского моря.
  • 2) Специальные задачи экспедиции сводятся главным образом к выяснению биологии Каспийских сельдей.

Согласно этим положениям, общая программа работ сводилась к следующему:

  • 1) Планомерные наблюдения относительно распределения температуры и солёности в открытом море и у берегов на всех глубинах и их изменений в течении всей экспедиции.
  • 2) Наблюдения относительно содержания газов в воде, при чем особенное внимание должно быть обращено на связанные с содержанием газов биологические условия.
  • 3) Наблюдения относительно течений в открытом море и у берегов.
  • 4) Определение прозрачности и цвета воды.
  • 5) Исследование состава и распределение природной фауны и флоры в зависимости от глубины, грунта, солёности, температуры, газов и прозрачности воды и выяснение вопросов об обитаемости и относительной населенности различных частей дна Каспийского моря.
  • 6) Исследование состава и горизонтального и вертикального распределения планктона животного и растительного и изменений в них за время деятельности экспедиции.
  • 7) Специальное исследование относительно распределения икры и мальков рыб, при чем особое внимание должно быть обращено на мальков и вообще на молодые стадии сельдей.
  • 8) Исследование распределение сельдей в открытом море и у берегов в течении деятельности экспедиции с целью выяснения сезонных изменении в распределении горизонтальном и вертикальном.
  • 9) Исследование пищи сельдей в разное время и разных возрастов.
  • 10) Выяснение, насколько позволят обстоятельства, времени и места, а равно и физиологических условий нареста разных форм сельдей.
  • 11) Искусственное оплодотворение икры сельдей и вывод мальков.
  • 12) Исследование сельдей и других рыб.
  • 13) Попутные наблюдения относительно распределения и условий жизни других рыб и в особенности молодых стадий осетровых рыб.
  • 14) Выяснение, по мере возможности и указаниям опыта, различных специальных задач научно-промыслового характера.
  • 15) Химическое исследование планктона.
  • 16) Бактереологические исследования.
  • 17) Исследование содержания жира в сельдях разных районов, разного возраста и разных видов.
  • 18) Исследование сельдяного промысла в техническом и экономическом отношении.

План работ подлежащий изменениям по указаниям опыта, сводится к следующему:

  • 1) Параход Геок-Тепе должен сделать несколько рейсов во всей южной и средней части Каспийского моря, производя полные гидрологические и биологические наблюдения и лов плавными сетями. Станции во время рейсов должны распределяться так, чтобы результатом работ являлись разрезы моря в различных направлениях. Специальной задачей по отношению к сельдям является выяснение распределения разных видов и разных возрастных стадий в открытом море и изменении в этом распределении. Кроме того с целью прибрежных исследовании параход должен посетить различные пункты где нет береговых наблюдателей.
  • 2) Наблюдения того же рода, но в меньшем масштабе, должны производиться в северной части Каспийского моря.
  • 3) На береговых станциях около Баку, Дербента, Петровска, в Александрийском форте и у устьев Волги должны производиться важнейшие гидрологические наблюдения (температура, солёность, прозрачность воды, течения), сбор планктона и молодой рыбы, драгирование, а главным образом лов и исследование сельдей, причем должны делаться при каждом удобном случае опыты искусственного оплодотворения икры сельдей и вывода мальков.

Береговые станции были организованы в следующих панктах: в Буйнаке близ Петровска, в Белиджи близ Дербента (перенесенная затем ко входу в Аграханский залив на промысел Лопатинский на полуостров Уч), в Килязи, на Оранжерейном промысле в западной части Волжской дельты, на промыслах Беззубикова у Синего Морца (в восточной частиВолжской дельты), в селе Никольском у Тюб-Караганского залива на Мангишлаке.

Инструкция для всех лиц находящихся на береговых станциях:[править]

При всех работах особенное внимание должно обращать на тщательное и немедленное записывание наблюдении и этикетирование собранных организмов, проб воды или грунта. Во время самих работ все наблюдения следует заносить в записную книжку. По мимо заметок в записной книжке наблюдатель обязан вести журнал работ-дневник, в который он должен день за днем вносить все наблюдения и работы под текущими номерами, которые должны быть указаны на этикетках. Следует отмечать так же всевозможные распространенные сведения относительно жизни рыб и промысла; но не обходимо всегда указывать, от кого те или другие сведения получены.

Гидрологические наблюдения[править]

Гидрологические наблюдения на береговых станциях заключались в определении температуры на разных глубинах, собирание проб воды с тех же глубин, определение течений, прозразности воды и её плотности с помощью ареометра и собираний проб грунта. Наблюдения распадалось на переодические и случайные. Для переодических наблюдении, которые должны производиться не менее одного раза в неделю, наблюдатель должен выбрать место, по возможности удалённое от устьев рек и ручьев и находивщееся на большом расстоянии от берега.

Глубина для данного наблюдательного пункта была не менее 50 метров. Наблюдатель должен производить ряд определении температуры и ряд проб воды с помощью барометра на глубинах 0-м, 5-м, 10-м, 15-м, 20-м, 30-м, 40-м, 50-м, 75-м и т.д и у дна. Если между температурами на двух последовательных глубинах обнаруживается значительное различие, то наблюдатель должен сделать промежуточные наблюдения и брать соответственные пробюы воды.

В этом же наблюдательном пункте производилось определение течений, её направление и скорость в поверхностных слоях, для этого лодка должна стать на якорь (с помощью кошки или драги). Прозрачность воды определяется с помощью диска Секки. Производились и отмечались наблюдение температуры воздуха, ясная или пасмурная погода, штиль или волнение, направление и сила ветра.

Всюду где производился лов по возможности следовало отмечать температуру воды на поверхности и у дна, а так же брать пробы воды. Важно было обращать внимание, в какой степени изменяется температура на разных глубинах во время ветра с суши и с моря и под влиянием бури, а так же брать пробы воды. Для того чтобы составить приблизительное понятие о солёности в тех или иных частях области наблюдении, наблюдатель руководствовался показаниями ареометра. На каждой станции было необходимо также брать ряд проб грунта на разных глубинах, сохраняя их в спирте.

Собирание планктона[править]

В тех пунктах, где производились переодические наблюдения относительно температуры морской воды и брали её пробы, по возможности производились сборы планктона. Сетка опускалась до придонного слоя и медленно (около 1 метра в секунду) поднималась на поверхность. Для поднятия сетки требовалось много сил, чтобы подъем сетки происходил по возможности вертикально. Как и при других работах, при собирании планктона отмечали время, место, орудие, способ и продолжительность лова.

Собирание животных и растений, населяющих дно[править]

Для собирания животных, населяющих дно, пользовались драгой, сачком, скребком от части салазочным тралом. Ил или песок промывался в решетах. Моллюсков, червей и ракообразных сохраняли не в формалине, а в спирту. Рыбу сохраняли в формалине, а большую в спирту около 70-80 градусов. Во время работы с драгой, тралом, сачком или скребком наблюдатель обращал особое внимание на глубину и грунт того места, где были добыты организмы.

Исследования относительно сельдей и других рыб[править]

Для исследования биологии сельдей наблюдатель в больших размерах производил лов ставными и плавными сетками разной величины, тщательно отмечая где, когда и на какой глубине производился лов, при коком грунте и температуре воды. Часть сельдей разных видов и возрастов сохраняли в формалине, тщательно снабжая этикетками. Подлежащую сохранению сельдь сначала выдерживали несколько часов в формалине, затем заворачивали в мегкую ткань и слегка обвязывали ниткой, этикетку вкладывали в рот, под жабры или в ткань, в которой была зевернута рыба.

Все сомнительные экземпляры следовало сохранять. Большое колличество сельдей вскрывалось для определения пола и состояния половых органов. Особенно следовало обращать внимание, нет ли текущих или близких к зрелости молок и икры. Если встречались экземпляры с текущими или близкими к зрелости половыми продуктами, то их следовало сохранять в 1% растроворе формалина в морской воде.

Кроме того сохраняли желудок с его содержимым. При сохранении половых органов или желудка, следовало вместе с ними класть и вырезанную жаберную дугу и отмечать на этикетке величену экземпляра. При вскрытии следовало обращать внимание на паразитов на теле, на жабрах, в полости тела и в разных органах и тщательно сохранять их в спирту.

Кроме сельдей следовало попутно производить наблюдения и за другими рыбами. Их следовала собирать в больших колличествах

Инструкция наблюдательным пунктам об измерениях температуры воды и наблюдениях о ходе и лове сельди на сельдяных промыслах Бакинского района[править]

  • 1) Температуру следует наблюдать ежедневно 3 раза: в 7 часов утра, 1 час дня и 9 час. вечера, забирая воду у берега с поверхности ведром (лучше праусийным) и помещая в воду термометр на время до 5 минут. Каждое деление термометра показывает 2/10 градуса цельсия. К тем же часам следует приурочивать наблюдения температуры воздуха, направления и силы ветра и, если возможно, течения (в районе действия невода).
  • 2) Кроме этих обязательных наблюдении температуры воды у берега желательно, чтобы, при случае и особенно во время косячного хода сельди, была измерена температура воды и на известном удалении от берега на поверхности и на дне.
  • 3) Для выяснения вопроса о ходе сельди, кроме ежедневной записи об уловах береговым неводом, следует выставлять, с февраля по май включительно, ставные селедочные сети на глубине от 6 до 20 сажен, и записывать каждый отдельный лов, с указанием числа бывших в деле сетей и их ячей, сохраняя в формалине ( 1 стакан продажного формалина на 25 стаканов морской воды) часть улова данного дня в сельдяном бочёнке. Сельдь отдельной поимки должна быть завязана свертком в какую либо мягкую ткань и снабжена отдельной запиской, на бумаге карандашем, о времени (число и месяц) и месте (глубина, название промысла, направление от промысла) поимки рыбы.
  • 4) Вышеприведенные сведения, в форме выписки из дневника, должны быть доставлены безотлагательно вслед за окончанием лова в управление рыбными промыслами, для каспийской экспедиции.
  • 5) Кроме вышеупомянутых сведении, на особых печатных вопросных бланках, рассылаемых всем сельдепромышленникам, должна быть доставлена сводка сведении о ходе и лове сельди. Эти сведения должны быть доставлены смотрителю 8-го района при возвращении ему билетов; к нему же следует обращаться за разъяснениями могущих возникнуть при производстве наблюдении сомнении.

Гидрологическое снаряжение[править]

Для погружения приборов использовался стальной лин (3 мм в диаметре), который травили с большой ручной вьюшки через счетчик. Для определения температуры использовали чувствительные термометры, вставляемые в барометры, а также обыкновенные термометры Негретти-Замбра с падающим по линю грузом и обыкновенные термометры, которые служили для определения температуры поверхностных слоёв.

Для добывания проб воды применялись барометры большого и маленького размера (Петтерсона-Нансена), как новые, так и более старой конструкции. Затем они закрывались с помощью падающего по линю груза. Пробы воды исследовались ареометрически и титровались на содержание галоидов. Для полного исследования твердых веществ, содержащихся в водах Каспийского моря и для установления точных отношении между колличеством галоидов, определяемых титрованием, и общим колличеством солей собирались и тщательно сохранялись особые пробы воды из разных частей Каспийского моря и с разных глубин.

Что касается исследования газов, растворенных в воде, то во первых; для определения газов собирались пробы воды по способу Петтерсона, которые сохранялись в запаянных балонах; во вторых после получения воды производилось определение кислорода по изменённому способу Винклера; в третьих делалось определение сероводорода. Важным было то обстоятельство, что для химических работ в каюте оборудовали химическую лабораторию. Благодаря этому удавалось после получения проб воды, довольно быстро производить определение кислорода (по Винклеру) и сероводорода, а также получать результаты еще во время пребывания парахода на станции, что в свою очередь давало очень ценные указания для биологических работ.

Для определения прозрачности воды использовали диск Секки, а для определения цвета воды обычные скалы. Определение течения воды происходило тремя способами: во первых, обычным способом с помощью двух соединенных между собой сосудов, во вторых с помощью прибора Экмана, а в третьих, с помощью бросаемых в воду в большом колличестве бутылок. Определение течения по двум первым способам могло производиться лишь с неподвижного судна или со шлюпки. Но так как пароход Геок-Тепе не мог становиться на якорь на значительных глубинах, а ставить на якорь шлюпки во многих случаях было крайне затруднительно или вовсе невозможно, то применение обоих первых способов было довольно ограниченным.

Третий способ был применим везде и при всякой погоде, но он давал указания лишь относительно поверхности течений. Пароход “Андрей Первозванный” в свою очередь мог свободно становится на якорь на глубине нескольких сотен метров, спуская пару кошек, прикреплённых одна за другую к одному из толстых стальных тросов оттертрауля. Всего для определения течений бутылок было выброшено 960; из них в мае 1905 г 144 были уже доставлены обратно. Бутылки выбрасывались на каждой станции, где применялся этот метод.

Станции при этом выбирались так, чтобы получить несколько разрезов через Каспийское море. Такие разрезы были сделаны: 1) между Петровском и Тюб-Карагинским заливом, 2) через среднюю часть Каспия в северо восточном направлении к мыслу Песчаному, 3) от Дербента на юго-восток, 4) от мыса Куули к Апшеронскому полуострову, 5) от Красноводского залива к Баку и 6) от Баку к Ашур-Аде. Кроме того, бутылки выбрасывались и на различных отдельных станциях. Снаряжение для биологического исследования Каспийского моря распределялось на три группы аппаратов 1) орудия для собирания пелагических организмов. 2) орудия для собирания организмов, населяющих дно и придонные слои, и 3) орудия, специально предназначенные для ловли рыб. В орудия которые использовались для добывания пелагических организмов, попадались и придонные организмы.

Снаряжение парохода “Геок-Тепе”[править]

Для собирания пелагических организмов использовались 1) планктонные сетки Нансена, 2) планктонные сетки обыкновенного типа (сетки Апштейна), 3) сетки из редкой ткани и 4) большие пелагические сетки из мелкоячейной сетки и из особого рода канвы. Главную роль при изучении пелагических организмов во время работ по общему исследованию Каспийского моря играли закрывающиеся сетки Нансена из шелкового газа. Пелагические сетки из редкой ткани диаметром около 70 см. использовались для собирания более крупных ракообразных планктонов. Сетки эти были снабжены стаканчиками простого устройства. Были также сделаны сетки из канвы, одна по типу Нансеновской закрывающейся сетки.

Также для добывания пелагических животных использовали сачки или скребки; с их помощью иногда добывались мальки рыб. Для добывания организмов, населяющих дно и придонные слои, использовали драги, тралы Сигсби, тралы Петтерсона, салазочные тралы, скребки, и лот с храпами. Драги применялись обычного типа с наружным защитным мешком; размеры их были различные. В тех случаях, когда приходилось добывать ил с большой глубины, защитный мешок по большей части завязывали сзади. В этом случае ил не вымывался и получали более точные результаты.

Для биологических исследований использовали лот с храпами. Им добывали пробы грунта для бактереологических исследовании; при этом со всеми необходимыми предосторожностями брались пробы из средины принесённого лотом комка грунта, затем они помещались в стерилизованные сосуды. Кроме того брались пробы грунта без предосторожностей как для бактереологических, так и для других биологических, ботанических и зоологических исследовании. В некоторых случаях лот приносил пробы грунта с макроскопическими животными.

На “Геок-Тепе” также были специальные орудия для ловли рыб: ставные селёдочные сетки, плавные селёдочные сетки, ставные и плавные редкие сетки (красноловные) и крючковая снасть. Из всех этих орудий важное значение имели ставные селёдочные сетки. Использовали сетки различной частоты от 8 мм. до 45 мм. (1 вершок) от узла до узла. Это дало возможность добывать как крупных, так и очень мелких сельдей и отчасти других рыб. Приспособления на пароходе были расположены следующим образом. У правого борта перед кормовыми палубными каютами находилась большая ручная вьюшка с тонким стальным линем, служившем для работ с барометром, планктонными сетками и салазочными тралами.

Лин проходил через большой счетчик, который был прикреплён к высокой шлюпбалке. К задней мачте была приделана крепкая стрела, которая во время работ выводилась за правый борт, опираясь на особую подставку, укреплённую на борту. Стальной трос, предназначенный для работ с тралами (кроме салазочных) и драгами, а также с большими пелагическими сетками, был навит на вал паровой лебёдки, находившейся у задней мачты. На баке была укреплена небольшая ручная вьюшка с бронзовым линем, предназначенная для работ с пелагическими сетками. Лин проходил через небольшой счетчик, прикреплённый к шлюпбалке. Паровая лебёдка была очень плохой, работала слабо и неровно, и применять её для работы с гидрологическими приборами было невозможно.

Общее исследование Каспийского моря[править]

Первый рейс “Геок-Тепе”[править]

Начало работ парохода состоялось на полмесяца позднее, чем было запланировано. Первый рейс парохода длился с 28 февраля (11 марта) по 21 марта (3 апреля). Прибыл из Баку к окраинам больших глубин южной части Каспийского моря, оттуда в среднюю часть с заходом вАпшеронский пролив, затем в область больших глубин среднего Каспия, в Петровск, в Тюб-Караганский залив на Мангышлаке, затем на север до окраин льдов. Тем же маршрутом вернулся в Баку. По мнению руководителя экспедиции Книповича идти прямо в среднюю и северную часть Каспия было не целесообразно, так как во первых, было необходимо испытать приборы и различные приспособления в работе на разных глубинах, во вторых даже беглые предварительные работы в районе недалеко от Баку могли дать ценные результаты для дальнейшей работы.

Пароход "Геок-Тепе"

Станция № 1 лежала под 40º15'15 и 49º46'09'0, против Шиховой тони. Глубина равнялась 12 м, грунт был серый, частью желтоватый ил. Прежде всего были выставлены на 3-х якорях перпендикулярно к берегу 12 ставных селедочных сеток разной частоты. Выборка была произведена с 6 ч. 30 м. до 6 ч. 50 м. утра. Простояв таким образом около полусуток, сетки дали лишь два экземпляра бранжниковской сельди и одного морского судака.

Станция № 2 лежала под 39°57'10"М и 49°58'0. 29 февраля (13 марта) в 8 ч. 45. м. утра команда снялась с якоря и в 11 ч. утра пришла на станцию. Глубина была 273/4, грунт черный ил. После непродолжительного неудачного лова плавными селёдочными сетками, был произведен лов редкой пелагической сеткой и тралом Сигсби. Около 5 часов пополудни была послана шлюпка, чтобы выставить на ночь 12 ставных селёдочных сеток, которые простояли около 13 часов. Из них 14 (1 марта) были добыты 8 экземпляров гриммовской или астрабадской сельди длиной от 236 м до 360 км. (до конца средних лучей) и 7 экземпляров бражниковой сельди длиной от 235 до 345 мм.

Интересным результатом этого лова было константирование там сравнительно недалеко от Баку, присутствия южнокаспийской гриммовой сельди. При исследовании свежих экземпляров оказалось, что гриммовская сельдь кроме меньшего числа жаберных тычинок отличается от бражниковой более узкой формой и более бледной окраской. Как у гримовской, так и у бражниковской сельди замечалось позади жаберной крышки по черному пятну.

Станция № 3. На эту станцию экспедиция пришла 14 (1 марта) в 10 ч. 25 м. утра, которая находилась 39°40'№ и 50°10'05"0 по счислению; глубина 350 м, грунт серый ил. В течение пребывания на этой станции пароход “Геок-Тепе” сильно сносило: в 1 ч. 4 м. дня глубина была 391 м, в 1 ч. 53 м. пронесло на 945 м., в 2 ч. 40 м. барометр коснулся дна на 450 м, в 3 ч. 20 м. глубина была 397 м. В конце работ в 7 ч. 45 м. вечера положение было 39°31'30"№ и 50°03'30"0. После прихода на станцию был произведен неудачный лов 8-ми плавными селёдочными сетками на глубине 25-30 сажен. Неблагоприятные условия работы на этой станции и масса времени, ушедшее на гидрологические работы, не позволили произвести на станции достаточные биологические исследования.

Станция № 4. Находилась под 46°36'№ и 50°49'30"0 на границе между южной и средней частью Каспийского моря. Экспедиция прибыла на станцию 15 (2 марта) в 6 ч. 30 м. утра. Глубина была 106 м., грунт был иловой со множеством мертвых раковин. Также был произведен целый ряд различных биологических работ, давших обильный материал. Лов закрывающимися планктонными сетками Нансена дал обильный бурый планктон, с массой диатомовых водорослей. На глубине 100-50 м водорослей было меньше чем в слоях, выше лежащих.

Лов ставными селёдочными сетками (с 7 ч. 15 м. утра до 45 м. пополудни) дал два морских судака, 1 морскую сельдь и 14 молодых черноспинок. Двухкратный лов салазочным тралом дал, кроме массы схизопод, некоторое количество амфипод, копепод, мелких моллюсков, малька. Очень обильный материал дал трал Сигсби.

Станция № 5. В 2 ч. 25 м. пополудни пароход “Геок-Тепе”, державшийся до того, около выставленных селёдочных сеток, пошел на станцию № 5, которая находилась под 40°36'52"№ и 50°29'15"0, он прибыл в 4 ч. 15 м. пополудни. Глубина равнялась 40 м., грунт был серый ил. Из биологических работ там были произведены лишь две: лов планктонной сеткой Нансена (30-40 м), давший очень обильный бурый планктон, и лов большой драгой (в течении нескольких минут; вся работа с начала спуска до конца выборки заняла минут 20), давший преимущественно моллюскови амфипод.

Станция № 6. Около 6 ч. пополудни 15 (2 марта) пароход подошел к Апшеронскому маяку, где он и стал на ночь на якорь на станции № 6, которая находилась под 40°25'№ и 50°20'30"0 на глубине около 6 м (19 фунтов). На станции не производилось биологических работ, за исключением лова сеткой с мясом, в которую набралось значительное количество длиннопалых раков.

Станция № 7. Снявшись с якоря 16 (3 марта) в 6 ч. 15 м. утра, в 7 ч. 50 м. утра пароход прибыл на станцию № 7, которая находилась под 40°36'35"№ и 50°12'20"0 недалеко от мыса Амбуранского на северной стороне Апшеронского полуострова. Глубина равнялась там 20 м. Планктон оказался обильным, по преимуществу растительным. После неудачного 2-х часового лова ставными селёдочными сетками был пущен в дело салазочный трал, в который попал между прочим малек сельди. В 10 ч. 55 м. утра пароход пошел далее на север.

Карта глубин Каспийского моря.

Станция № 8. Станция № 8 на которую пароход пришел в 2 часа пополудни, лежала под 41°08'06"№ и 50°03'30"0. Глубина равнялась 114, грунт был ил. Сильное волнение и дрейф судна делали невозможной работу планктонными сетками. Попытка вертикального лова малой редкой пелагической сеткой дала лишь незначительное количество копепод. Двухкратный лов салазочным тралом дал 6 мальков сзади. В 6 ч. 25 м. пополудни пароход пошел далее на север.

Станция № 9. Станция № 9 лежала под 41°53'№ и 49°56'30"0. Определение глубины дало цифру 864 м., но по условиям работы эту цифру нельзя было считать надежной: во всяком случае экспедиция находилась в области глубин более 400 с.. т.е более 700 м. Грунт был ил. Сильное волнение и ветер исключали возможность работы планктонными сетками, и экспедиция должна была ограничиться орудиями для придонного лова тралом Петерсона, драгой и тралом Сигсби. Задача сводилась к выяснению вопроса, существует ли на больших глубинах в Каспии какая либо фауна или найболее глубоких слоях этого моря нет жизни ?.

Приблизительно получасовой лов тралом Петерсона не дал ни каких результатов. Лов тралом Сигсби также не дал никаких результатов. Эти результаты работы говорили о том, что на больших глубинах нет жизни. Этот вывод был вполне подтвержден позднейшими исследованиями экспедиции. В 7 ч. 20 м. пополудни пароход продолжил путь направляясь к Петровску.

Станция № 10. 18 (5 марта) в 6 ч. 15 м. по полуночи пароход пришел на станцию № 10, которая лежала под 42°17'30"№ и 48°31'0 на №0 от Дербента. Глубина равнялась 65 м, грунт состоял из раковин. Лов с помощью ставных селёдочных сетей в течении 2-х часов не дал никаких результатов. Планктонные сетки Нансена дали богатый, преимущественно растительный планктон с значительным количеством копепод, которых было больше в глубоких слоях. Очень обильный материал лов тралом Сигсби приблизительно в течении 20 минут. В 10 ч. 25 м. по полуночи экспедиция окончила все работы на этой станции и отправилась к Петровску.

Станция № 11. Эта станция находилась на 42°38'43"№ и 47°48'0". Глубина была 13 м., грунт серый ил. Лов планктонной сеткой Нансена от 10 м. до поверхности дал необыкновенно богатый растительный планктон с примесью ракообразных. В сетку с мясом в несколько минут набралась масса амфипод. 19 (6 марта) в 4 ч. 35 м. пополуночи пароход снялся с якоря и в 11 ч. 15 м. прибыл в Петровск. Пребывание в Петровске довольно сильно затянулось: первые дни ушли на отдых команды, затем пришлось наливаться мазутом, а когда всё было готово, наступила бурная непогода, при которой было невозможно проводить какие либо работы. Лишь 25 (12 марта) в 1 ч. 15 м. по полудни “Геок-Тепе” вышел из Петровска и пошел по направлению к Александрийскому форту.

Станция № 12. На эту станцию, которая находилась под 43°07'15"№ и 47°40'45"0 пароход пришел в 2 ч. 30 м. пополудни. Глубина была 20 м., грунт- ил с массой раковин. Продолжительный лов саазочным тралом (лин зацепился за руль и его долгое время не могли освободить) дал массу материала.

Станция № 13. Снявшись с якоря около 8 ч. утра, к 11 ч. пароход подошел на эту станцию, которая находилась под 43°29'№ и 48°20'0. Глубина была 36 м., грунт- светлый песчанистый ил с массовой раковин. Около 12 ч. были выствалены и до 5 ч. пополудни выбраны ставные селёдочные сетки, не давшие ничего. После неудачного лова пелагической сеткой из канвы в 5 ч. 30 м. пополудни пароход пошел далее.

Станция № 14. 27 (14 мата) пароход остановился на этой станции, которая находилась под 44°21'30"№ и 49°50'0". Глубина была 34 м., грунт- ил с крупной ракушей. Двухчасовой лов плавными селёдочными сетками был неудачен (попалась лишь 1 морская игла). Сильный дрейф мешал также работе планктонной сеткой, которая дала лишь незначительное количество планктона. Лов тралом Петерсона и затем малой драгой дал массу мертвых раковин.

Станция № 15. На эту станцию, которая находилась под 44°33'15"№ и 50°15'30"0 пароход пришел в 5 ч. пополудни. Глубина была около 9 м., грунт серый ил с водорослями.

Станция № 16. К вечеру 28 (15) марта пароход “Геок-Тепе” вышел из Тюб-Караганского залива и в 6 ч. стал к западу острова Кулалы на станцию № 16, которая находилась под 44°52'№ и 49°56'15"0. Глубина была 8 м., грунт- серый ил.

Станция № 17. В 7 ч. утра 29 (16) марта пароход пошел далее на север. В 10 ч. 15 м. появился справа от курса лёд в виде небольшой полосы. В 11 ч. 15 м. пароход пришел на станцию № 17, которая находилась под 45°33'№ и 49°51'30"0. Глубина была 6 м., грунт- песок и ракушка. Для собирания планктона в виду малой глубины сетку тащили в течении 7 минут за шлюпкой.

Станция № 18. В 5 ч. 5 м. пополудни пароход пришел на станцию № 18, которая находилась под 45°36'№ и 50°11'0, так как идти далее на восток в бороздину и стать там на якорь на ночь, чтобы произвести лов ставными сетками, командир парохода не считал возможным в виду того, что с севера надвигался лёд. Глубина была 6 м., грунт состоял из крупной ракуши.

Станция № 19. 29 (16) марта в 6 ч 20 м. по полудни пароход “Геок-Тепе” пошел на юг и стал на якорь у острова Кулалы, на котором нахадилась станция № 19 (45°09'№ и 49°50'30"0). Глубина была 9 м., грунт- песок с массой ракуши, преимущественно мелкой.

Станция № 20. Станция № 20 лежала под 44°03'№ и 49°19'30"0 в Петровске. Глубина была 32 м., грунт- серый песок и ракуша. Лов ставными селёдочными сетками в течении приблизительно 2-х, 3-х часов (с 4 часов пополудни) не дал ничего. Пребывание на этой станции было недолгим и 20 марта “Геок-Тепе” пришел на намеченную станцию в области больших глубин средней части Каспийского моря.

Станция № 21. Станция № 21 лежала под 42°04'30"№ и 49°34'45"0. Глубина была 718 м., грунт ил. Ко времени прихода на станцию зыбь утихла, слабый ветер обуславливал небольшой дрейф и работа планктонной сеткой Нансена была вполне возможна. Но после полудня погода испортилась, началась качка, развился значительный дрейф, и в 3 ч. 30 м., экспедиция была вынуждена прекратить работу и отправиться в Баку. Лов сеткой Нансена был произведен на следующих глубинах: 50-О м., 100-50 м., 150-100 м., 200-150 м., 250-200 м., 300-250 м., 350-300 м. Попытки исследовать более глубокие слои не удались из-за непогоды и определить нижнюю границу животной жизни в планктоне было не возможным.

Второй рейс “Геок-Тепе”[править]

Второй рейс “Геок-Тепе” проходил с 2(15) по 4(17) апреля, пароход выбыл из Баку в область больших глубин южной части Каспийского моря. Но из-за последствий непогоды этот рейс был коротким. Руководители экспедиции побывали на промысле Мартиросова на Шиховой косе и производить лов сельди. Лов как и в других местах побережья, был на неводных тонях, которые находились вокруг оборудованных промыслов, представляющих собой пункты приёмки и обработки рыбы.

Станция № 22. 2 апреля (15) в 3 ч. 40 м. пополудни пароход снялся с якоря и в 6 ч. пополудни пришел на станцию № 22 под 40°00'45"№ и 49°57'0. Глубина была 21 м., грунт- черноватый ил. Трал Петерсона дал громадную массу материала, из которого пришлось разобрать лишь часть. Ограничившись этими биологическими работами, в 8 ч. вечера экспедиция пошла дальше в область больших глубин южного Каспия.

Станция № 23. На этой станции пароход остановился 3(16) апреля в 6 ч. утра под 38°56'15"№ и 50°43'0. При определении глубины и работах с планктонными сетками определяли приблизительно угол отклонения линии от вертикального направления и вводили соответственные поправки. Определённая таким образом глубина оказалась равной 927 или 912 м. Так как необходимо было прежде всего выяснить вертикальное распределение организмов в южной части Каспийского моря, то найболее важны были работы с помощью закрывающихся сеток Нансена. Методический лов этими сетками при большой глубине занял много времени.

Третий рейс “Геок-Тепе”[править]

Третий рейс “Геок-Тепе” проходил с 7 (20) апреля по 20 апреля (3 мая). Пароход выбыл из Баку в область наибольших глубин южной части Каспийского моря и оттуда в Ашур-Аде при входе в Астраханский залив. Между тем как пароход “Геок-Тепе” оставался здесь на якоре, члены экспедиции сделали трехдневный рейс по Астрабадскому заливу на пароходе “Красноводск”. Из Ашур-Аде “Геок-Тепе” пошел в Красноводск, затем к мысу Куули и, наконец, в Баку.

Станция № 24. В 4 часа пополудни пароход остановился на станции № 24 под 39°54'№" и 50°60'0", очевидно, что положение было указано ошибочно, так как широта и долгота указывали на мелководную часть южного Каспия. Глубина была 557 м., грунт-серый ил. Сеткой Нансена с 20-ти метровой глубины был добыт планктон. Планктон был очень обилен, не смотря на то, что сетка прошла лишь через сравнительно тонкий слой. Получив пробы черного липкого ила для бактериологических целей на глубине 557 м. Затем пароход повернул обратно, взяв новую пробу на глубине 463 м.

Станция № 25. Находилась под 39°47'№" и 50°10'0". Глубина равнялась 264 м., грунт был иловой с трубочками червей. Из биологических работ были произведен лов тралом Сигсби. На глубине 264 м., т.е. более 144 морских сажен, были добыты личинки двукрылых насекомых. Позднее их обнаружили на еще большей глубине.

Станция № 26. Станция находилась под 38°57'№" и 50°35'0". Глубина была 788 м., грунт был ил. Сильная зыбь делала работу почти невозможной, при попытке лова канвовая сетка лопнула. Пришлось ограничиться пробами грунта для бактериологических исследовании и гидрологических наблюдении.

Станция № 27. На этой станции, которая находилась под 38°45'30"№ и 51°22'0", глубина была 487 м., грунт был серый и белый ил. Несмотря на зыбь, там удалось произвести некоторые работы, дополняющие те, которые были выполнены во время предыдущего рейса. Планктон на глубине 37 м., оказался обильным, студенистым.

Станция № 28. Станция находилась под 38°04'№" и 52°19'0". Станция эта лежала уже на восточной окраине котловины южной части Каспийского моря. Глубина была 203 м., грунт был иловой. Так как для экспедиции большой интерес представляло выяснение состава фауны на больших глубинах близ границы животной жизни, то было решено произвести ряд работ по близости от этой станции, но на больших глубинах.

Станция № 29. Лежала под 38°58'№" и 52°22'0". Глубина была 294-282 м. Грунт был белый ил с черными прослойками.

Станция № 30. Эта станция на которую пароход пришел 22 (9) апреля по близости от предыдущей под 38°00'№" и 52°17'30"0. Глубина была 334 м., грунт-белый ил.

Станция № 31. Лежала под 37°55'№" и 52°20'0". Глубина была 394 м., грунт-белый ил. На какой глубине тралом были захвачены те или другие животные, определить было невозможно, так как во время подъема трал обливал всю толщу воды. Трал Сигсби принес только мертвых моллюсков, ни одного живого животного добыть не удалось. В ч. 10. пополудни экспедиция окончила все работы и пошла далее в юговосточную часть Каспийского моря.

Станция № 32. Станция лежала под 37°47'30"№" и 53°05'0". Глубина была 21 м., грунт-белый ил.

Станция № 33. Станция находилась под 36°58'30"№" и 54°01'0". Глубина была около 4 м., грунт-песок. Планктон оказался чрезвычайно обильным, в нём было много мальков и сельди.

Станция № 34. Перейдя отсюда в Астрабадский, около 5 часов пополудни пароход стал на якорь от Ашур-Аде. Положение станции было 36°53'№" и 53°55'0". Глубина на месте стоянки была 5 м., грунт-иловой с массой водорослей. Около 7 ч. вечера экспедиция отправилась на лов на ночь на шлюпке со ставными селёдочными и плавными красноволосыми сетками.

Рейс парохода “Красноводск”[править]

Станция № 35. 25 (12) апреля в 11 ч. экспедиция перешла на пароход Красноводск”. Станция находилась 36°52'15"№" и 53°57'15"0. Глубина была 5 м., грунт-серый ил с сильным запахом сероводорода и массой водорослей.

Станция № 36. Лежала под 36°48'58"№" и 53°46'15"0". Глубина была 4 м., грунт-ил с ракушей, поросший водорослями.

Станция № 37. Лежала под 36°48'№" и 53°39'22"0". Глубина была весьма незначительной около 2-х м., грунт-серый ил с ракушей, издававший запах сероводорода.

Станция № 38. Лежала под 36°47'30"№" и 53°39'15"0" около берега. Глубина была 4 фута, грунт был иловой.

Станция № 39. Вечером 26 (13) апреля экспедиция перешла на станцию № 39 у северного берега Астрабадского залива под 36°53'№ и 53°41'55"0". Глубина была 11 футов, грунт ил.

Станция № 40. 27 (14) апреля “Красноводск”, зайдя в Ашур-Аде и к Ашур-Адесскому маяку, около 6 ч., пополудни стал на якорь на станции № 40, против устьев реки Кара-Су в юго-восточной части Астрабадского заливапод 36°50'15"№" и 54°02'40"0". Глубина была 3 метра, грунт глинистый. Около 7 ч. вечера были выставлены ставные селёдочные и редкие красноловные сетки, которые были подняты в 6 ч. утра следующего дня. 28 (15) апреля в 6 ч. утра пароход снялся с якоря и пошел к “Геок-Тепе”.

Станция № 41. В 12 ч. 20 м. 28 (15) апреля “Геок-Тепе” снялся с якоря и пошел на север. В 8 ч. вечера стал на якорь на станции № 41 под 37°55'№" и 53°33'0". Глубина равнялась 11 м., грунт был белый ил. Здесь были выставлены ставные селёдочные и красноловные сетки, которые были подняты в 5-м часу утра следующего дня. Желая выяснить изменения в составе планктона верхних слоев, Книпович 28 (15) и 29 (16) апреля произвел здесь лов.

Станция № 42. 29 (16) апреля в 7 ч. 20 м. пополудни “Геок-Тепе” пришел на станцию № 42 под 39°34'15"№ и 53°05'45"0 перед входом в Красноводский залив, где он и стал на якорь на ночь. Глубина равнялась 15 м., грунт был черный ил с гнилостным запахом.

Станция № 43. 30 (17) апреля в 8 ч. 30 м. пароход сеялся с якоря и вошел в Красноводский залив. Станция № 43 лежала под 39°46'45"№ и 53°09'15"0. Глубина равнялась 8 м., грунт был серый песок с ракушей и илом, издававший запах сероводорода.

Станция № 44. 30 (17) апреля около 4 ч. пополудни пароход “Геок-Тепе” пришел на станцию № 44, которая лежала в бухте Муравьёва близ Красноводска под 39°59'№ и 52°59'30"0. Глубина была 4-3 м., грунт-мелкий песок и ил с запахом.

Станция № 45. В 8 ч. 40 м. утра “Геок-Тепе” снялся с якоря и выйдя из Красноводского залива, направился на север. В 4 ч. пополудни “Геок-Тепе” остановился у мыса Куули на станции № 45 и произведя 20-минутный лов тралом Петерсона встал на якорь. Положение станции было 40°13'15"№ и 52°45'15"0. Глубина была 14 м, грунт каменистый с ракушей и множеством водорослей.

Станция № 46. В 9 ч. утра “Геок-Тепе” пришел на станцию № 46 под 40°18'№ и 52°04'0. Глубина была 64 м, грунт-мелкая ракуша. Окончив работы на этой станции “Геок-Тепе” продолжил путь на запад. Предпологалось исследовать область относительно глубокого желоба, соединяющего котловину среднего Каспия с котловиной южного.

Станция № 47. На эту станцию под 40°26'№ и 51°21'30"0. Глубина равнялась 204 м., грунт состоял из ила с раковинами. 2 (15) мая около 8 часов вечера были выставлены ставные селёдочные сетки, при которых была оставлена шлюпка с фонарями. В 4 ч. утра пароход пошел в Баку, куда он и прибыл около полудня того же дня.

Работы около Баку[править]

Интересные данные третьего рейса на пароходе “Геок-Тепе” вместе с результатами работ в Астрабадском заливе заставляли как можно скорее приступить к продолжению работ. Настоятельно нужно было немедленно приступить к работам в югозападной части Каспия, каждый день был дорог. К сожалению парод “Геок-Тепе” неожиданно получил предписание произвести опыты с новым изобретением для поднятия затонувших судов. Эти опыты, повидимому, не давшие никаких определённых результатов, задержали “Геок-Тепе” в Баку до 14 (1) мая, чем был нанасен громадный вред работам экспедиции.

За время пребывания парохода “Геок-Тепе” в Баку были произведены три серии работ: две поездки на паровом катере Проворный к островам Вульф и Нарген и поездка на сельдяной промысел Мартиросова.

Станция № 48. Первая станция (№ 48) лежала под 40°19'45"№ и 49°53'20"0. Глубина была 12 м., грунт-ил с раковинами и водорослями.

Станция № 49. Находилась на острове Нарген под 40°18'30"№ и 49°55'20"0 в береговой зоне, на поверхности и в углубнениях скал.

Станция № 50. Была под 40°17'15"№ и 49°55'15"0 около острова Наргена. Глубина была 8 м., грунт-серый ил с ракушей. Произведя там лов драгой, экспедиция около 2-х ч. пополудни возвратилась в Баку. Следующая на катере Проворный была 9 (22) мая. Выйдя в 9 ч. 25 м. утра из Баку, экспедиция направилась к Биби-Эйбату, дабы выяснить существует ли на дне бухты перед ним какая либо фауна.

Станция № 51. Лежала под 40°19'35"№ 49°50'45"0 перед Биби-Эйбатом. Глубина была 6 м., грунт состоял из ила с раковинами и нефтью. Станция находилась на месте сильного выделения газов. Драга не дала здесь никаких животных, тоже повторилось и при входе в бухту.

Станция № 52. Перейдя к острову Вульфу, экспедиция произвела ряд работ на берегу и около него. Положение станции № 52 было 40°17'№ и 49°59'45"0.

Станция № 53. В 4 ч. пополудни пароход перешел на станцию № 53, которая находилась 40°17'30"№ и 50°01'0".Глубина была 9 м., грунт ил с раковинами.

Станция № 54. Эта станция находилась на промысле Мартиросова у Шиховой тони, на неё экспедиция отправилась из Баку на лошадях.

Четвертый рейс “Геок-Тепе”[править]

Четвертый рейс с 1(14) по 5(18) мая был посвящен изучению юго-западной части моря, Геок-Тепе прошел к устьям Куры, к входу в Кызылагачский залив, в Ленкорань, Астару и в область больших глубин южной части моря.

Станция № 55. В 10 ч. утра экспедиция пришла на станцию № 55, которая находилась под 40°16'№ и 49°54'0". Глубина была 15 м., грунт серый ил с песком и ракушей. Из биологических работ здесь был произведен лишь сбор планктона Нансеновской сеткой на глубине 11-0 м.

Станция № 56. В 6 ч. пополудни того же дня экспедиция стала перед так называемым Зюдостовым Култуком, заливом немного южнее реки Куры. Положение станции было: 39°17'45"№ и 49°22'15"0. Глубина была 18 м., грунт ил. С 7 до 9 часов вечера были выставлены ставные селёдочные сетки, ставные редкие и крючковая снасть, которые и были выбраны с 5 ч. 10 м. до 6 ч. 5 м. утра.

Станция № 57. На эту станцию экспедиция подошла в 9 ч. 20 м. пересекла резкую границу бурой воды и вступила в зеленую воду. Станция находилась под 39°04'52"№ и 49°23'15"0. Глубина была 49-54 м., грунт был черный ил.

Станция № 58. В 4 ч. пополудни Геок-Тепе пошел далее на юг и в начале 7-го ч. остановился на станции № 58 под 38°55'30"№ и 49°08'15"0, перед входом в Кизил-Агачский залив. Глубина была 11 м., грунт-темно-серый ил. С 7 до 9 ч. пополудни были выставлены ставные селёдочные сетки, ставные редкие и крючковая снасть. В 5-м часу утра приступили к выборке их, причем опять положительные результаты дали лишь ставные селёдочные сетки.

Станция № 59. Желая пройти в Кизил-Агачский залив, экспедиция пошла в этом направлении, но скоро они убедились, что там совсех сторон расставлено множество ставных сетей. Станция находилась под 38°57'№ и 49°06'0. Глубина была 25-22 фута, грунт-ил.

Станция № 60. На эту станцию Геок-Тепе пришел в 11.15 м. утра в Ленкорань, где он и встал на якорь, на станцию № 60 под 38°46'№ и 48°52'0. Глубина была 7 м., грунт-серый ил. Предпологая перейти к ночи к Астаре и там выставить селёдочные сетки, экспедиция ограничилась сравнительно немногими работами перед Ленкоранью. Станция № 61.

Пятый рейс “Геок-Тепе”[править]

Дополнительные работы в низовьях Волги в июне 1904[править]

Результаты по исследованию Каспийского моря[править]

Источники[править]

Ссылки[править]