Сатана (слово)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Сатана — слово, используемое в русском языке одновременно как имя собственное и нарицательное, одушевленное, одновременно в мужском и женском роде. По родам не склоняется, формы множественного числа в некоторых падежах, включая именительный, не существует и не существовало на протяжении всей истории существования слова. В древнерусских источниках встречается форма двойственного числа, как общепринятая в то время форма обращения к владетельной или титулованной особе.

В словарях[править]

Вот что говорит об этом слове портал Грамота. Ру:

САТАНА, -ы; м. и ж. [греч. satanas из др.-евр.]

1. [с прописной буквы] только м. По религиозным представлениям: глава злых духов, воплощение злого начала; властелин ада, дьявол, чёрт. Сатана там правит бал (книжн.; там действуют силы зла). в сравн. Смотреть сатаной. Злой как сатана.

2. Разг.

О ком-л. нехорошем, недобром. Отстань, с. * Муж и жена — одна сатана (посл.; их мысли, поведение одинаковы). ◊ Сатана его (их и т. п.) знает (см. Знать). Сатана меня (его, её, нас, их и т. п.) возьми. Выражение негодования, возмущения, удивления, досады кем-, чем-л. Сатанинский (см.).

Происхождение слова[править]

Слово пришло в русский язык из греческих переводов Библии, куда оно в свою очередь попало из первого перевода Ветхого Завета — Септуагинты. В греческом языке Септуагинты это слово было прямым заимствованием из современного ему арамейского (שָׂטָן), куда пришло в свою очередь из древнееврейского. Одновременно из греческого слово это с переводами Библии перешло в латынь, а из нее — в большинство современных языков мира.

Имя собственное или нарицательное?[править]

Судя по всему с самого начала, то есть со времени составления книг иудейского канона, это слово использовалось в них и как имя собственное и как нарицательное. Как имя собственное слово использовано в Зах. 3:1-2, 1 Пар. 21:1, Иов 1-2, как нарицательное — в Числ. 22:22, 1 Цар. 29:4. Такая двойственность связана с древней еврейской традицией формирования личных имен из прилагательных, зачастую с использованием в качестве форманта постфикса «-il»(поздний «-el»), например Михаэль — «подобный Богу», Израиль — «борющийся с Богом», Бецалель — «ходящий под Богом» и т. д.. Само древнееврейское прилагательное «сатана» обозначало буквально «противостоящий», и именно подобным образом определялся например в древнем каноническом тексте Иисус Навин по отношению к своим противникам. Соответственно прилагательное «сатанаил» обозначало как буквально «противостоящий Богу», так и имя собственное. Тот факт, что толковники, переводя на греческий язык Ветхий Завет, перенесли в текст слово «Сатана» фонетически, предварив его греческой калькой понятия — διαβολος — свидетельствует о том, что уже на тот момент это слово рассматривалось как имя собственное, достаточно упомянуть, что подобным же образом (то есть без буквального перевода) в текст Септуагинты попали и все образованные аналогичным способом имена ветхозаветных пророков, царей и прочих персонажей. В дальнейшем, когда слово «диавол» тоже стало использоваться не как обычное прилагательное, а как существительное, его стали заменять при переводе уже чисто русским синонимом «супостат» (видимо через греч. ἀντιστάτης, πολέμιος, ἀντίπαλος, σύμμαχος, ὑπεναντίος), из-за чего и это слово со временем приобрело специфическую характеристическую окраску.

В Новом Завете слово уже использовалось только как имя собственное - в Лк.10:18, 2Кор.11:14. Также исключительно как имя собственное использовали это слово раннехристианские апокрифы — «Откровение (Апокалипсис) Варуха» и «Славянская книга Еноха».