Сергей Нестерович:Формальная этика и теория субъекта. Часть I

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Формальная этика и теория субъекта


Часть I
Автор:
Сергей Нестерович











−1. То, что здесь используется в ряде случаев 'переопределение' общепонятных на бытовом уровне терминов, не должно смущать. Я старался совершать такое только в том случае, если 'бытовой' термин представлялся мне нагромождением различных понятий, которое подлежит уточнению.

0. Наблюдатель, атомарный универсум, сложность.

0.1 Определим сцену как набор сущностей, который мы можем обсуждать каким-то образом.

0.1.1 В качестве обсуждения мы понимаем обсуждение в рамках данного текста либо в других рамках, использующих контекст и термины настоящего текста. Понятие обсуждения далее считается интуитивно понятным и дополнительных определений к нему не предоставляется.

0.1.2 Определим суперпозицию сущностей как логический приём использование которого позволяет указать на две и более сущностей как на единую.

0.2 Определим наблюдателя как сущность, способную к различению.

0.3 Отметим, что истино атомарной сущностью, то есть сущностью, которую невозможно задать через суперпозицию конечного числа сущностей, следует считать только полный универсум который сам по себе ни на что не способен.

0.3.1 Тем не менее, чтобы продвинуться вперёд, мы вынуждены считать некоторые из далее обсуждаемых сущностей почти атомарными, то есть самостоятельными объектами не обладающими какой-то описуемой внутренней структурой.

0.4 Восприятие, постулирование, осознание разницы, то есть понимание что нечто и нечто — не одно и тоже, а разное, называется различением.

0.4.1 Наблюдение какой-то сущности является различением этой сущности и того, что ею не является.

0.4.2 Горизонтом наблюдения назовём максимально возможную к наблюдению суперпозицию сущностей.

0.5 Определим сложность как характеристику разницы между чем-то и чем-то. Система, ситуация, объект тем сложнее, чем больше разницы между её составными частями или элементами. Сложность может быть измерена количественно, однако для ряда сцен не возможно определить естественный и единственный способ измерения сложности, а, напротив, существуют различные её меры. Тем не менее для наиболее простых сцен, можно определить единственную и естественную шкалу измерения сложности.

0.5.1 Естественная сложность сцены будет равна количеству различаемых почти атомарных сущностей.

Таким образом, атомарный универсум един и не способен различить что либо. В сцене, состоящий только из универсума, невозможно различить что либо. Естественная сложность такой сцены равна 0.

Напротив, для сцены, включающей в себя наблюдателя, заведомо возможно различить как минимум две различных входящих в неё сущности. Обсуждение сцен с двумя и более универсумами оставим за рамками настоящего текста.

0.6 Очевидно, что первым шагом в усложнении универсума, является появление элементарного наблюдателя, способного различать себя самого и всё остальное.

0.6.1 Из этого следует, что 'всё остальное' не может включать в себя самого элементарного наблюдателя в качестве подмножества, так как в противном случае оказалось бы, что различаются 3 сущности — элементарный наблюдатель, всё остальное и суперпозиция элементарного наблюдателя и всего остального.

0.6.2 Естественная сложность сцены с элементарным наблюдателем равна 2.

0.6.3 Сцену с естественной сложностью равной единице мы обсудим как-нибудь потом.

0.6.4 Естественная сложность сцены с наблюдателем, способным различать себя, 'всё остальное' и суперпозицию себя и всего остального не может быть определена логически корректным образом как и естественная сложность любой сцены, в которой можно обсуждать суперпозицию сущностей.

0.6.5 Тем не менее мы можем определить априорно-минимальную сложность сцены в которой возможно обсуждение суперпозиции сущностей в качестве естественной сложности сцены с тем же набором сущностей, но действующим запретом на обсуждение их суперпозиции.

0.7 Важным следствием 0.6.1 является то, что элементарный наблюдатель не способен к наблюдению универсума. Более сильное следствие из 0.6.1 можно определить как то, что минимальная естественная сложность сцены которую возможно наблюдать равна 2. Это означает, что сцена с универсумом является принципиально ненаблюдаемой. Данное утверждение не задаёт принципиальную невозможность какого-то восприятия универсума. Оно задаёт одну из границ применимости нашей теории.

1. Внутреннее и внешнее. Время. Поведение.

1.1 Обозначим в качестве внутренних сущности относящиеся к наблюдателю, в качестве внешних — сущности, не относящиеся к нему.

1.1.1 Для элементарного наблюдателя из пункта 0.6 внутренним является он сам, а внешним — всё остальное.

1.2 Обозначим в качестве вложенной (локальной) сцены, сцену, в которой обсуждается только часть сущностей, обсуждаемых во включающей сцене.

1.2.1 Отметим, что выбор сущностей для обсуждения в локальной сцене является с точки зрения самого наблюдателя произвольным.

1.2.2 Назовём внутренней сценой локальную сцену, включающую внутренние сущности наблюдателя, внешней сценой — локальную сцену, включающую внешние сущности наблюдателя.

1.2.2.1 Отметим, что естественная сложность внутренней и внешней сцен элементарного наблюдателя была бы равна 1, что противоречит 0.5.1, 0.6, 0.6.2. Это означает, что обсуждение таких сцен не является приемлемым.

1.3 Предположим, наблюдатель способен различать себя и некую сущность (сущности). Если для двух различаемых наблюдателем актов наблюдения наблюдатель различил горизонты наблюдения локальной сцены, то мы можем говорить о том, что в этой локальной сцене осуществилось изменение. Важным и тонким моментом является тот факт что локальную сцену мы продолжаем считать одной и той же (неразличимой с самой собой), в то время как состав сущностей, которая обсуждается в этой сцене, нами изменён. Ещё раз отмечу, что он изменён нами в процессе обсуждения, так как наблюдатель такую сущность как локальная сцена может сам по себе и не различать (не рефлектировать). Более того, с точки зрения наблюдателя каждый из актов наблюдения просто происходит в разных локальных сценах.

1.4 Единичное изменение задаёт единичный сдвиг в течении времени которое мы определим как сцену, включающую не менее двух различаемых локальных сцен с одним и тем же (не различаемым) наблюдателем.

1.4.1 Течение времени — это смена обсуждаемых локальных сцен.

1.5 Рефлексирующим наблюдателем мы назовём такого наблюдателя, для которого можно определить внутреннее время, то есть не менее двух внутренних сцен.

1.5.1 Априорно-минимальная сложность рефлексирующего наблюдателя больше или равна 2.

1.6 Смену внутренних сцен рефлексирующего наблюдателя мы назовём поведением.

1.7 Определим последовательность как упорядоченное перечисление обсуждаемых сущностей. Понятие последовательности считается интуитивно понятным (потому что определять его мне сейчас лень) и уточнению, наверное, не подлежит.

1.8 Определим в качестве детерминированного такое поведение, для которого зная конечную последовательность поведения наблюдателя можно предсказать его поведение на следующем единичном сдвиге времени.

1.9 Естественным образом вводится понятие вероятностно-детерминированного поведения наблюдателя, то есть такого поведения, для которого знание конечной последовательности поведения даёт возможность предсказать его поведение на следующем единичном сдвиге времени с определённой вероятностью того, что наше предсказание окажется верным.

1.9.1 Детерминированное поведение является частным случаем вероятностно-детерминированного.

1.9.2 Вопрос об «истинных» причинах, которые якобы должны детерминировать вероятностно-детерминированное поведение оставим за пределами обсуждения.

1.10 Недетерминированным считается такое поведение, знание конечной последовательности которого не даёт возможность предсказать его поведение на следующем единичном сдвиге времени.

2. Автоматы. Коммуникация. Управление. Субъекты.

2.1 Автоматом называется наблюдатель с детерминированным поведением.

2.2 Вероятностным автоматом называется наблюдатель с вероятностно-детерминированным поведением.

2.3 Назовём расширенным наблюдателем (он может быть простым или вероятностным) локальную сцену, включающую в себя суперпозицию автомата и выбранных нами внешних сущностей, наблюдаемых автоматом.

Суперпозицию этих выбранных сущностей, не включающую в себя автомат, назовём внешним контекстом автомата.

2.3.1. В том случае, если расширенный наблюдатель сохраняет по крайней мере свойства вероятностного автомата, мы говорим о том, что между автоматом и его внешним контекстом осуществляется коммуникация. Такой автомат называется коммуницирующим.

2.4 Если точность предсказания поведения расширенного автомата больше точности предсказания поведения коммуницирующего автомата, мы говорим о том, что коммуникация преимущественно направлена внутрь. Если точность предсказания поведения расширенного автомата меньше точности предсказания поведения коммуницирующего автомата, мы говорим о том, что коммуникация преимущественно направлена наружу. При одинаковых вероятностях мы говорим о симметрично направленной коммуникации.

2.5. Рассмотрим локальную сцену из двух коммуницирующих между собой автоматов. В том случае, если она не является симметричной, то тот автомат, внутрь которого преимущественно направлена коммуникация назовём управляемым, а тот, наружу которого преимущественно направлена коммуникация — управляющим. Суперпозицию из этих автоматов мы назовём автоматом со внутренним управлением.

2.5.1 Определим внутреннюю управляемость как меру. Будем считать её равной v/(v1*v2) где v — вероятность успешного предсказания поведения автомата со внутренним управлением, v1 и v2 — вероятность успешного предсказания управляемого и управляющего автоматов. По очевидному соображению, невозможно существование автоматов с внутренним управлением, чья внутренняя управляемость <=1.

2.6 Назовём субъектом вероятностный автомат, осуществляющий хотя бы одну коммуникацию с внешним контекстом в том случае, если образуемый при акте коммуникации расширенный автомат является автоматом со внутренним управлением и субъект является преимущественно управляющим автоматом. Из такого определения вытекает то, что субъект с большей вероятностью меняет внешнюю сцену, чем внутреннюю.

2.6.1 Назовём внешний контекст субъекта из 2.6 его средой обитания.

2.6.2 В силу 2.5.1 детерминированный автомат не может быть субъектом.

2.7 Назовём субъективным временем внутреннее время субъекта, а объективным — внутреннее время расширенного автомата, образуемого субъектом и его внешним контекстом. Следствием 2.6 является тот факт, что течение субъективного времени медленнее течения объективного времени. Отношение скоростей объективного и субъективного времени равно внутренней управляемости этого расширенного автомата. Очевидно, что при бесконечной управляемости внешнего контекста субъективное время фактически отсутствует. Что подтверждается обычным пониманием взаимоотношения времени и Творца в различных монотеистических религиях.

3. Желания. Этика. Эстетика.

3.1 Тот факт, что фактическая коммуникация в автомате со внутренним управлением идёт в обоих направлениях (просто одно из них доминирует), позволяет нам определить суперпозицию субъекта и его среды обитания в качестве гомеостата, отправив желающих за подробными определениями к справочнику по кибернетике.

3.1.1 Определим желания как прогнозируемое поведение субъекта. Желания не всегда выполяются, но их выполнение наиболее вероятно.

3.2 Определим хорошее как такую локальную сцену, к которой тяготеет этот гомеостат, а плохое — как такую локальную сцену, из которой он стремится выйти. По очевидным соображениям временная протяжённость хорошего скорее меньше, чем у плохого.

3.3 Определим этику как наблюдение хороших и плохих внутренних сцен субъекта, а эстетику как наблюдение хороших и плохих внешних сцен. Соответственно, для этики можно определить добро и зло как хорошее и плохое, а для эстетики в таком качестве определяются красивое и некрасивое.

3.4. В силу данных определений вероятность того, что поведение отдельно взятого субъекта приведёт к добру и красоте выше вероятности того, что оно приведёт ко злу и некрасивости.

4. Дальнейшее развитие темы. Этика в группе.

4.1. Данный подход естественным образом стыкуется с этикой игр Стивенса (см. его работу Анализ Ума). Для рассмотрения груповой этики достаточно проанализировать акт коммуникации между двумя субъектами.

Кстати, через этот анализ можно так же задать понятие информации.