ЖЖ Диогена Лаэртского:Уваров

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Уваров[править]

Уваров, как рассказывают, был сыном тиранессы Екатерины, а впоследствии стал дружен с тиранном Александром, который и поручил ему начальствовать над всеми воспитателями юношества.

Дружил он также со многими немецкими мудрецами: Гете, Шиллером и братьями Гумбольдтами, из русских же — с Гнедичем, переведшим «Илиаду». Как рассказывают, именно он надоумил Гнедича взять для перевода не александрийский стих, а гекзаметр.

Был он пифагорейцем, и, подобно им, началом всего сущего считал триаду, состоящую из православия, самодержавия и народности. Православие он считал началом мужским и действующим, народность — женским и претерпевающим, соединяясь же между собой, они, по его мысли, порождают самодержавие. Такое соединение или взаимодействие начал его последователи стали называть реакцией, отчего и сам Уваров был прозван «реакционным», а его ученики — реакционерами.

Наружность он имел величавую, голос благозвучный. Он подражал грекам во всем: и в слоге, и в одежде, и в поступках. Так, из желания уподобиться грекам он предавался любви к юношам, причем многих из них возвышал и награждал щедрыми дарами, а одного даже сделал академиком. Как рассказывают, сходясь с юношами, он уподоблял их претерпевающему началу, себя самого сравнивал с действующим, самодержавием же называл чувства, возникающие между ними.

Он искал любви поэта Пушкина, желая и его наградить, но тот отверг его домогательства и написал эпиграмму, в которой сравнил Уварова с Лукуллом, намекая на его любовь к грекам. Уваров, узнав об этом, сильно разгневался и побудил одного из своих учеников по имени Дантес убить Пушкина, что тот и исполнил.

Учениками его, кроме упомянутого Дантеса, были Леонтьев и Меньшиков, но толковали они его учение по-разному. Первый полагал, что все три названных выше начала существуют одновременно, в непрерывном взаимодействии, и выразил это в таких стихах:

...К чему нам Россия
Не православная и не самодержавная?

Второй же, будучи отчасти платоником, напротив, считал, что три эти начала преходящи во времени и образуют своего рода эоны, причем эоны православия и самодержавия уже миновали, и наступил эон народности. За приверженность такому учению Меньшиков был убит, о чём мы расскажем в другом месте.

Книг Уваров не писал, но изложил свое учение во множестве писем. Вот одно из них, обращенное к тиранну Александру; в нем он излагает свое учение о соединении начал:

Уваров тиранну Александру радоваться желает. Посреди всеобщего падения религиозных и гражданских учреждений в Европе, не взирая на повсеместное распространение разрушительных начал, Россия к счастию сохранила доселе теплую веру к некоторым религиозным, моральным, и политическим понятиям, ей исключительно принадлежащим. В сих понятиях, в сих священных остатках ее народности, находится и весь залог будущего ее жребия. Правительству, конечно, в особенности Высочайше вверенному мне министерству, принадлежит собрать их в одно целое и связать ими якорь нашего спасения.

Прочитав это письмо, царь Александр во всем согласился с Уваровым и осыпал его милостями.

Философ Прутков хулил Уварова и сочинил о нём такую эпиграмму:

Вы любите ли сыр — спросили раз ханжу.
Люблю — он отвечал. — Я вкус в нем нахожу.

Как утверждают грамматисты, здесь под сыром подразумевался тайный уд.

Был и другой Уваров, сын нашего философа, занимавшийся палеографией.