Тамара Владимировна Воскресенская (Солоневич)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
  • …  — ϯ 3 февраля 1938.


«Если бы мы приехали в ту же Салтыковку [1][2][3] в июне-июле, она произвела бы на нас совсем другое впечатление. Летом это был рай земной, кругом леса, пруды и речушки, и чудесный воздух, и отсутствие пыли. Нам суждено было прожить в нашей «голубятне» до самого побега нашей семьи за границу, и я так к ней привыкла, что когда уезжала в последний раз, я упала возле кровати и целовала пол, чувствуя, что я больше никогда уже сюда не вернусь.»[4]


Тамара Владимировна Воскресенская (Солоневич) и секретарь редации «Голос России» Николай Петрович Михайлов погибли от еврейского террора (взрыв в редации бомбы-посылки).

Три года в берлинском торгпредстве[править]

— Вот я беру книгу Тамары Солоневич «Три года в Берлинском торгпредстве», София, 1938. Тамара Солоневич — это жена Ивана Солоневича, автора очень хорошей книги «Россия в концлагере». Она работала в этом торгпредстве с 1928 по 1931 год. И вот что она пишет:

«За последние годы в Советской России замечается большое количество смешанных браков, и дети от этих браков, где отец — еврей, а мать — русская или наоборот, оставляют желать лучшего: истерики, дегенераты, эпилептики и даже паралитики. И вот командируется такая пара в Германию. Как только приезжают, начинают лечить своего ребенка. Часто болезнь неизлечима, но делаются самые разнообразные попытки, стоящие огромных денег. И опять-таки в большинстве эти евреи — крупные советские сановники…»

«Как сейчас помню один случай. Я зачем-то зашла в амбулаторию. На одном из стульев сидела прилично одетая женщина и держала на руках прехорошенькую девочку. Лицо этой девочки и сейчас стоит передо мной, как живое: синие глазенки, ровные, точно нарисованные, бровки, алый ротик. Сначала я ничего не заметила, но через секунду девочка вся как-то сжалась, личико ее сморщилось, как бы от нестерпимой боли, а правая ручонка стала лихорадочно скрести лицо. Мать с силой удерживала ее руку. Потом опять наступило спокойствие, но через минуты две судорога повторилась».

«Оказывается, у девочки паралич каких-то нервов: ей уже два года, но она не ходит, не говорит, ничего не понимает и не соображает, и каждые две минуты ее тельце сотрясает эта ужасная судорога. Ее непрерывно нужно держать на руках, так как она раздирает себе в кровь лицо и может повредить себе глаза, ее надо кормить из соски, и только в те немногие часы, когда она засыпает, мать может немного отдохнуть. И при этом такие прекрасные синие глаза и такая приветливая улыбка, что трудно поверить в эту страшную болезнь крови. Мать — русская, отец — еврей, занимает крупный пост».[5]

[править]


  • Тамара Солоневич. Записки советской переводчицы. София, издательство «Голос России», 1937
  • Тамара Солоневич. Три года в берлинском торгпредстве. София, издательство «Голос России», 1938


  • solonevich.narod.ru // Сайт, посвященный жизни и творчеству Ивана Лукьяновича Солоневича



Черновик
Исправьте и дополните до полноценной статьи Русской Энциклопедии.