Три брата, три облака, три волшебных коня и три княжеские дочери

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Три брата, три облака, три волшебных коня и три княжеские дочери


Автор:
Чешская народная








Язык оригинала:
Чешский язык



В старой сакле жил бедняк. Было у него три сына. Все вместе ходили они в горы валить для князя лес. Однажды старик простудился и слег. Чувствуя, что больше ему не подняться, позвал сыновей, усадил перед собою и сказал:

— Пришла нам пора расстаться. По мне не горюйте. Живите дружно. Пусть каждый помнит:

плохим быть легко, трудно быть хорошим. А на могилу мою положите большой кусок каменной со́ли. Да не забывайте наведываться туда.

Отец умер. Сыновья похоронили его с почестями, пото́м раздобыли глыбу со́ли, обтесали и поставили на могилу. Каждый день кто-нибудь из троих наведывался на могилу отца. И стали братья замечать, что глыба со́ли день ото дня становится всё меньше и меньше. Старший сын предложил:

— Надо ночью посторожить отцову могилу. Видно, наша соль кому-то пришлась по вкусу.

Братья согласились.

Первым отправился старший брат. Пришёл к могиле, измерил веревочкой высоту соляной глыбы, завязал узелок для памяти. Затем расстелил старенькую бурку, прилёг и ждёт. Ждал-ждал, а только стемнело — не выдержал и уснул.

Так было три ночи подряд.

На четвёртый день, прежде чем вернуться домой старший брат достал веревочку, приложил и заметил, что соляная глыба уменьшилась.

Вторым отправился сторожить соль средний из братьев. Пришёл к могиле, измерил веревочкой высоту глыбы, завязал узелок для памяти. Затем расстелил старенькую бурку, прилёг и ждёт. Ждал-ждал, уже́ и ночь наступила, а он всё крепится, чтобы не уснуть. Но в полночь не выдержал и заснул.

Так было три ночи подряд.

На четвёртый день, собираясь домой, средний брат достал веревочку, приложил и заметил, что со́ли стало меньше.

Третьим отправился младший из братьев — Али. Пришёл к могиле, но измерять глыбу не стал, а вынул лук, выбрал стрелу покрепче, положил старенькую бурку на землю, сел и ждёт. Ждал-ждал, уже́ и полночь миновала, но никого нет. Али сидит, не выпускает лука из рук. И только светать начало, глядит — надвигается с горы чёрное облако и опускается на могилу.

Али закричал:

— Эй ты, чёрное облако! Дух ли ты, человек ли, зверь ли — остановись!

А чёрное облако всё ниже и ниже опускается на землю.

Али натянул тетиву и выпустил стрелу. Попал прямо в середину облака. Облако превратилось вдруг в коня чёрной масти. «Вот кому наша соль по вкусу пришлась! Видно, волшебные кони не меньше простых любят соль лизать», — сообразил Али. Бросился он к чёрному коню и вскочил на него. Конь тут же взмыл вверх и семь раз облетел небо из конца в конец. Пото́м опустился на землю, тряхнул гривой, фыркнул и, довольный, проговорил человеческим голосом:

— Теперь то на мне нет ни песчинки! Али возразил:

— Кроме меня, джигита! Чёрный конь понял, что седок попался не из робких. Придётся ему покориться.

— Отныне ты мой хозяин, а я твой верный конь. Спустись на землю, вырви волос из моей гривы и спрячь. Когда я буду тебе нужен, потри его в руках, и я явлюсь, как бы далеко ни находился, — сказал чёрный конь.

Али слез с коня, вырвал из его гривы волос, и чёрный конь умчался прочь.

На вторую ночь Али снова сел на бурку сторожить могилу. Когда начало светать, глядит — надвигается с горы белое облако.

Али закричал:

— Эй ты, белое облако! Дух ли ты, человек ли, зверь ли — остановись!

А белое облако всё ниже опускается на землю. Али натянул тетиву и выпустил стрелу, которая попала прямо в середину облака. Вдруг оно превратилось в коня белой масти. «Этому коню тоже со́ли захотелось», — подумал Али. Не теряя ни мгновения, он бросился к белому коню и вскочил на него верхом. Волшебный конь тут же взмыл вверх и двадцать семь раз облетел небо из конца в конец. Пото́м конь опустился на землю, тряхнул гривой, фыркнул и, довольный, проговорил человеческим голосом:

— Теперь то на мне нет ни песчинки! Али возразил:

— Кроме меня, джигита!

Белый конь понял, что седок попался не из робких. Придётся ему покориться.

— Отныне ты мой хозяин, а я твой верный конь. Спустись на землю, вырви волос из моей гривы и спрячь. Когда я понадоблюсь тебе, потри его в руках, и я явлюсь, как бы далеко ни находился, — сказал белый конь.

Али слез с коня, вырвал из его гривы волос, и белый конь умчался. Али запрятал белый волос туда, где лежал у него чёрный.

На третью ночь опять сел на бурку сторожить могилу. Только начало светать, глядит — надвигается с горы красное облако.

Али закричал:

— Эй ты, красное облако! Дух ли ты, человек ли, зверь ли — остановись!

А красное облако всё ниже опускается на землю.

Али натянул тетиву и выпустил стрелу, которая попала прямо в середину облака. Вдруг оно обратилось в коня рыжей масти. «И ты повадился соль лизать!» — воскликнул Али, вскочил на него верхом и обеими руками вцепился в гриву. Конь с места взмыл вверх и восемьдесят три раза облетел небо из конца в конец. Пото́м опустился на землю, тряхнул гривой, фыркнул и, довольный, проговорил человеческим голосом:

— Теперь то на мне нет ни песчинки! Али возразил:

— Кроме меня, джигита!

Рыжий конь понял, что седок попался не из робких. Придётся ему покориться.

— Отныне ты мой хозяин, а я твой верный конь. Спустись на землю, вырви волос из моей гривы и спрячь. Когда я понадоблюсь тебе, потри его в руках, и я явлюсь, как бы далеко ни находился, — сказал рыжий конь.

Али слез с коня, вырвал из его гривы волос, и рыжий конь умчался прочь. Али запрятал рыжий волос туда, где у него лежали белый и чёрный, и пошёл домой. Ничего не стал он братьям рассказывать, а только сказал, что соль на могиле отца никто больше не тронет.

Пока Али сторожил могилу, до их аула дошёл слух, что князь той стороны выдает замуж трёх своих дочерей. Свататься может каждый, но получит княжескую дочь лишь тот, кто победит в состязаниях с другими джигитами.

Старшие братья решили поехать и попытать счастья. Оседлали они своих коней и отправились. Али с собой они не взяли:

— Нельзя втроём на двух конях ехать, засмеют нас. А третьего коня у нас нет. Да и делать тебе там нечего — куда тебе тягаться с лучшими джигитами!

Али ничего не сказал в ответ. Когда братья были уже́ далеко от до́ма, он достал чёрный волос и потёр его в руках. Тут же перед ним появился чёрный конь.

— Готов служить тебе, Али. Куда ехать велишь?

— К за́мку княжескому, — коротко молвил Али. — Только поезжай по дороге, не надо по небу лететь.

Чёрный конь рванулся по узкой горной дороге. Он догнал и оставил позади старших братьев Али. Те почтительно ответили незнакомому всаднику на приветствие, посмотрели вслед, и средний брат сказал:

— Как похож этот всадник на нашего брата Али!.

А младший брат всё скакал вперёд. Спорил с ветром чёрный конь, высекал из камней искры, а на крутых поворотах, где Али пытался его придержать, покусывал удила от нетерпения.

И вот добрались они до владений князя. Подъезжая к за́мку, Али ожидал увидеть толпу джигитов. Но площадь перед за́мком пустовала. Только у входа в за́мок в кресле сидел старый князь и грел на солнце свои старые кости. Рядом с ним стояла стража — два воина с саблями. Али поздоровался с князем и спросил:

— А где остальные джигиты? Может быть, я слишком рано приехал?

— Ты опоздал, джигит,-сказал князь, с хитрой усмешкой поглядывая на Али. — Твои соперники уже́ давно в пути: два дня миновало, две ночи прошло, а теперь уж третий день на исходе.

— Светлый князь, куда они скачут? Сказал бы ты мне — глядишь, я их догоню.

Князь пожал плечами, но ответить ответил:

— Есть у подножия горы Казбек родник. Рядом с ним большое грушевое дерево растёт, а под деревом кувшин стои́т. В том кувшине — кольцо моей старшей дочери. Кто первым туда доскачет, кольцо достанет и сюда привезёт, тому и быть женихом.

Пришпорил Али своего волшебного скакуна. Чёрный конь устремился в ту сторону, куда третьего дня ускакали соперники. Теперь он не бежал по дороге, а летел по воздуху, обгоняя ветер. И часу не прошло — настиг Али всех джигитов. Обогнал их, добрался до Казбека, нашёл родник с грушевым деревом, а под грушевым деревом — кувшин с кольцом. Взял кольцо и повернул обратно. Солнце стояло ещё высоко, когда Али вернулся к за́мку княжескому с кольцом в руке. Князь удивился, но уговор нарушать не стал.

— Достоин ты моей старшей дочери. Но свадьбу я справлю всем трём дочерям сразу. Возвращайся к себе домой и жди. Когда у всех дочерей будут женихи, я объявлю. Тогда и приезжай.

Старшие братья видели, как всадник на чёрном коне отдавал старому князю кольцо, но не узнали Али. Сами они только-только подъехали.

— Упустили мы старшую дочь, — сказал средний брат. — Надо завтра пораньше встать. Может, средняя достанется одному из нас.

И поворотили коней домой. Приехали, а младший брат уже́ там — хлопочёт у сакли, крышу чинит, будто и не думал со двора отлучаться. Увидел братьев и спрашивает:

— Чей конь пришёл сегодня первым? Кто станет женихом старшей дочери князя?

— А зачем тебе это знать? Ведь ты ещё молод! По правде сказать, он был похож на тебя, но сидел на таком коне, какого ты в жизни не видел, — услышал Али в ответ.

На рассвете братья снова стали седлать коней. И опять не взяли Али.

Только они выехали из аула, Али достал белый волос и потёр его в руках. Явился к нему белый конь:

— Готов служить тебе, Али. Куда ехать прикажешь?

Юноша рассказал, что намерен потягаться с теми джигитами, которые будут сегодня свататься к средней дочери князя.

— Поедем к за́мку княжескому, — приказал он коню. — Только поезжай по дороге, не надо по небу лететь.

Белый конь рванулся по узкой горной дороге. Он догнал и оставил позади старших братьев Али. Те почтительно ответили неизвестному всаднику на приветствие, посмотрели вслед, и средний брат опять сказал:

— Как похож этот всадник на нашего брата Али!

А младший брат всё скакал вперёд. Спорил с ветром белый конь, высекал из камней искры. На крутых поворотах, где Али пытался его придержать, покусывал удила от нетерпения.

Двор князя был по́лон народу. Джигитов понаехало видимо-невидимо. Каждый мечтал взять в жёны девушку-красавицу, среднюю дочь князя. А князь объявил:

— Женихом будет только тот джигит, который на своём коне быстрее всех взберётся вон на ту гору и доставит мне перо из орлиного гнезда.

Смутились джигиты: гора была отвесная, нигде ни деревца, ни кустика, ни выступа — удержаться не за что, коню ступить некуда. А гнездо находилось на самой вершине горы, скрытой за тучами. Али тоже засомневался, сможет ли на такую гору взобраться. Но белый конь успокоил его:

— Я вырвусь вперёд из толпы и мигом на гору взлечу. Только ты вцепись в гриву покрепче, хлестни меня кнутом, чтобы круп мой горел, гикни громче шестидесяти трёх джигитов.

Али вцепился в гриву, крепко сжал своего скакуна ногами. Как только был подан знак, белый конь вырвался из толпы. Али хлестнул его кнутом, чтобы круп горел, гикнул громче шестидесяти трёх джигитов. Конь устремился вверх, по отвесной каменной стене. Ступит передними ногами — тропу высечёт, ступит задними ногами — широкую дорогу вырубит.

Вмиг доставил конь своего седока на вершину горы, к орлиному гнезду. Джигит взял из гнезда орлиное перо, спустился с горы и вручил его князю. Князь удивился, но нарушать уговор не стал:

— Достоин ты моей средней дочери. Но свадьбу я справлю всем трём дочерям сразу. Возвращайся к себе домой и жди. Когда у всех трёх дочерей будут женихи, я объявлю. Тогда и приезжай.

Старшие братья видели, как всадник на белоснежном коне отдавал князю орлиное перо, но разглядеть Али не успели.

— Упустили мы и среднюю дочь, — сказал один из них другому. — Надо завтра ещё раньше подняться. Может, хоть младшая дочь достанется кому-то из нас.

Поехали они к себе в аул. Али был уже́ до́ма и сделал вид, что никуда уезжать и не думал. Он встретил их вопросом:

— Какой джигит победил сегодня? Кому быть женихом средней дочери князя? И услышал вчерашний ответ:

— А зачем тебе это знать? Ведь ты ещё молод. По правде сказать, он был похож на тебя, но сидел на таком коне, какого ты в жизни не видел.

На третий день братья поднялись, когда светать не начинало. Али ещё спал. Они оседлали коней и выехали из аула.

Только скрылись братья вдали, Али потёр рыжий волос, и к нему тут же явился рыжий конь:

— Готов служить тебе, Али. Куда ехать прикажешь?

Али сказал, что хочет помериться силами с теми джигитами, какие приедут сегодня за младшей дочерью князя.

— К за́мку княжескому поедем; только вези меня по дороге, не надо по небу лететь, — попросил джигит рыжего коня.

Помчались они в сторону за́мка. Обогнали старших братьев Али. Те почтительно ответили на приветствие, и средний брат опять удивленно сказал:

— Как похож этот всадник на нашего брата Али!

А младший брат всё скакал вперёд. Спорил с ветром рыжий конь, высекал из камней искры; на крутых поворотах, где Али хотел его придержать, покусывал удила от нетерпения.

Когда добрались до княжеского за́мка, было ещё совсем рано. Но во дворе уже́ толпились джигиты: многие приехали из дальних краев и ночевали здесь. Вот появились и старшие братья, но в сутолоке они не заметили Али.

Наконец из за́мка показался князь. Подошёл к джигитам, молча оглядел их и только пото́м заговорил — громко, чтобы всём было слышно:

— Женихом младшей дочери я объявлю того джигита, который на всём скаку достанет барана из колодца глубиною в шестьдесят три локтя .

Соперники смутились, подались назад. Толпа заволновалась, зашумела: мыслимое ли дело в узкий колодец на коне въехать? Нет, видно, князь решил младшую дочь замуж не выдавать. Так бы и сказал сразу, зачем требовать от джигитов непосильного дела? Али тоже взяло сомнение, но рыжий конь его успокоил:

— Ничего, я и не такое видел. Не жалей моих боков, ударь меня кнутом; и гикни так, чтобы не только люди, но и деревья к земле припали. Да держись покрепче.

Али вцепился в гриву покрепче, ударил коня кнутом, гикнул что было сил: и люди, и деревья к земле припали.

Конь вынес седока из толпы и подлетел к тому колодцу, в который княжеские слуги опустили барана. Передними ногами конь принялся землю взрывать, а задними — разбрасывать её в стороны. В два счёта до самого дна добрался. Али схватил барана за рог и повернул обратно. Уже́ было выбрался из колодца, но бараний рог вдруг обломился, и баран упал обратно в колодец.

Младшая дочь князя сидела у окна и видела всё. Когда Али уронил барана, она закричала ему:

— Хватай барана за шерсть!

Али послушался её совета, вернулся в колодец, запустил руку в шерсть, схватил барана и поднялся из колодца. Бросил барана к ногам князя, и князь сказал:

— Вот кто достоин руки моей самой любимой дочери. Теперь будем готовиться к свадьбе. Быть ей через три дня. Приезжай, удалец.

Али ускакал на своём рыжем коне, а за ним потянулись остальные джигиты.

Когда братья вернулись в родной аул, Али хлопотал во дворе как ни в чём не бывало. И снова спросил, словно никуда не ездил и ничего не знает:

— Кто сегодня победил в состязании? Кого объявили женихом младшей дочери?

— А к чему тебе это знать? Ведь ты ещё молод. По правде сказать, он был похож на тебя, но сидел на таком коне, какого ты в жизни не видел.

Тут Али не сдержался. Достал чёрный волос, пото́м белый и рыжий, потёр их в руках, и сразу появились все три коня: чёрный, белый и рыжий. Братья ахнули от удивления.

— Что вы теперь скажете? — сказал Али старшим братьям.

Братья смешались, покраснели, стали просить Али не обижаться на них. Али ответил:

— Поздненько вы спохватились. Отец наказывал нам жить дружно. А вы забыли его наказ, только о себе заботились, только себя джигитами считали. Но я не забыл отцовы слова: «Плохим быть легко, трудно быть хорошим». Я поступлю, как повелел нам отец. Мы братья, и я обойдусь с вами по-братски. Выбирайте себе по коню, а когда поедем на свадьбу, каждый выберёт девушку, какая придётся ему по душе и которой он сам понравится.

Так и сделали. Через три дня князь объявил, что начинается свадьба. Али поехал к нему вместе с братьями — на чёрном, белом и рыжем конях. Князь взглянул на коней и признал женихов. Старший брат выбрал старшую дочь, средний — среднюю, Али выбрал младшую. Она ему показалась самой красивой и доброй. Али не забыл, как она своим советом помогла ему барана из колодца добыть.

Три дня длилась свадьба. Пото́м братья собрались домой, сели на коней, посадили княжеских дочерей впереди себя. Князь одарил их подарками и проводил в путь-дорогу.

И поехали они в свой аул: Али — впереди, на рыжем коне, средний брат — за ним, на белом коне, и старший — чуть поодаль, на чёрном коне.

Вернулись они домой и стали жить-поживать.