Участник:Nick chan

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Беру огонь на себя.

       В свези с вероломным  вторжением талибов на территорию суверенного Таджикистана, в срочном порядке был собран военный совет генерального штаба Министерства обороны Российской Федерации. Заседание проходило при очень плотно закрытых дверях. Решение искали по-военному быстро, смело и самоотверженно. В первую очередь позвонили дежурному по стране, в надежде получить мудрый совет, но дежурный мудрец был занят поиском угнанного не дорогого автомобиля и посоветовал идти ко всем чертям, коли у него такое горе. Поиски продолжались.  После консолидированного совещания слово взял командующий сухопутными войсками.
      -Господа командиры! Осознавая, всю трудность и опасность предстоящей операции я предлагаю единственно верное решение в данной ситуации - послать во главе армии Главнокомандующего вооружёнными силами нашей Родины. Представьте себе, когда Главком возглавит колонну наших защитников (а для авангарда мы выделим ему лучший итальянский БТР, дадим современнейший австрийский пистолет), личный состав, воодушевлённый примером командующего, сметёт вероломного врага с Памирских гор.
       Но консолидированный  совет поразмыслил, что главком плохо знаком с рельефом местности, да и ГЛОНАСС не работает. Ещё поведёт армию на Китай, что в данный момент было совсем не желательно, да и текущих проблем у него невпроворот - всё таки большая семья. Заседание продолжалось. Мысли приходили командирам разные,  плохие и хорошие. На седьмой час раздумий хорошая, как не странно, мысль  пришла министру обороны.
       - Я  долго искал не ординарное решение для данного вопроса  и вот что решил. Беру огонь на себя! В связи со сложившейся обстановкой в стране и Мире, во избежание потерь среди личного состава, а также для сохранения материально-технической базы нашей Армии и флота предлагаю следующее. В срочном порядке снарядить стратегический бомбардировщик, а стратегическим оружием буду Я. Немедленно готовьте подвесное оборудование для меня - одну маленькую атомную бомбу (можно ту что не взорвалась на прошлых учениях), тонну тротила и бочку химического оружия. Для подтверждения моего вражеского настроения прикрепите на фуражку звезду Давида. Под левый погон вложите кольцо, за которое я дёрну когда во круг меня соберётся вероломный враг. И Родина наша в не опасности!
            Командующим родами войск это предложение почему-то очень понравилось. Особенно зам по тылу, он первый встал и увесистыми аплодисментами призвал поддержать министра на героический поступок.
            И не откладывая в долгий ящик (во избежание принятия другого решения), постановили присвоить Министру обороны звание героя Единой России, благо, что печать с подписью президента лежала у него в столе. Медаль прикрепили на майку, ввиду секретности операции , был срочно вызван личный портной Министерства Обороны. Портной Иудушкин прибыл незамедлительно, как положено с метром, угольником и циркулем. Оперативно снял мерки и на месте пошил отличный новый костюм из превосходного китайского сукна для героя Единой России. Портной этот шил очень красивые и эффектные костюмы для всей армии. Военнослужащие часами смотрелись в зеркало, любуясь пестротой и тонкостью материала, особенно им нравились кепи, по залихвацки  прикрывающие макушку головы и придающие суровым лицам военных более улыбчивое  восприятие прохожими. Министр был доволен новой формой, не лететь же, пусть даже к врагам, в поношенном обмундировании, да и супруга порадуется. Иудушкину тоже дали звезду героя Единой России и отпустили в своё ателье готовить новую модель обмундирования к зимнему сезону.
           А полномасштабная экипировка министра продолжалась. Командующий ПВО выделил почти новую зубную щётку без всякого сожаления. Командующий морской авиацией пожаловал кусок мыла, портянки (один раз стиранные) и парашютный строп на всякий случай. Зам по тылу выдал пачку хлебцов, целую упаковку «Доширака» и две с половиной банки тушёнки - полбанки во время заседания он нечаянно съел. 
             В войсках срочно провели  подготовку подвесного оборудования для министра, с атомной бомбой только пришлось повозиться, подготовили ту, которая не взорвалась в прошлый раз на подлёте к Вашингтону (может сей час сработает?). 
             И вот кромешной ночью, в режиме строжайшей секретности, даже жёнам было запрещено звонить, ввиду того что они все находились за границей,  ТУ-95 с полными баками, почти не разбавленного керосина, с двумя работающими двигателями разорвал ночное небо с героем Единой России на борту. Кометы приветствовали витязя своими яркими хвостами, того, который не пожалел о прерванной карьере, о небольших замках за рубежом и трёх малюсеньких дачках в несколько га.  в Подмосковье. Облака расступались  по курсу исполнителя важного задания, звёзды указывали путь герою Единой России, по тому, что ГЛОНАСС не работал. Министр в напряжении всего объёма памяти не мог вспомнить, куда девались деньги, выделенные на навигационную систему. Но теперь это не важно - Млечный Путь ему будет ориентиром. 

Над Кабулом его выбросили , пожелав на прощание ни пуха не пера, к черту ответил министр, но это уже было на земле. Шёл утренний намаз, министр приземлился в центре событий. По всей вероятности его уже ждали, по тому что такое количество моджахедов он не видел даже во время хаджа. Прервав божественное общение, он вызвал явное неудовольствие правоверных мусульман. И подумал, что зря ему прицепили такую большую звезду Давида. Окружали его медленно, но плотно, заслоняя бородами и тюбетейками лучи солнца. Министр подумал о том, что заседание прошло совсем не так как надо, и всё это жирная свинья, зам по тылу, со своими овациями. Полумесяц с мечети отражался в его, не моргающих глазах. Веки ни как не могли натянуться на диаметр, увеличенных глазных яблок. «Лучше бы в министры сельского хозяйства попросился» - проигрывал министр в голове потерянные варианты. «Дома были бы всегда в мешках мука и сахар, а то одни стреляные гильзы да гуталин. Что я внукам оставил – только честь, совесть и память о себе как об отважном человеке». И представил министр, как будут хоронить его фуражку в кремлёвской стене, может даже рядом с Жуковым или Сталиным. И рука потянулась к секретному пагону. Остались секунды до рождения нового спасителя России. Но случилось не предвиденное, от долгих заседаний и совещаний пальцы опухли так, что не пролазили в кольцо взрывателя. «Вот тебе на» - подумала министерская голова. Но моджахеды приняли этот жест за приветствие в виде подношения руки к сердцу, а нагруженного министра платой за поставленный гашиш. «Салям алейкум!» - сказали ему. Напоили зелёным чаем, повили в кошару, сделали обрезание и поставили полевым командиром, командовать прополкой и окучиванием мака где-то между Гератом и Кандагаром. Связаться с ним нет возможности, ведь ГЛАНАС не работает. Российская армия вздохнула спокойно и ищет себе нового министра обороны и портного. А талибы, перешедшие вероломно границу, оказались дехканами, возвращавшимися из соседнего кишлака с туя.