Фанни Ефимовна Каплан

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Фанни Каплан»)
Перейти к: навигация, поиск

Происхождение[править]

1906
1918

Родилась она на Украине, в Волынской губернии, 10 февраля 1890 г. Отцом её был Хаим Ройтблат, работавший учителем в еврейской начальной школе. Будущую террористку тогда звали Фейга Хаимовна Ройтблат.

Глубоко религиозная еврейская семья, в которой, помимо Фейги, было ещё семеро детей, не была зажиточной. И это ещё мягко сказано. Перспектив у бедной еврейской девочки в царской России, где антисемитизм в ту пору был возведён практически в ранг государственной политики, было не особенно много. Поэтому ничего удивительного нет в том, что подростком Фейга оказалась вовлечена в деятельность революционных кружков. Более всего её тянуло к анархистам. Именно в их рядах 15-летняя девушка встретила первую русскую революцию.

В рядах революционеров[править]

Своё настоящее имя она сменила на псевдоним Фанни Каплан, обзавелась партийной кличкой «Дора» и с головой окунулась в революционную борьбу. Пыл девушки дополняло и чувство влюблённости — её избранником стал соратник по борьбе Виктор Гарский, он же Яков Шмидман.

Вместе они готовили крупный теракт — покушение на киевского генерал-губернатора Сухомлинова. Если Гарский имел за плечами определённый опыт, то для Фанни эта акция должна была стать дебютом. Однако всё закончилось полным провалом. 22 декабря 1906 г. в киевской гостинице «Купеческая» произошёл мощный взрыв. Прибывшие на место жандармы обнаружили на месте взрыва раненую женщину, которой и была Фанни Каплан. Опытным профессионалам не составило труда определить, что взорвалось самодельное устройство. Как именно это произошло и кто был виноват, неизвестно. Однако Гарский, бросив соратницу и возлюбленную, сбежал. Фанни же попала в руки к жандармам с контузией, ранениями руки и ноги, да ещё и в номере её был найден пистолет.

Десять лет на каторге[править]

Царские власти к тому моменту не церемонились в средствах подавления революционных выступлений. 16-летнюю Фанни Каплан ждал суд, который приговорил её к смертной казни. Однако, учитывая возраст, смерть ей заменили бессрочной каторгой.

Надо сказать, что на допросах Фанни показала характер, ничего не рассказав ни о предавшем её возлюбленном, ни о других соратниках. А дальше было Забайкалье, Мальцевская каторжная тюрьма, а затем самая страшная в России Акатуйская каторга. Вот так девушка, не успевшая ничего увидеть в жизни, ничем не проявившая себя в революции, оказалась в самом настоящем земном аду.

Последствия ранения и непосильный труд привели к тому, что Фанни в январе 1909 г. полностью ослепла. Она пыталась покончить с собой, но это ей не удалось. Тюремная администрация, убедившись, что девушка не симулирует потерю зрения, дала ей некоторые послабления в работе. Спустя три года зрение частично восстановилось.

Удивительно, но на каторге Фанни продолжала думать о политике. На неё серьёзно повлияли другие заключённые, в первую очередь эсерка Мария Спиридонова. Именно она в 1918 г., незадолго до покушения на Ленина, поднимет в Москве мятеж левых эсеров против большевиков, который потерпит неудачу.

Фанни Каплан отныне считает себя не анархисткой, а эсером. Впрочем, для осуждённой к бессрочной каторге есть ли разница? Свободу ей, как и другим политзаключённым, принесла Февральская революция. Попав на каторгу 16-летней, она освободилась в возрасте 27 лет. Впрочем, те, кто видел её после освобождения, считали её глубокой старухой — сказывались непосильный труд на рудниках и последствия ранения.

Знакомство с Ульяновыми[править]

Ни дома, ни семьи нет — родные Фанни ещё в 1911 г. перебрались в США. Самыми близкими для неё были те, с кем она прошла каторгу. Временное правительство позаботилось об узнице царизма — она получила путёвку в Евпаторию, где открылся санаторий для бывших политкаторжан. Там летом 1917 г. поздоровевшая и повеселевшая Фанни повстречалась с Ульяновым. Но не с Владимиром, а с его родным братом Дмитрием. Об отношениях Фанни и брата вождя спорят до сих пор, но точно известно одно — благодаря Ульянову-младшему Каплан получила направление в харьковскую глазную клинику доктора Гиршмана.

Операция в Харькове помогла — Каплан стала лучше видеть. В Крыму она устраивается на работу заведующей курсами по подготовке работников волостных земств. Вряд ли это было то, о чём мечтала Фанни. Но она была уверена, что её судьба ещё переменится. Вот соберётся Учредительное Собрание, в котором большинство будет у эсеров, и тогда…

Но в октябре 1917 г. грянула большевистская революция, которая нарушила все планы как эсеров в целом, так и Фанни в частности.

В феврале 1918 г., когда стало ясно, что никакого Учредительного Собрания точно не будет, Каплан решила действовать. Если на заре своей революционной карьеры она не убила генерал-губернатора, то почему не восполнить это упущение, убив Ленина.

Для партии эсеров индивидуальный террор был обычным методом борьбы, так что единомышленников у Фанни среди товарищей по партии было более чем достаточно. Да и обстановка была чрезвычайно острой — Брестский мир с Германией заставил многих отвернуться от большевиков, а разгром выступления левых эсеров в июле 1918 года породил немало тех, кто хотел свести с Лениным и другими видными большевиками не только политические, но и личные счёты.

Для прошедшей через каторжный ад женщины без семьи и детей вновь поставить жизнь на карту было обычным делом. Тем более что шансы на успех были весьма большими.

В шаге от успеха (Выстрелы в В.И. Ленина)[править]

Lenin default.jpg

Репродукция картины "Покушение на В.И.Ленина 30 августа 1918 г.". Художник М. Соколов. Советская каноническая версия покушения на В.И. Ленина 30 августа 1918 г.

Современного представления об охране первых лиц в ту пору не было. За полвека до покушения на Ленина Александр II едва не схватил пулю от террориста Дмитрия Каракозова. Спасла царя не охрана, а вмешательство случайного прохожего. Не уберегла охрана и австрийского эрцгерцога Фердинанда, чья гибель повлекла начало Первой мировой войны.

Да и сам Ленин, чудом выживший в августе 1918 года, едва не погиб полгода спустя. Его машину остановили обыкновенные грабители, выкинули вождя пролетариата вместе с водителем на улицу и уехали прочь.

В этих условиях убить даже известного политика мог любой решительный человек, а уж чего-чего, а решимости Фанни Каплан было не занимать. Не было помехой и слабое зрение — стрелять-то было нужно с небольшого расстояния.

Об обстоятельствах того, что произошло 30 августа 1918 г., спорят до сих пор. Выдвигаются версии одна фантастичнее другой — инсценировка, заговор Свердлова (версия историка А. Литвина), «второй стрелок» и т. д и т. п.

Напустила тумана и сама Фанни Каплан, при задержании признавшая вину, но не рассказавшая ничего о тех, кто ей помогал. Ничего удивительного — она так же молчала и за 12 лет до этого, после взрыва в Киеве.

Свои действия она объяснила просто и логично: Ленин был предателем революции, и его жизнь отодвигала наступление социализма на десятилетия. Своими выстрелами Фанни пыталась убрать это препятствие.

В тот вечер Ленин, как и другие большевистские лидеры, выступал на пятничных митингах на заводах. Утром в Петрограде террористом Леонидом Каннегисером был убит глава петроградской ЧК М. Урицкий. Несмотря на это, Ленин свои планы не изменил. Блистательный оратор, Ленин выступил на митинге на заводе Михельсона и в окружении рабочих двинулся к выходу. Он уже собирался садиться в автомобиль, когда к нему с вопросом обратилась женщина. Пока Ленин общался с ней, сзади к нему подошла Каплан и произвела три выстрела. Две пули попали в шею и в руку лидера большевиков, третья задела разговаривавшую с ним женщину. Раненого Ленина доставил в Кремль на квартиру на автомобиле шофёр Степан Казимирович Гиль.

Казнь и легенды о Каплан[править]

Тяжелораненого Ленина отправили в Кремль, Каплан задержали спустя несколько минут. По словам свидетелей, Фанни сказала: «Я исполнила свой долг и умру с доблестью». На допросах она настаивала, что действовала в одиночку.

Долгого следствия не было, что заставляет некоторых исследователей уверять, будто Фанни слишком много знала, и от неё поспешили избавиться.

Но, возможно, всё проще — разъярённые убийством Урицкого и покушением на Ленина большевики официально объявили о начале «красного террора», который должен был ударить по их идеологическим и классовым врагам. В этой ситуации обременять себя судебно-следственными церемониями они не собирались. 3 сентября 1918 года председатель ВЦИК Яков Свердлов отдал устный приказ: Каплан расстрелять. Комендант Кремля Павел Мальков вывел Фанни Каплан во двор авто-боевого отряда имени ВЦИК, где лично расстрелял её под шум заведённых машин.

Тело Фанни затолкали в бочку из-под смолы, облили бензином и сожгли у стен Московского Кремля.

Не избалованная славой при жизни, Фанни Каплан стала знаменитой после смерти. Для советских людей она стала «террористкой номер один». Её история обросла легендами — кто-то якобы видел её живой спустя годы после расстрела то на Соловках, то в Казахстане, то где-то на Кавказе, в 1980-е в газете «Известия» была заметка, что Каплан благополучно прожила остаток жизни на Дальнем Востоке. Сегодня её именем называют рок-группы, она является героиней бесчисленных анекдотов, исторических книг и фильмов.

Тем не менее, сомнения в уникальном и драматическом убийстве и сожжении именно Каплан (а не любой другой узницы) у самых стен Кремля, вызывали сомнения и в среде русской интеллигенции, поскольку она была по сути близкой подругой Надежды Крупской и Инессы Арманд (уцелела фотография, где они запечатлены гуляющими втроём), описание казни имеет много натяжек, а «своевременное покушение» на Ленина позволило последнему развязать репрессии против эсеров, являющихся главными политическими конкурентами большевиков. (см., например, Владимир Солоухин «При свете дня»)

Сохранилось описание казни Ф. Каплан в изложении коменданта Московского Кремля П. Д. Малькова. В советское время оно было единственным официальным описанием этого факта. Хотя мемуары П. Д. Малькова не во всём вызывают доверие как исторический источник. (П. Д. Мальков. Записки Коменданта Московского Кремля., «Молодая гвардия», 1962. 288 с.: ил.).

Историки о Ф. Каплан[править]

Доктор исторических наук С. В. Девятов в своей монографии «Вожди», посвятил целую главу бывшему руководителю ВЦИК РСФСР Я. М. Свердлову. Вот что он пишет: «В последних исследованиях российских историков и работах некоторых публицистов неоднократно присутствовала мысль о возможном негласном участии Свердлова в подготовке и проведении покушения на Ленина, которое осуществила Фанни Каплан. Анализируя поведение Свердлова в первые дни после ранения Ленина, нельзя не отметить некоторую алогичность в его действиях... В частности, непонятен его приказ о расстреле Каплан 3 сентября 1918 года. Этим Свердлов фактически предотвратил возможность проведения следственных действий, выяснения истинных причин и побудительных мотивов покушения. Каплан была расстреляна комендантом Кремля Мальковым по личному распоряжению Свердлова, причем по его же инициативе террористка была переведена из ВЧК в Кремль. Им были жестко блокированы попытки допросов Каплан – как органами ВЧК (Петерс), так и наркоматом юстиции (Курский). При этом сам Свердлов без протокола и свидетелей трижды беседовал с Каплан непосредственно перед ее расстрелом. Странным, если не сказать больше, кажется и приказ о порядке охраны арестованной Ф. Каплан, данный Свердловым тогдашнему коменданту Московского Кремля П. Малькову. По воспоминаниям коменданта, приказ звучал так: «Поставить у дверей надежный караул из латышей-коммунистов, не знающих русский язык». О чем же могла рассказать охране террористка? Чего так опасался Яков Михайлович?»[1].

Факты[править]

3 марта 1917 года Ройтблат-Каплан была освобождена из Акатуевской тюрьмы наряду с уймой других эсерок по распоряжению новоиспечённого министра юстиции Временного правительства А. Ф. Керенского.[2]

В ноябре 1918 года М. Спиридонова, написав в Кремле, переправила на волю «Открытое письмо ЦК партии большевиков», в котором, в частности, говорилось:

…неужели, неужели Вы, Владимир Ильич, с Вашим огромным умом и личной безэгоистичностью и добротой не могли догадаться не убивать Каплан. Как это было бы не только красиво и благородно, не по царскому шаблону, как это было бы нужно нашей революции.[3]

Среди осужденных и сотрудников Верхнеуральского политизолятора ходили слухи, что Ф. Каплан также не миновала его. По утверждению представителей администрации тюрьмы Г. Т. Ершова и Г. П. Грязнова, в стенах Верхнеуральской тюрьмы Каплан не было, но были соратники Ленина — Л. Б. Каменев и Г. Е. Зиновьев.[4]

Г. И. Семёнов в 1922 году на следствии по процессу ЦК партии эсеров утверждал, что Каплан стреляла в Ленина из револьвера, который он, Семёнов, накануне передал ей лично в руки.[5]

Академик Ю. А. Поляков утверждал:

…академик Российской академии медицинских наук Ю. М. Лопухин, используя современные достижения медицины сумел дать убедительный анализ болезни Ленина. <…> Он доказал, что пуля Каплан достигла своей цели — ранение привело к постепенному нарастанию «мозоли» у артерии, проводящей кровь в левое полушарие мозга. В результате оно деформировалось, что и послужило причиной болезни и смерти.[6]

1992 г. - 19 июня. Генеральная прокуратура России начала проверку обоснованности расстрела Фанни Каплан

1996 г. - Генеральная прокуратура России закончила проверку обоснованности расстрела Фанни Каплан

Примечания[править]

  1. Девятов С. В. Вожди. Биографии 16 крупных деятелей правительства Советской России в 1917-1924 гг. М.: Фирма "Иван и товарищество" 1996. 178 с.: ил.ISBN 5-7490-0024-90; Второе издание. Издательство «ВЭЛТИ», Москва, 1997. ISBN 5-89686-001-3.
  2. Безбережьев С. В. Мария Александровна Спиридонова // Вопросы истории. — 1990. — № 9. — С. 69.
  3. Цит. по: Безбережьев С. В. Мария Александровна Спиридонова // Вопросы истории. — 1990. — № 9. — С. 77.
  4. Евсеев И. В., Смыкалин А. С. Верхнеуральский политический изолятор («особая» тюрьма) // Вопросы истории. — 2008. — № 3. — С. 86.
  5. Журавлев С. В. Человек революционной эпохи: судьба эсера-террориста Г. И. Семенова (1891—1937) // Отечественная история. — 2000. — № 3. — С. 90.
  6. Поляков Ю. А. Почему история нас не учит? // Вопросы истории. — 2001. — № 2. — С. 31.

Ссылки[править]

Львовски М. Курортный роман: Фанни + Ильич. За полтора года до покушения на Ленина Каплан познакомилась в Крыму с его младшим братом


Литература[править]

  • Так кто же стрелял в Ленина? // Источник. — 1993. — № 2. — С. 63‒88.
  • Литвин А. В Ленина «стрелял» Дзержинский // Родина. — 1995. — № 7. — С. 58‒60.


Черновик
Исправьте и дополните до полноценной статьи Русской Энциклопедии.