Хосе Антонио Примо де Ривера:Революция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Революция



Автор:
Хосе Антонио Примо де Ривера



Опубликовано:
  • Опубликовано в газете «Насьон», Мадрид, 28 апреля 1934 года.
Дата публикации:
28 апреля 1934





Переводчик:
«Новое сопротивление»
Язык оригинала:
испанский
Язык перевода:
русский


Знаю, что некоторые из моих друзей уже достаточно напуганы тем, что в своих политических заявлениях я все чаще употребляю слово «революция». Поэтому будет не лишним воспользоваться каникулами, которые прелестное чрезвычайное положение установило для всей письменной и устной пропаганды, и разъяснить, что я имею в виду под словом «революция».

Считаю, никому не придет в голову, что так обожаемая мною «революция» — это «переворот», стихийный бунт и уличные беспорядки, удовлетворение непреодолимого желания «взбрыкнуться», которое иногда испытывают как народы, так и отдельные личности. Нет ничего более далекого от моих эстетических наклонностей, и тем более — политических убеждений. Политика — это великая задача созидания; а перевернуть все вверх дном и разбросать, куда Бог пошлет, — не лучший метод созидания. Тот, кто стремится к революции, обычно уже представляет себе новую политическую структуру; чтобы установить ее, совершенно необходимо уметь управлять всеми средствами, необходимыми для строительства, не поддаваясь ни на минуту истерике или опьянению. Другими словами, одной из обязательных черт подлинной революции — такой, которая радикально подрывает старую систему, должен быть «порядок».

Однако просто «порядок» — этого недостаточно, чтобы зарядить энтузиазмом целое поколение. Наше поколение желает «нового порядка». Оно не приемлет установленный порядок. Именно поэтому оно революционно.

Уже несколько лет Испания находится в поиске своей революции, потому что инстинктивно чувствует себя как бы зажатой между двумя жерновами: сверху — исторический пессимизм, снизу — социальная несправедливость. Сверху, жизнь Испании была жестоким образом ограничена: 10 лет назад Испания казалась униженной, смирившейся с потерей статуса исторически великой державы; не было больше цели, которая могла бы воззвать к амбициям испанцев, почти не оставалось национальной гордости, которая возмутилась, когда нас хотели покорить какие-то мавры. Снизу, жизнь Испании кровоточит от несправедливости, от осознания того, что миллионы наших братьев живут в условиях более жалких, чем домашние животные.

Наше поколение не должно успокаиваться, пока не разобьет эти два жернова; другими словами, пока не обретет вновь для Испании историческую цель, по крайней мере, возможность реализовать исторические цели; с другой стороны, пока не построит общественную экономику на новой основе, которая сделала бы сносным человеческое сосуществование для всех нас.

Испания посчитала, что ее революция произошла 13 сентября 1923 года, и поэтому была на стороне генерала Примо де Ривера. Тогда из-за пассивности и ошибок революция провалилась, но многое все же удалось сделать: военная победа развеяла исторический пессимизм, был принят целый ряд мер, чтобы покончить с социальной несправедливостью. 14 апреля 1931 года вновь показалось, что грядет революция. И опять она находится под угрозой провала: сначала из-за двухлетней сектантской политики, а сейчас — в результате политики, которая свидетельствует о нежелании правительства осуществить подлинные социальные преобразования.

Не «заиграют» ли эту революцию, желанную для широких народных масс, но еще не осуществленную, не испарится ли она в воздухе, как это, похоже, хотят сделать «Народное действие» и обращенные в его веру радикалы? Это нелепо; революция уже существует, и с ней необходимо считаться. Испания находится в состоянии революции. И этот революционный порыв может разрешиться только двумя способами: либо он сломается, отравленный, озлобленный, там, где этого меньше всего можно ожидать, и все пойдет по-старому; либо он перейдет в русло, отвечающее всеобщим, национальным интересам, русло опасное, как все великое, но полное многообещающих надежд.

Так осуществляли свои «революции» другие народы — не реакцию, а именно «революции», которые привели к многочисленным преобразованиям и реализовали поставленные перед ними задачи. Именно такую революцию я желаю и для Испании. Мои друзья, которые сегодня пугаются самого этого слова, несомненно, предпочитают полагаться на глупую политику «не замечать» нависшую революцию, как если бы ничего не происходило, либо бросить на ее подавление еще тысячи и тысячи солдат. Но им придется признать, что я был прав, когда мы все встретимся в ином мире, куда попадем после массовых казней, в зареве пожарищ, если будем упорствовать в поддержании несправедливого порядка, лишь слегка приукрашенного предвыборными обещаниями.