Эдвин Ригель:Экономическая демократия

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Если политическая демократия это власть большинства, оставляющая меньшинство угнетенным, то экономическая демократия это демократия настоящая. Какой бы трагичной ни была истина, что подавление меньшинства, — которое всегда содержит в себе семена прогресса, ведет большинство к упадку, политическая демократия просто не может работать иначе.

Экономическая демократия не нуждается в подавлении меньшинства и репрессиях. В ней каждый голос учтен, и каждый человек имеет значение. Выборы проводятся на каждом рынке, в каждом городе и селе, ежечасно и ежедневно. Джон Джонс, ваш сосед, голосует за товары с желтой биркой, вы голосуете за товары с синей. Никто не выигрывает за счет другого — оба в выигрыше. Производители товаров с синей биркой могут завладеть большинством покупателей, но это не значит, что производители товаров с желтой биркой не могут удовлетворять интересы меньшинства, каким бы незначительным оно ни было.

Поскольку политическая демократия несправедлива к меньшинству, а экономическая — справедлива ко всем, то сфера первой может быть сведена к минимуму, а сфера второй — к максимуму. Это станет логичным следствием возвращения нам нашей финансовой власти, и ослабит политические путы. Тем самым мы полностью разделим деньги и государство — и достигнем гармоничного взаимодействия двух демократий — политической и экономической.

Не хотите ли вы принять участие в этой, причем самой фундаментальной из всех революций, направленной на спасение народа и государства от фатальной ошибки прошлого? Если да, то прежде вы должны совершить революцию внутри себя самого, отбросив все сомнения в своем праве на финансовую власть, все опасения и страхи. Говорить об этом можно совершенно свободно; мы не собираемся захватывать власть или побеждать на выборах.

Это будет революция не насилия, а сотрудничества и развития. Это революция, которая покончит с политическими революциями, и раз и навсегда сделает частное предпринимательство действительно свободным; она даст государству и правительству четкий и ясный образ действий, а мужчинам и женщинам — такой образ жизни, который освободит их от политического вмешательства и экономических ограничений, а с угрозой войн будет покончено.

Давайте повторим эти основополагающие истины:

Деньги могут выпускаться только через акт купли, и не могут выпускаться через акт продажи. Я покупаю и я продаю. Следовательно, я имею право, власть и обязанность быть лицом, выпускающим деньги.

Государство не должно продавать. Потому оно и не должно выпускать деньги. В противном случае оно будет выпускать необеспеченные деньги, которые постепенно разрушают денежную систему, и подрывают частное предпринимательство, от которого зависит наша жизнь. У правительства есть только одна альтернатива выпуску денег — самому заняться производством и продажей товаров и благ. Однако это означает правительственную монополию и диктатуру. Государство должно выпускать только обеспеченные товарами деньги.

В то же время, например, диктаторская сталинская Россия, это единственная власть в мире, которая выпускала только деньги, подтвержденные товарами. Каждый рубль был обеспечен товарами, созданными на государственных предприятиях. Однако это было достигнуто ценой утраты конкуренции, и обрекло граждан на жалкое существование, лишенное свободы и индивидуальности.

Конечно, мы можем обрести здоровую финансовую систему и полную занятость и через коммунизм, если это все, чего мы хотим. Однако мы хотим не только это, а еще и свободу, конкуренцию и свободное предпринимательство. Следовательно, мы сами должны сделать наши деньги здоровыми, и нашу экономику стабильной, полностью отобрав у правительства функцию выпуска денег.

Осуществить это невозможно простой атакой на систему политических денег. Глупо разрушать существующую систему, не разработав новую. Когда новая система будет разработана, тогда старую даже не нужно будет разрушать — она отомрет сама собой. Когда все больше людей начнет вступать в частную финансовую систему, тогда в сфере политических денег будет вестись все меньше торговли, постепенно народ предпочтет новую систему старой. Не понадобится даже никаких новых законов или политических шагов.

Если идея частных денег верна, она реализуется в действиях массы частных лиц.

Однако это не означает, что нам больше не нужны будут официальные лица. Мы будем нуждаться в них благодаря их престижу и способностям координаторов. Их помощь может оплачиваться благодаря их заинтересованности в общественных делах, а также сотрудничеству с общественными движениями и политическому влиянию. Потому власти всех уровней нужно держать в курсе событий нового финансового движения, и приглашать их к участию в нем. Это движение окажет объединяющее влияние на все слои общества, и внесет великий вклад в нашу общую безопасность в те беспокойные дни, что ждут нас.[1]

[править]

Об авторе: Э. К. Ригель (Edwin Clarence Riegel, 1879—1953),[2] американский экономист, сторонник свободного рынка и противник банковских систем, один из создателей альтернативной монетарной теории «субъективных денег». Некоторые его идеи (позднее использованние Фридрихом фон Хайеком) были реализованы через создание локальных торговых (LETS) и клиринговых систем; в политическом спектре чаще всего его имя связывают с прогрессистами и либертарианцами.

[править]