Экфонетическая нотация

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Экфонетика»)
Перейти к: навигация, поиск

Экфонетическая (также — внетоновая) нотация — система декламационных знаков, применявшаяся в церковной практике как руководство к чтению определённых частей Св. Писания. Внетоновую нотацию можно встретить в рукописях Библии на разных языках: на сирийском, на древнееврейском, на греческом, на славянском, на армянском, на грузинском и т.д.

По-гречески εκφωνητις означает возглас, εκφωνω — выкликать, вызывать; отсюда — экфонетика, искусство речитативного, распевного чтения священных текстов в процессе богослужения.

Чтение нараспев на Западе называется литургическим речитативом. Как и в Древней Церкви, в григорианском пении существуют различные мелодические типы распевного чтения (тонусы), в зависимости от типа читаемого теста. В целом тонусы имеют одинаковую структуру: начало фразы, подводящее к основному тону речитации; основной тон речитации, повторяющийся звук; полукаденция и каденция. В католические сборники песнопений входят также и строго регламентируемые разные виды речитативных возгласов священнослужителя, разделяемые к тому же на праздничные и будничные, тонусы Евангелия, Апостола, пророчеств и т. д. В древнерусской практике нормы музыкального распевного чтения, соответствующие разновидностям текстов, назывались погласицами. Погласицы — это краткий, достаточно простой напев, соответствующий строке текста и постоянно повторяющийся в процессе чтения.

Предыстория. Античные просодические знаки[править]

Знаки экфонетической нотации являются разработкой древнегреческих просодических знаков. Последние, в свою очередь, были введены как руководство к декламации в период, когда греческий язык стал господствующим на Востоке. Греки приписывали их создание грамматику Аристофану. Однако современные исследователи отмечают, что похожая система знаков существовала и в древних сирийских и индийских рукописях.

Таблица просодических знаков[1]
Название Начертание Значение
оксия / Высокий звук Высота
вария \ Низкий звук
периспомени Perispomeni.png Связная последовательность высоких и низких звуков (лига)
макра Длинный слог Длительность
врахия Vrakhia.png Короткий слог
дазия Dazia.png Густое придыхание Дыхание
псили Psili.png Лёгкое придыхание
апостроф Apostrof.png Апостроф Декламационные знаки
ифен Ifen.png Соединительный знак
диастоли Diastoli.png Разделительный знак

Примечания: Просодический знак апострофа обозначает взятие дыхания перед началом исполнения, а в середине указывает на «слабый» безакцентный слог.

Ритор Дионисий из Галикарнаса, живший в 30-е гг. I в. н. э., так описывал музыкальный тип греческой просодии: "Мелодия речи изменяется интервалом равным квинте, а голос не переходит границы диапазона больше, чем на три с половиной тона"[2]

Имелась особого рода музыкальная акцентуация и у древних иудеев в Ветхом Завете. Она была близка к грамматическим знакам препинания и отражала интонации выразительного чтения на богослужении. Каждый вид чтения из разного рода библейских книг (книг Закона и Пророков) имел свой определенный мелодический тип или музыкальную акцентуацию, которая менялась сообразно с их содержанием: "Пятикнижие по характеристике раввинов должно иметь звуки мягкие, но низкие; Пророки — звуки высокие и грозные; Притчи — вкрадчивые; Песнь песней — оживленные и веселые; Экклезиаст — серьезные и строгие"[3]

Византийские экфонетические знаки[править]

Экфонетические знаки являются переходным звеном между античными просодическими знаками и византийскими музыкальными невмами. Они обозначали различные модуляции голоса, но не подразумевали определённых интервалов или связную мелодию, то есть они сохраняли и значение декламационных знаков. Экфонетические знаки ставились в начале и в конце группы слов. Окружающую группу слов знаки могли быть или одинаковыми, или разными в зависимости от значения знака и содержания текста. Заключительный стих текста обозначался сдвоенным знаком и при исполнении особо акцентировался.

Таблица экфонетических знаков[1][4]
Название Начертание Значение
оксия Oxia.png Восходящее движение Высота
вария Varia.png Нисходящее движение
кремасти Kremasti.png Повышение голоса. Акцент
апостроф Apostrof2.png Понижение голоса
сирматики Sirmatiki.png Волнообразное движение
кафисти Kathisti.png Ровное движение
синемва Synemva.png Соединительный знак Декламационные знаки
ипокрисис
> или Ypokrisis.png
Разделительный знак
телия Telia.png Остановка

Примечания:

  1. Соединение апострофа и оксии, обозначавшееся как Apeso exo.png, называлось апесо эксо и означало повышение голоса с низшего уровня до высокого. В рукописях также встречается знак Paraklit-ekf.png, имеющая то же значение, что и невма параклит: указывание фразы, исполняемой в самом начале.
  2. Апостроф, помимо указанного сохраняет также значение просодического декламационного знака. Позднее в нотных рукописях XII в. он окончательно потеряет своё первоначальное значение просодического знака и станет интервальным знаком, связанным с движением на секунду вниз.

Экфонетическая нотация имеет большую историческую ценность, являясь, с одной стороны, ключом к разгадке природы акцента в классической Греции, а с другой — предшественницей невменной[5] нотации. Многие знаки экфонетической нотации вошли в ранневизантийскую, раннюю знаменную и кондакарную певческие нотации.[6]

Изучением и расшифровкой экфонетической нотации занимались ученые разных стран. Одним из первых был французский исследователь Жан Тибо, впервые опубликовавший византийские источники. Карстен Хёг (Дания) сделал приблизительную расшифровку рукописного памятника Синайского кодекса X—XI вв. (Профитолога — сборника ветхозаветных пророчеств). При этом Хёг применил особый исследовательский прием: кроме первоисточников — древнейших рукописей — он обратился к живой современнной традиции чтения, используя фольклорные методы в изучении церковной музыки. В 1931 г. членами Общества записей греческих песен совместно с Парижским университетом была совершена экспедиция в Грецию, во время которой были сделаны разные записи. Среди этих записей можно отметить запись чтения Евангелия Самосским митрополитом Иринеем. Эта запись говорит о том, что греческое чтение священных текстов обладало большой мелодичностью. Особенно украшенными были концовки зачал.[7]. Да и само чтение у греков по сравнению с русским и в настоящее время значительно распевнее. Запись чтения 16 гл. Евангелия от Марка, стихи с 1 по 8, прочитанного митрополитом Иринеем Самосским, была тщательно расшифрована в Парижском институте фонетики. Эта фонограмма отражает все тончайшие отклонения голоса: четвертитоновые соотношения звуков, ноты, начинающиеся с "подъезда", акцентируемые слоги и т. д. Интересно, что, несмотря на множество чисто восточных украшений, вуалирующих основу мелодии погласицы митрополита Иринея, она близка к некоторым старообрядческим погласицам. В основе и тех и других лежит опорный доминирующий тон, который опевается соседними ступенями (большой секундой сверху и малой снизу), исключение составляет лишь концовка текста, у греков украшенная богатым мелодическим развитием и хроматизированная; концы чтений у русских старообрядцев завершаются небольшим закруглением.

Богослужебная экфонетика в Древней Руси[править]

Византийские экфонетическая нотация были перенесена в русские богослужебные книги и употреблялась в них на протяжении нескольких веков. Форма экфонетических знаков в славянских рукописях в большинстве своем дублировала византийские аналоги, но в древнерусских рукописях количество знаков гораздо меньшее. Обозначение Евангелий для богослужебной практики знаками для чтения нараспев продолжалось во всяком случае не меньше 500—600 лет (XI—XVI). Самая поздняя находка с экфонетической нотацией — два Евангелия XVI века в Синодальном архиве[8]. Русское чтение намного ближе к западноевропейскому литургическому речитативу-акцентусу. В нем преобладает опевание одного тона. Возможно, именно поэтому русские евангелия не так обильно нотированы, музыкальные знаки в них чаще всего появляются в местах остановок — мелодических каденций.

Древнейшим памятником русской православной богослужебной экфонетики являются Остромирово Евангелие (1056—1057) и Куприяновы листы (отрывок из Евангелия XI в.). Как отмечают учёные, Куприяновы листы — это единственная славянская рукопись, в которой есть почти все знаки экфонетической нотации, встречаемые в греческих рукописях, в Остромировом же Евангелии они проставлены менее тщательно. Согласно наблюдению В. М. Загребина, в последней книге проставлен 451 знак. Знаки, наиболее важные для интонирования текста Евангелия – кремасти, оксия, двойная вария, апостроф – сосредоточены лишь на отдельных листах: в чтении на праздничной утрени Входа Господня в Иерусалим и на Литургии 1 сентября (церковное Новолетие). И в том, и в другом отрывке используется византийская классическая система расстановки знаков, известная по греческим источникам X–XII вв.: знаки размещаются парами – один в начале и один в конце каждого колона, во втором отрывке в конце чтения проставлены двойные знаки. В других чтениях Остромирова Евангелия проставлены только знаки ипокрисис и телия, причём последняя употребляется значительно чаще ипокрисиса, что обусловлено ее ролью в чтениях. Она разделяет большие синтаксические конструкции текста, и выполняет кадансирующую функцию в интонировании окончаний этих конструкций. Ипокрисис используется эпизодически. В его употреблении есть некоторые закономерности. Знаки проставляются на границах более мелких построений – колонов – и группируются по 2 или 3 на небольших участках текста.

В Пасхальном чтении Остромирова Евангелия используется только знак телии, тогда как другие экфонетические знаки отсутствуют. При этом над телией часто дополнительно надписан знак сирматики. Что обозначает этот сдвоенный знак, существует несколько предположений. По мнению Т. Ф. Владышевской, «сирматики и телия, соединенные вместе по вертикали, означают весьма распространенный каденционный оборот типа группетто с долгим звуком на конце». Другой взгляд на это начертание сформулировал И. А. Гарднер. Основываясь на практике Константинопольской церкви св. Софии, он отметил, что Пасхальный текст, разделенный на фрагменты, читался там на нескольких языках, причем каждый фрагмент повторялся, по меньшей мере, дважды: один раз он читался архиереем на одном языке, второй – диаконом на другом. «Возможно, – пишет Гарднер, – особо разукрашенные телии указывали, что здесь архиерей возобновлял свое чтение, и что при следующих, графически более простых вариантах этого знака, возобновляли свое чтение сослужащие».[9].

По предположению исследователей, писцами планировалась расстановка экфонетических знаков по всему тексту Евангелия, но работа эта, причём несколько раз возобновляясь, так и не была доведена до конца.

Как уже было сказано в введении статьи, древнерусская практика выработала нормы музыкального распевного чтения — погласицы, соответствующие разновидностям текстов. Погласицы — это оформленные мелодические фразы, представляющие собой мелодическую волну, либо речитацию на одном звуке. Основным признаком погласицы является соотношение между господствующим, доминирующим тоном и тоном завершающим, конечным. Погласица позволяла тонко музыкально оформлять и распевать любой текст, его ударные, безударные слоги, акценты.

Между погласицами распевного чтения и знаменным распевом сущесвует тесная связь. Многие исследователи считают вполне доказанным, что знаменный распев вышел из погласиц распевного чтения и в основе его простейших форм лежат интонации псалмодической речитации.[8].

Примечания[править]

  1. а б Таблица приводится по изд. О. Вологдиной "Музыкальная культура Византии"
  2. цит. по Т. Ф. Владышевская "Чтение нараспев священных текстов"
  3. Скабалланович М. Толковый типикон. Киев, 1910.
  4. Точное значение всех экфонетических знаков, по мнению учёных, установить не представляется возможным
  5. Невменная нотация — особая музыкальная нотация изобретённая в Византии для записи церковной музыки
  6. Экфонетическая нотация//Большой энциклопедический словарь. Музыка. М., 1998
  7. Зачало — отрывок Евангелия, предназначенных для чтения за службой
  8. а б Б. Кутузов. Экфонетика в православном богослужении//Журнал Московской Патриархии No 7, 1999 г.[1]
  9. цит. по Н. В. Рамазанова. Остромирово Евангелие и древнерусское церковное пение

Основные источники при написании статьи[править]

  • мон. О. Вологдина "Музыкальная культура Византии" М.: Сретенский монастырь; "Новая книга"; 1998
  • Т. Ф. Владышевская "Чтение нараспев священных текстов" [2]
  • Н. В. Рамазанова. Остромирово Евангелие и древнерусское церковное пение[3]