Этнокультурное общество "Скрыня"

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
The page type input value "Файл:" contains invalid characters or is incomplete and therefore can cause unexpected results during a query or annotation process.
  • The page type input value "Файл:" contains invalid characters or is incomplete and therefore can cause unexpected results during a query or annotation process.
  • Ошибка: Использование символа “[[” в данном месте лишено смысла.
  • Ошибка: Часть “]]” запроса не была распознана. Результаты могут отличаться от ожидаемых.

Этнокультурное общество «Скрыня».

1. Причины создания общества

  Уникальным явлением в деле сохранения традиционной культуры в Горячем Ключе и на Кубани в целом стало этнокультурное общество «Скрыня» (первоначальное название – «Скрыня саратовской казачки», эмблемой было изображение скрыни, из которой исходят лучи восходящего солнца) . Общество действовало в станице Саратовской  и его руководитель – Людмила Николаевна Пащенко. Причиной создания общества стало ослабление заботы государства о сохранение исторической памяти, разрыв поколений и трудности в передаче опыта, традиций, обрядов и фольклора от станичников старшего возраста молодёжи. Нашлись и лидеры, могущие объединить часть местных жителей для сохранения исчезающих традиций и исторической памяти. 
  Жительница ст. Саратовской Меланья Андреевна Морщинина (Зинченко), мать будущего руководителя обществе Л. Н. Пащенко, неформально собирала своих подруг. С начала 1990-х, в течение 12 лет, до середины нулевых, они ухаживали за памятником бойцам Красной армии, погибших  при освобождении станицы Саратовской. В юности Меланья Андреевна помогала хоронить бойцов сразу  после боя за станицу. Когда она умерла, Людмила Николаевна в январе 2002 года собрала на поминки подруг матери, которые вместе с ней приводили в порядок захоронение. Тогда они и решили создать общество «Скрыня», которое должно было заниматься уже и сохранением и передачей фольклора и исторической памяти (1). Общество никогда не было НКО или другим юридическим лицом. 

2. Состав общества Родилась Людмила Николаевна Пащенко в 1943 году. Детство её прошло в станице Саратовской. В это время большое влияние на Людмилу Николаевну оказала её прабабушка – потомственная казачка Марфа Михайловна Богуславская (1878 г.р.), от которой она смогла узнать необычайно много о родных традициях, говоре, укладе жизни. В своё время Марфа Михайловна открыто и наотрез отказалась вступать в колхоз несмотря на жесткое давление партийцев.

  Потом была успешная многолетняя работа вдали от родины (оператор радиолокационной станции, работа в конструкторском бюро и пр.): Чукотка, Дальний Восток, Литва, другие места на карте СССР. Крепли заложенные в детстве задатки настоящей казачки – организатора и лидера. В разное время в деятельности этнокультурного общества принимали участие Ольга Антоновна Белоножко (1913 г.р.), Ульяна Сергеевна Крапивка,  семья Евтушенко (Николай Матвеевич Евтушенко (играл на бубне), Анна Григорьевна Евтушенко, Наталья Матвеевна Евтушенко),  Варвара Ивановна Долога, Лидия Павловна Касаева, Мария Андреевна Кислова, Евгения Кузьминична Вереса, Мария Петровна Перхун, Мария Дмитриевна Жданова, Василий Александрович Хулапов (играл на баяне) (2). Мужчин в женском коллективе было совсем немного, но они играли особую роль как мастера игры на музыкальных инструментах, люди, выполнявшие мужскую роль в обрядности (3). 
   Участницы общества пережили на своём веку многое. Так, казачка Мария Дмитриевна Жданова пережила раскулачивание, репрессии и оккупацию. Её отца арестовали в 1929 г. и выслали, а в 1938 г. – расстреляли. Воспитывала Марию Дмитриевну мать, вдова – казачка, знатная певунья. Их любимая с матерью песня – «А у вэшнэвому саду там соловейко щебетал …». Муж Лидии Павловны Касаевой служил в 9 –ой Пластунской Краснодарской дивизии, брат погиб на войне, но за внесение его имени в списки погибших станичников пришлось побороться. Одна из её любимых песен, популярных в военные годы, «Расцвела зоря алым цветом …». Евгении Кузьминичне Вересе выпало хоронить бойцов Красной Армии, множество которых погибло во время освобождения станицы Саратовской (4). 

3. Специфика деятельности общества.

    В рамках этнокультурного общества «Скрыня» пожилые женщины аккумулировали местный станичный фольклор, обряды, народные знания, устноисторические рассказы, образцы кубанского говора. Был создан минимузей, в котором собирались предметы домашнего обихода (женская шаль, конский хвост, применявшийся для уборки). Минимузей не имел собственного помещения, некоторые предметы хранились у Л.Н. Пащенко, другие участники общества приносили на время в случае надобности. 
    Людмила Николаевна так же помогала собирать станичникам сведения о репрессированных родственниках, родственниках – героях Великой Отечественной войны. Обществом предпринимались попытки отлить колокол в память об основателях станицы (5). 
     Во время бесед друг с другом носительницы знаний восполняли пробелы в памяти, сопоставляли варианты им известного. Речь идёт о комплексном сборе информации по основным блокам традиционной культуры: фольклор, обрядовую культуру (с разыгрывания святочного обряда «вождения Мыланки» и началась деятельность «Скрыни в 2002 г.), народные знания (в т.ч. – медицинские, например, лечение сояшницы), воспоминания о традиционных занятиях  (в т..ч ремёслах, связанных с обработкой дерева, прядением), традиционную кулинарию (например, «пыза» - редкая мамалыга, густая мамалыга - «дид») материальную культуру (одежда, предметы домашнего обихода, музыкальные инструменты, предметы конской упряжи), соционормативную культуру (воспитание детей), детские игры (Кыця Баба), этнолингвистические сведения. Всё это собиралось и записывалось. 
   Среди любимых песен членов общества можно отметить «Стоить гора высока …», «Посияла огирочкы …», «Брошу кошик на полыцю …», «Нысэ Галя воду …», «Туман яром …», «Як пишов я Дуньку сватать…», «Дивчина, Маруся …», «По-за лугом зэлэнэнькым …», «Сербияночку …» (плясовую), «Провожала маты …», «Йихав козак на вийноньку …» (при проводах казака на службу), «Ишлы два героя …», «Черэз кого на вулыцю нэ хожу…», «Под белой берёзой головку складу…», «Ой, пры лужке, пры луне…». «Закувала зозуля…», «Едут, едут мазуры …», «Восемнадцать я лет возрастала, а потом хулигана нашла …», «По дорози пыльно …», «Вспомним мы, ребята, крупу и муку…», «Вспомним, братцы, мы, кубанцы, двадцать перво сентября …», «Тиче ричка мутна …», «Ой, на тим боци, на толоци …», «Люлька моя пэньковая …», «Скакав казак через долину …», «Ой, у поли озерэчко …», «Ой, доня доня, нэ будь дурною…», «Ой, хлопчик  в сопилочку грае…» и многие другие. В песенном репертуаре представлен характерный для Кубани  сочетание пластов: песни территорий, откуда населялась станица (земли войска Черноморского, Киевская губерния), кубанские воинские песни, такие как «Вспомним братцы, мы, кубанцы …», популярные общероссийские песни, такие как «При лужке …», поздняя городская лирика, например «Восемнадцать я лет возрастала …». Хорошо членам общества были известны и песни, сопровождающий свадебный обряд, такие как «У  имярек вориточки впалы …», У.С. Крапивка вспоминала старинный обычай заочного сватовства по головному убору. 
   Среди устной прозы необходимо выделить предание «Пётр I и султан», передававшееся в семье Зинченко (предков Н.Л. Пащенко), легенду о «турэцком кладбище» в ст. Саратовской. Зафиксированы мифологические представления о колдунах, «ужаке», домовом, мифологические представления о жабе, утопленниках и дожде. Придание об «огненной метле», появившейся в небе незадолго до начала Великой Отечественной войны. А так же приметы о снах, сельскохозяйственные приметы (например, Петрив день), магические действия при граде (выкидывать кочергу) и многое другое (6). 
  Среди наиболее заметных и важных для членов общества обрядов стоит отметить приглашение невестой и женихом гостей на свадьбу, благословение молодых, празднование Пасхи и Провода (посещение умершими родичами и посещение умерших родичей), а так же проводы казака на службу. Участники общества рассказывали, что перед уходом на службу мать давала казаку откусить пирожка, этот пирожок потом она заворачивала в обрядовое полотенце (хустку) и клала в святой угол под иконы. По возвращению после службы казак должен был доесть пирожок, который зачастую не портился… Именно об этом обряде снимала сюжет киногруппа из Санкт- Петербурга.
    Подбор указанных выше обрядов не случаен. Они демонстрируют связь и единение: между станичниками одного возраста, родителями и детьми, находящимися в станице и отсутствующими, живыми и умершими (7). 
   Среди устноисторических рассказов стоит отметить воспоминания потомков о последнем станичном атамане станицы Саратовской, лихом рубаке, вернувшимся в станицу после раскулачивания и ссылки, несмотря на то, что другие казаки подбивали его бежать за границу. О богатом приписном казаке-овцеводе родом из Молдавии, деде мужа В.И. Дологи, который очень развил овцеводство в станице Саратовской, много помогал станичникам и сделал своих лучших работников успешными предпринимателями. От раскулачивания и ареста его позже спас сын – красноармеец (свёкор Варвары Ивановны), попросивший заступиться за отца К.Е. Ворошилова. О. А. Долога  вспоминает, как красные и белые по очереди наступали и отступали «а мы булы ны за тых, ны за тых»…  Муж О.А Дологи попал в плен и сбежал. Его спас один из украинцев, живших по соседству с лагерем. И умер поле несчастного случае после войны. Ольга Антоновна рассказала о запустевших садах и фундаментах брошенных домов: «Турэцкы (и)х» (черкесских) и уже славянских, казачьих…
  М.А. Кислова рассказала о выживании с семьёй в голод посредством коровьего молока, выменивания еды на одежду (8). 
   А так же запоминаются пересказы У.С. Крапивки об участии мужа в  обороне Малгобека во время Великой Отечественной войны, когда в бою полегла почти вся часть, и некому было есть приготовленную поваром кашу …. 
   Общество «Скрыня» помогло сохранить и зафиксировать фольклористам ряд уникальных элементов традиционной культуры казачьего Закубанья, которые передавались участникам Кубанской фольклорно-этнографической экспедиции, киногруппой из Санкт- Петербурга, два диска с выступлениями участников «Скрыни» сняло телевидение г. Горячий Ключ (9). Людимила Николаевна была и внештатным корреспондентом газеты «Горячий Ключ» (10). Усилия Людмилы Николаевны не остались без внимания. Помощь «Скрыне» в виде предоставления транспорта оказывалась администрацией города Горячий Ключ, станицы Саратовской, она в числе заслуженных казачек приглашалась на приём к атаману ККВ. Людмила Николаевна - лауреат почётных наград атамана ККВ, Кубанского казачьего хора. Атаман ККВ В.П. Громов, известный писатель В.И. Лихоносов, классик кубанской журналистики были на пятилетнем юбилее «Скрыни» 18 января 2007 года. Бабушки из «Скрыни» принимали участие в открытии памятнику кубанскому казачеству 7 апреля 2005 года, когда 92-летняя Ольга Антоновна Белоножко танцевала перед гостями праздника… Выступали они и перед спецназовцами на полигоне «Молькино». Людмила Николаевна участвовала в мероприятиях библиотеки им. Н.А. Некрасова в г. Краснодаре (11). Под влиянием деятельности «Скрыни» подобное общество – «Сэмэдилуха» , было создано и в соседней станице Бакинской. 

5. Трудности в работе общества

  Однако разовые мероприятия воспринимались Людмилой Николаевной с оправданным скепсисом. Основная проблема, с которой сталкивалось этнокультурное общество – это низкий уровень передачи традиционной культуры молодому поколению станичников. Молодёжь и люди среднего возраста интересовались происходящим в «Скрыне», но пассивно, не воспроизводя действия членов общества. Например, предприниматели ст. Саратовской не проявили интереса к созданию кафе традиционной саратовской кухни. Крайне недостаточной была финансовая и юридическая поддержка, поддержка со стороны станичного казачьего общества и отдела (более конструктивно складывались отношения с казаками соседней станицы Бакинской). Сказалось различие в укладе жизни поколений, например, привычка зарабатывать и/или сбывать продукцию за пределами станицы, совершенно разные представления о таких понятиях, как «казак», «казачка», «народная культура» (подмена реального поведения, действий парадными ценностями, суженные представления о содержании традиционной культуры). Одной из главных претензий к бабушкам из «Скрыни» было отсутствие у них желания наряжаться в яркие псевдонародные наряды (12)…
  Не было регулярной работы по передаче молодёжи знаний и навыков участниц общества и со стороны учреждений образования. Основные трудности возникали именно при взаимодействии с учреждениями образования и культуры, жестко ограниченными в своей деятельности инструкциями и правилами. Очень сказывались стремление просто «сделать отчётность» без лишних затрат энергии, бюрократический формализм, попытки чиновников руководить самодеятельной организацией, стремление подменять общее дело наиболее выгодными частными моментами. Тем более, что формат передачи традиционных знаний требует неспешного, повседневного общения, а не разовых отчётных мероприятий. (13).  Обществу «Скрыня» так и не выделили своего помещения (Первые два года работы члены общества собирались в станичной библиотеке. Потом отношения с учреждением испортились, и «Скрыня» теперь собиралась в частных домах (14). 
  К 2012 году стали сказываться последствия старения участниц общества, ко многим уже приходилось ходить на дом, что не всегда было возможно. Сама Людмила Николаевна по семейным обстоятельствам должна была переехать в Краснодар. Без лидера деятельность общества стало затихать и в настоящее время находится в «спящем» состоянии.  
                                                                 Примечания
1. ПМ КФЭЭ-2008. а/к № 3979; ст. Саратовская. Инф.: Пащенко Л.Н. и члены этнокультурного общества «Скрыня». Иссл.: Бондарь Н.И. 

2. Полна скрынюшка добра // http://crazybelka.2x2tv.tv ( дата обращения – 07. 10. 2015). 3. Архив Научно-исследовательского центра традиционной культуры (далее – НИЦ ТК). ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор». Рукописный фонд Л.Н. Пащенко (далее – Ф. 1). Оп. 2. Д. 2 - 4. 4. Поцебнева П. Роковое утро 38-го // Кубанский казачий вестник. 2008. №43 . 1 ноября С. 3. 5. ПМ КФЭЭ (далее - полевые материалы Фольклорно-этнографической экспедиции) - 2008. А/К 3979. Ст. Саратовская. Инф.: Л.Н. Пащенко, 1943 г.р., и об- во «Скрыня». Иссл.: Бондарь Н.И.; ПМ КФЭЭ - 2008. А/К 3984. Ст. Саратовская. Инф.: Л.Н. Пащенко, 1943 г.р., Долга О.А., 1913 г.р., Кислова М.А., 1927 г.р., др. члены об-ва «Скрыня». Иссл.: Бондарь Н.И., Воронин В.В., Зудин А.И. 6. Архив НИЦ ТК ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор». Рукописный фонд Л.Н. Пащенко ( Ф. 1). Оп. 1. Д. 2. 7. ПМ КФЭЭ - 2008. А/К 3984. Ст. Саратовская. Инф.: Л.Н. Пащенко, 1943 г.р., Долга О.А., 1913 г.р., Кислова М.А., 1927 г.р., др. члены об-ва «Скрыня». Иссл.: Бондарь Н.И., Воронин В.В., Зудин А.И. 8. Бондарь Н.И. Воронин В.В. Тягостные наблюдения по итогам кубанской фольклорно – этнографической экспедиции 2010 года // Кубанский сборник. 2019. Т. IV. (25). С. 433. 9. Ларева Г.; Репях Г. Итожим прожитое // Горячий Ключ. 2006. №157. 30 декабря. С. 9. 10. Герсимова И. Подруги, матери, соратницы // Кубанский казачий вестник. 2008. 15 марта. №10. С. 1 – 2.; Традиционная культура и говор Кубанского казачества // http://www.neklib.kubannet.ru (дата обращения – 01. 12. 2015). 11. Павловская Т. Сундук добра // Российская газета – Кубань. 2007. №13. 24 января. С. 11.; Ларева Г. Родные корни // Горячий Ключ. 2007. №8. 23 января. С. 1. 12. Архив НИЦ ТК ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор». Рукописный фонд Л.Н. Пащенко ( Ф. 1). Оп. 2. Д. 1 – 16. 13. Полна скрынюшка добра // http://crazybelka.2x2tv.tv ( дата обращения – 07. 10. 2015). 14. Архив НИЦ ТК ГБНТУК КК «Кубанский казачий хор». Рукописный фонд Л.Н. Пащенко ( Ф. 1). Оп. 2. Д. 1 – 16. <