Николай Николаевич Юденич

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Юденич Николай Николаевич»)
Перейти к: навигация, поиск
Николай Николаевич Юденич
Юденич.jpg
Дата рождения:
30.7.1862 (18)
Место рождения:
Москва, Российская Империя
Дата смерти:
5.10.1933
Место смерти:
Канны, Франция
Принадлежность:
Российская Империя Российская Империя
Флаг России Российская республика
Белое движение Белое движение
Годы службы:
18791919
Звание:
Генерал от инфантерии
Командовал:
Кавказская армия
(январь 1915 — февраль 1917)
Кавказский фронт
(февраль — 31 мая 1917)
Северо-Западная армия
(5 июня — 28 ноября 1919)
Сражения/войны:
Памирские экспедиции

Русско-японская война:

Российская интервенция в Персию
Первая мировая война:

Гражданская война в России:

Награды и премии:
{|style="background:transparent" |
Орден Святого Георгия II степени
||
Орден Святого Георгия III степени
||
Орден Святого Георгия IV степени

|-

|
Орден Святого Александра Невского
||Орден Белого орла

|-

|
Орден Святого Владимира II степени
||
Орден Святого Владимира III степени с мечами
||
Орден Святого Владимира IV степени

|-

|
Орден Святой Анны I степени
||
Орден Святой Анны II степени
||Орден Святой Анны III степени

|-

|Орден Святого Станислава I степени с мечами||
Орден Святого Станислава II степени
||Орден Святого Станислава III степени

|}

Кавалер Большого Креста ордена Почётного легиона

Оружие:

Золотой эфес2.jpg

Николай Николаевич Юде́нич (18 [30] июля 1862, Москва — 5 октября 1933, Канн, Франция) — российский военный деятель, генерал от инфантерии (1915). Один из самых успешных генералов России во время Первой мировой войны; во время Гражданской войны возглавлял силы, действовавшие против советской власти на Северо-Западном направлении. Последний российский кавалер Ордена Святого Георгия II степени.

Биография[править]

Родился в семье коллежского советника, происходившего из малороссийских дворян.

По достижении совершеннолетия поступил в Межевой институт, однако, проучившись в нём меньше года, перешёл в Александровское военное училище.

8 августа 1881 года получил производство в первое офицерское звание поручика.

Окончив училище с отличием, поступил в гвардию и был направлен в Варшаву, став ротным командиром лейб-гвардии Литовского полка.

В 1884 году, в 22 года успешно выдержал вступительные экзамены и стал слушателем Николаевской академии Генерального штаба, которую закончил в 1887 году по первому разряду с присвоением звания «штабс-капитан гвардии».

После службы на различных штабных и строевых должностях в 14-м армейском корпусе в Варшавском военном округе в 1892 году был произведён в подполковники и переведён в Туркестанский военный округ (ТуркВО), где принял должность начальника штаба Памирского отряда.

Будучи произведён в 1896 году в полковники, в 1902 году вступил в командование 18-м стрелковым полком 5-й стрелковой бригады 6-й Восточно-Сибирской дивизии. Отказавшись накануне русско-японской войны от должности дежурного генерала при штабе ТуркВО, после начала войны выступил с полком на фронт.

В сражении при Сандепу и сражении под Мукденом водил солдат в штыковую атаку и после серьёзного ранения в грудь навылет под Мукденом был отправлен в госпиталь.

За русско-японскую войну был награждён золотым Георгиевским оружием «За храбрость», а также орденами Св. Владимира 3-й степени с мечами и Св. Станислава 1-й степени с мечами и произведён в генерал-майоры (1905), приняв должность командира 2-й бригады 5-й стрелковой дивизии. Однако уже в следующем году был назначен генерал-квартирмейстером штаба Кавказского военного округа.

В 1909 году был награждён орденом Св. Анны 1-й степени, а в 1912 году произведён в генерал-лейтенанты (по выслуге лет).

После объявления Россией войны Османской империи в октябре 1914 года был назначен начальником штаба Кавказской армии.

После Сарыкамышской победы был представлен главнокомандующим на Кавказе И. И. Воронцовым-Дашковым к званию генерала от инфантерии, а помимо очередного повышения награждён орденом Св. Георгия 4-й степени и назначен командующим Кавказской армией.

За разгром «правого крыла» 3-й турецкой армии (около 90 батальонов) в ходе Евфратской операции, закончившейся 30 июля 1915 года, был награждён орденом Св. Георгия 3-й степени.

За взятие Эрзерума был награждён Георгиевским крестом 2-й степени.

5 марта 1917 года стал главнокомандующим Кавказским фронтом. Однако, пробыв в должности главкома два месяца, был отстранён от должности и вызван в Петроград. Получив там задание «ознакомиться с настроениями» в казачьих областях, выехал в Москву, а затем в Могилёв. Полностью выполнить порученное задание не смог, да и вряд ли к этому стремился.

После октября 1917 года снова оказался в Петрограде и, сразу же перейдя на нелегальное положение, много времени посвятил петроградскому антибольшевистскому подполью. Однако, не расчитывая на выступление против большевиков в Петрограде, в конце ноября 1918 года с семьёй переехал в Финляндию, где установил контакты со спецслужбами Великобритании, генштабом Финляндии и шведскими правительственными структурами.

Указом А. В. Колчака от 10 июня 1919 года был назначен диктатором — «Главнокомандующим всеми российскими сухопутными и морскими вооружёнными силами, действующими против большевиков на Северо-Западном фронте».

В августе 1919 года стал военным министром в составе новообразованного Северо-Западного правительства.

В конце августа 1919 года переехал с супругой в Эстонию и стал жить в Нарве и Ревеле, руководя войсками, сосредоточенными на нарвском направлении, и участвуя в работе Политического совещания в эстонской столице.

Не сумев добиться выделения союзниками транспортных судов, дабы перебросить сохранившиеся кадры Северо-Западной армии на юг, к Деникину, 22 января 1920 года издал приказ о роспуске армии и создал ликвидационную комиссию, передав в её распоряжение имеющиеся денежные средства.

В ночь на 28 января 1920 года в гостинице «Коммерс» в Ревеле был арестован несколькими белыми офицерами, во главе с С. Н. Булак-Балаховичем, и тремя эстонскими полицейскими. Вскоре, однако, был освобождён и переведён в помещение английской военной миссии. Позднее переехал с семьёй в Англию, а затем во Францию, в Ниццу.

Личная жизнь[править]

Супругой Юденича стала Александра Николаевна, урождённая Жемчужникова (18711962), разведённая жена штаб-ротмистра Сычёва.

Отзывы и воспоминания современников[править]

Генерал Б. П. Веселозёров:

От него никто не слышал, как он командовал полком, так как генерал не отличался словоохотливостью; георгиевский темляк да пришедшие слухи о тяжком ранении красноречиво говорили, что новый генерал-квартирмейстер прошел серьезную боевую страду. Скоро все окружающие убедились, что этот начальник не похож на генералов, которых присылал Петербург на далекую окраину, приезжавших подтягивать, учить свысока и смотревших на службу на Кавказе, как на временное пребывание… В самый краткий срок он стал и близким, и понятным для кавказцев. Точно всегда он был с нами. Удивительно простой, в котором отсутствовал яд под названием «генералин», снисходительный, он быстро завоевал сердца. Всегда радушный, он был широко гостеприимен. Его уютная квартира видела многочисленных сотоварищей по службе, строевое начальство и их семьи, радостно спешивших на ласковое приглашение генерала и его супруги. Пойти к Юденичам — это не являлось отбыванием номера, а стало искренним удовольствием для всех, сердечно их полюбивших.

По словам начальника штаба Кавказского фронта генерал-лейтенанта Д. П. Драценко, Юденич «всегда и всё спокойно выслушивал, хотя бы то было противно намеченной им программе… Никогда генерал Юденич не вмешивался в работу подчинённых начальников, никогда не критиковал их приказы, доклады, но скупо бросаемые им слова были обдуманы, полны смысла и являлись программой для тех, кто их слушал».

А. В. Геруа:

Изобильно облепленный иностранными воздействиями, русской, так называемой, «революционной общественностью», которую лучше было бы переименовать «полуреволюционной», представителями сбежавшего заграницу русского капитала, также не чуждого полуреволюции, и здесь ставшего «спекулятивным капиталом, плутократией», генерал Юденич был, конечно, не в своей тарелке. Неудивительно, что, по выражению окружавших его «демократов», «умный, крайне молчаливый генерал», впал в крайнее безмолвие. Вообще ген. Юденич явно избегал политических разговоров.

Британский премьер-министр Д. Ллойд Джордж:

у него нет никаких шансов захватить Петроград… Он ничем не зарекомендовал себя как военачальник[sic!], и у нас нет доказательств, что он способен осуществить задуманное…

В. И. Ленин:

Покончить с Юденичем (именно покончить — добить) нам дьявольски важно… Надо кончить с Юденичем скоро; тогда мы повернем все против Деникина.

П. А. Томилов:

Главнокомандующий сделал все, что было в его силах, чтобы одержать победу, но генерал Юденич попал в непреодолимо тяжелые условия. Ни своей территории, ни базы не было, попытка опереться на Финляндию не удалась, приходилось базироваться на Эстонию, правители которой очень боялись торжества Белого движения. Маленькой Северо-Западной армии не по силам, конечно, была задача овладеть и удержать за собой столицу.

Писатель А. И. Куприн:

Формальный глава армии существовал. Это был генерал Юденич, доблестный, храбрый солдат, честный человек и хороший военачальник. Но… генерал Юденич только раз показался на театре военных действий, а именно тотчас же по взятии Гатчины. Конечно, очень ценно было бы в интересах армии, если бы ген. Юденич, находясь в тылу, умел дипломатично воздействовать на англичан и эстонцев, добиваясь от них обещанной реальной помощи. Но по натуре храбрый покоритель Эрзерума был в душе — капитан Тушин, так славно изображенный Толстым. Он не умел с ними разговаривать, стеснялся перед апломбом англичан и перед общей тайной политикой иностранцев.

Ссылки[править]

Литература[править]