Егорий вешний

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Юрьев День»)
Перейти к: навигация, поиск

Егорий вешний (Егорий Храбрый, Юрий Зелёный, Юрьев День) – народное название дня памяти св. Георгия Победоносца, отмечавшегося 23 апреля/6 мая. Русские крестьяне говорили: «На Руси два Егорья: один холодный, другой голодный.

Св. Георгий (Егорий, Юрий) в христианской традиции известен как великий мученик и чудотворец. Будучи воином в страже императора Диоклетиана, он обличал его как гонителя христиан, за что и был обезглавлен 23 апреля 303 г. Согласно христианским легендам, св. Георгий совершил множество подвигов и чудес Главным из них было освобождение от огромного змея жителей г. Бейрута, которые должны были ежегодно отдавать на съедение змею своих детей.

В русской народной традиции[править]

В русской народной традиции Георгий Победоносец считался одним из главных святых. В «егорьевской» песне, исполнявшейся в западных губерниях Европейской России, об этом говорится так:

      На тым соборе три престола:
      Первый престол – свят Егорий,
      Другой престол – Мать Пречистая,
      Третий престол – сам Сус Христос

В деревнях Верхнего Поволжья день памяти св. Георгия считался вторым по значимости после главного христианского праздника – Пасхи:

      Первый праздник –
      Свята Пасха,
      Яйца красят.
      Другой праздник –
      Свят Егорий,
      И бяри вербу,
      И гони (скот) в поле.

В народном сознании образ христианского святого слился с образом языческого солнечного бога. Его представляли могучим богатырем, у которого «во лбу красное солнышко, в затылочке светел месяц» и который обладает сверхъестественной силой, направленной на защиту русского народа от врага, и огромной властью над природой.

Празднование Егорьева дня приходилось на ранневесенний период народного календаря. Св. Георгий был олицетворением созидающих сил природы. Русские крестьяне говорили, что вместе с Егорием на землю приходит весна: «Егорий на порог весну приволок», «Не бывать весне на Святой Руси без Егория». Считалось, что он «открывал» землю:

      Святый Юрья, Божий посол,
      До Бога дошов,
      А узяв клюци золотые,
      Атамкнув землю святорусскую
      На белую Русь и на весь свет.
      Св. Георгий оживлял землю, выпуская на волю росу:
      Свят Ягорья
      Взял ключи златы,
      Пошел в поле
      Росу выпустил,
      Росу теплую,
      Росу мокрую.
      Св. Георгий, если его попросить, дает полям первый дождь:
      Дождь, дождь!
      На бабину рожь,
      На дедову пшеницу,
      На девкин лен
      Поливай ведром.

Обрядовые действия[править]

Особенно характерны для Егорьева дня обрядовые действия, направленные на защиту домашних животных.

Пробуждение природы влекло за собой возобновление земледельческих работ, которое фактически во всех русских деревнях начиналось сразу же после Егорьева дня: «Господь Бог благословляет землю и открывает ее на сеяние», «Егорий начинает полевые работы», «На Егорья выезжает и ленивая сошка», – говорили русские. На Егорьев день обязательно выгоняли на пастбище скот, даже если было холодно и местами еще лежал снег. Считалось, что св. Георгий в этот день объезжает стадо на белом коне, беря его под свое покровительство. По вятскому поверью, у хозяина, не выгнавшего скот в Егорьев день, «кукушка окукует скотину» и та летом не будет ходить домой; в Смоленской губернии считали, что корову, оставленную в Егорьев день в хлеву, невозможно будет «приговорить к стаду»; в Тверской губернии верили, что такую корову может задрать медведь, насланный лешим

Во многих русских деревнях в этот день проводились обряды в честь св. Георгия, во время которых люди обращались к святому с просьбами «открыть» землю, дать плодородие полям, защитить скот.

Обращения к св. Георгию с просьбой «открыть» землю были характерны для западнорусских губерний, граничащих с белорусскими землями, а также для ряда деревень Пензенской губернии. Так, например, в Пензенской губернии молодежь выбирала из своей среды парня, который должен был изображать св. Георгия. В руки этому парню, называвшемуся «Юрья», давали зажженный факел, украшали его первой зеленью, если она к этому времени уже появлялась, а на голову клали круглый пирог. Процессия, возглавляемая «Юрьей», трижды обходила озимые поля. Затем все собирались на меже, разводили костер, съедали пирог и после этого обращались к св. Георгию с просьбой:

      Юрий, вставай рано,
      Отмыкай землю,
      Выпускай росу
      На теплое лето,
      На буйное жито,
      На ядренистое,
      На колосистое.

В западнорусских губерниях парни и девушки ходили по крестьянским дворам, величали св. Георгия, а затем отправлялись в поле и просили у него:

      Юрья, добрый вечер,
      Юрья, подай ключи.
      Бацко, которые?
      Сынку, землевые –
      Землю отмыкали,
      Росу выпушацы.
      Роса для коровок,
      Трава для коников,
      Лоза для козачок,
      Дигель для свиночок,
      Мурок для овечок.

Обращение к св. Георгию с просьбой о плодородии полей встречалось во многих губерниях Европейской России, чаще всего центральных и западнорусских. Например, в деревнях Владимирской губернии молодежь обходила поля и пела для св. Георгия «куралесу» (искаженное греческое «кирио елейнос», что значит «Господи, помилуй!»):

      Воскликнемте, братцы, Святую куралесу:
      Даж, Боже, нам
      Ячмень усатый,
      Пшеницу колосисту.

В Смоленской губернии в Егорьев день женщины обнаженными валялись по земле, приговаривая: «Как мы катаемся по полю, так пусть и хлеб растет в трубку». В Тверской губернии в этот день по полю катали священника или после молебна на полях все присутствовавшие катались по озими в надежде на хороший рост хлебов.

Особенно характерны для Егорьева дня обрядовые действия, направленные на защиту домашних животных. Во многих деревнях перед иконой св. Георгия, вывешенной при входе в хлев, женщины читали молитвы, в которых просили святого защитить «скот, милый живот». В Верхнем Поволжье просьба, обращенная к св. Георгию, облекалась в форму обряда «окликания Егория». Ранним утром небольшие группы молодых мужчин и группы молодых женщин обходили поля, оставляя там крестики из прутьев, а потом шли в деревню, останавливаясь около каждого дома. Специальной «егорьевской» песней они вызывали на крыльцо хозяина и хозяйку.

      Мы ранешенько вставали,
      Белы лица умывали...
      Тетушка Анфисья,
      Скорее пробудися.
      Хозяева выходили на крыльцо, и окликалыцики начинали песню, обращенную к св. Георгию:
      Батюшка Егорий,
      Спаси нашу скотинку,
      Всю животинку, –
      В лесу и за горами,
      За широкими долами!
      Волку, медведю –
      Пень да колода,
      Да белая береза,
      Древясяный камешек!
      Нашим же телонькам –
      Травка-муравка,
      Зелененький лужок!

Песня исполнялась под специальную мелодию, проигрывавшуюся на барабанке. Хозяева кланялись окликалыцикам и одаривали их крашенными в желто-зеленый цвет яйцами. Окликалыцики желали хозяевам благополучия:

      Благодарю тебя, хозяин с хозяюшкой,
      На добром слове, на хорошем подаянье!
      Дай тебе Господи побольше пожить,
      Да побольше нажить:
      Сто коров, девяносто быков,
      Тридцать куриц, двадцать петухов.

Почти по всей России в этот день пастухи совершали обходы первый раз выпушенных на пастбище коров и овец. Пастух брал с собой «магические» предметы (иконку с изображением св. Георгия, веточку вербы, освященную в церкви, горбушку хлеба, восковой шарик с закатанными в него шерстинками коров из стада, замок и др.) и трижды обходил стадо, читая «отпуск» – специальный заговор: «Святой Георгий Победоносец и святой Константин, на белых конях, имущи в руках огненные щиты, объезжают около нашего скота, милого живота; бьют они, побивают всех колдунов и колдуниц, еретиков и еретиц, воров и вориц, зверей и звериц, волков и волчиц, змеев и змеиц» (Некрылова 1991, 175). После того как стадо было отдано под покровительство пастуха и св. Георгия, в деревне начиналось гулянье взрослых мужчин и женщин, сопровождавшееся пением песен, плясками, коллективной трапезой. Пастухи же праздновали Егория до самого утра, получив от владельцев скота пиво, яйца, пироги.