4400 лет Словенску Великому

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

4400 лет Словенску Великому — предшественнику Новгорода, идущий в период 19932018 гг. юбилей эпического основания городов (первоначальных поселений) Словенска и Русы у озера Мойско (Ильменя). Возможности для юбилея подтверждаются археологическими находками эпохи неолита на Коломцах, Перыни, Прости, Городище у истоков Волхова из Ильменя, упоминанием основания Словенска около 2395 г. до н. э. (с вариантами ± до 15 лет) в десятках списков позднесредневековых летописей.

Условности юбилеев городов[править]

С весны 2003 года Санкт-Петербург (своеобразный наследник Великого Новгорода) отметил свое 300-летие. Хотя крупный город Ниеншанц (русское Канцы) существовал на его месте более ста лет до этого, а около 1500 г. Городенский погост здесь включал десятки довольно крупных селений (более тысячи жителей). Шведы построили город у Невы — Ландскрону (Корону-венец земли) еще в 1300, но новгородцы ее разрушили. И в ответ у истоков Невы поставили свою крепость — Орешек. Так что юбилей города на Неве — мероприятие относительное и политическое. В связи с этим юбилеем или отдельно, вплоть до 2005 года, Великий Новгород имеет не меньше оснований отпраздновать 4400 лет своему предшественнику — Словенску Великому. Одновременно жители Старой Руссы вправе устроить торжество в честь 4400-летия эпическому граду Русе (на торжествах в городе князь Рус уже привычно выезжает впереди праздничной колонны рушан). Основания для столь значимых торжеств на Новгородской земле есть эпические (сотни текстов легенды, «исторической повести» и т. д. ХУ — ХУШ вв., отраженной в арабских и иных источниках с 1Х — ХП вв.), археологические, лингвистические, антропологические и другие — далее они, по сути, приведены). И отдача для развития Великого Новгорода и всей области от этих юбилеев будет достаточно существенной, особенно при умелой пропаганде. Возможно привлечь и средства федерального центра в целях патриотического воспитания россиян данными юбилеями. Вероятно оживить и интерес к краю иностранных туристов. Надо хотя бы поставить на холме у Прости (между Ращепом и Перынью) на свайном основании крупные железобетонные фигуры Словена и Руса. Железобетонные — сборные с хорошим креплением, высотой метров в 10 — 15 (масштаб эпический!) не украдут и не разрушат. А с холма (поля) открывается хороший вид на озеро Ильмень, Перынский скит, Юрьев монастырь, южную окраину Новгорода. Можно объявить всероссийский конкурс на создание проекта памятника эпическим героям отечественной истории. Понятно, надо хорошо представлять, что небольшие городища-крепости (стоянки, стойбища и т. п.) неолита (нередко площадью менее гектара) очень отличаются от наших знаний о средневековых и — тем более, — современных городах. Безусловно, стоит учитывать и особенности эпических дат. Например, Рим ведет свою историю от 754/753 г. до н. э. — от эпических Рэма и Ромула, вскормленных волчицей (и памятник этим эпическим героям общеизвестен). Но убедительных археологических свидетельств «города Рэма и Ромула» до сих пор не найдено, а дату римляне отмечают почти ежегодно (весной 2002 г. отметили своему городу 2755 лет). Дербент в России на основе эпических и археологических данных отпраздновал 5000 лет. Примеры можно продолжать. Нет противопоказаний и солидным юбилеям Словенска и Русы — как бы всем первым селениям в округе Ильменя, да и на Северо-Западе России. Просто надо без излишних эмоций договориться о научной и социальной аргументации.

Начало Словенску, что ныне Великий Новград именуется[править]

К сожалению, русские тексты легенды о Словене и Русе (хотя этих текстов и более ста) сохранились в основном от XVII века. Они христианизированы, обычно изображают скифских князей Словена и Руса братьями. Но стоит отме¬тить — старше на век и более, например, записей русских былин. Любопытно, что сравнительно полных переводов леген¬ды на современный русский язык, включения этой основопо¬лагающей легенды в хрестоматии и школьные курсы рус¬ских литературы, истории, новгородики и т. п. до сих пор нет. Дадим вариант перевода одного из текстов: "Начало Словенску, что ныне Великий Новград именуется. В лето от сотворения мира 2244 (3264 г. до н. э.), во второе лето после потопа, Ной праведный — праотец наш, второй родона¬чальник (после Бога или Адама), разделил всю вселенную трем сыновьям своим: Симу, Хаму и Афету. Но отказал в благославлении Хаму, который потешался над наготой спящего отца… Благословил Сима и его сына Арфаксада на заселение Ханаана (русских в средние века семиты именовали «ханаанцами»). Афету же по благославлению Ноя отошли западные и северные страны даже до полуночи . Годы спустя правнуки Афета — Скиф (по библии: Аскеназ, сын Гомера, внук Афета) и Зардан — отлучились от братии своей и рода своего в западных странах (отражена обратная волна миграций индоевропейцев). Коснулись полу¬денных (южных) стран. И поселились у Ексенопонта (Черного моря). Жили там много лет, и от них народились сыновья и внуки. Умно¬жились зело и прозвались по имени прадеда своего Скифа. Ведь от Скифа, правнука Афетова, и прозвалась Скифия Великая. И возникли между ними распря и междоусобие, много крамолы из-за тесноты селений и недостатка земли. Тогда княжили Рус, Словен, Болгар, Коман, Истер и их родич Мешех. Из этих племен вы¬родком был каган Сыроядец (андрофаг-людоед у Геродота). Скифские князья Словен и Рус мудростью и храбростью в здеш¬них родах всех превосходили. Начали премудро размышлять с под¬данными своими. И рекли сие: «Или только и есть вся вселенная, что под нами ныне? Неужели нет во жребии праотца нашего Афета еще части земли благой и ко все¬лению человеческому угодной? Слышали от отцов своих, как благо¬словил праотец наш Ной прадеда нашего Афета землей всего за¬падного и северного и полунощного ветров. И ныне ужо, братья и друзья, послушайте совета нашего. Оставим далече от нас вражду и несогласие, что творятся в нас из-за тесноты. Подвигнемся и уйдем от земли сей. Пойдем по вселенной света сущего, во жребий праде¬дов наших (намек на возможность первоначального заселениях их пращурами и северных земель). Куда нас приведет счастье и благословление праотца на¬шего Афета, он и подаст нам землю доброплодородную для обита¬ния нам и потомкам нашим». Люба была речь эта Словена и Руса всем их людям. И все, как один, решили: «Благой совет князей наших, добра их речь и угод¬ны премудрые указания». И в лето от сотворения света 3099 (2409 г. до н. э.) Словен и Рус с родами своими отлучились от Ексинопонта и ушли от родов и братьев своих. Обходили страны вселенной, как острокрылые ор¬лы перелетали пустыни многие. Искали себе благоприятные земли для селения. Во многих местах засыпали с мечтой о счастливом крае, но нигде не об¬рели покой сердцу своему. Четырнадцать лет (не 40, как Моисей) обходили незаселенные страны. Наконец, вышли (в 2395 г. до н. э.) к великому озеру, что братья назвали Мойско, а затем Илмером — во имя сестры их Ирмери. Волхование повелело им быть жителями этих мест. Старший брат Словен с ро¬дом своим и подданными поселился у реки, названной Мутной, а затем Волховом. Поставили град и назвали по имени князя — Словенск Великий. Он встал полтора поприща (версты) от истока реки из озера. Затем много позже именовался Новград Великий. И от того времени новопришельцы, скифы, начали именоваться славянами. И зовутся ныне славянами, хотя прежде были скифы (сколоты). Некую реку, впадавшую в Илмер, прозвали Шелонь — во имя жены Словена. Реку вытекавшую — Волхов, во имя старшего сы¬на. Младший сын, Волховец, дал имя рукаву Волхова. А три века ранее одна из дальних рек в честь Мосоха была названа Москвой. Мосох затем переименовывал и Скифию в Московию… Волхов был бесоугодником и лютым чародеем. Бесовскими ухищ¬рениями принимал образ лютого зверя (китовраса), даже крокодила. Залегал в реке и непокорных ему пожирал, а других тащил в воду и топил. При волхвах люди нарицали всяких окаянных сущими 6огами. Чтили Грома или Перуна (культ прослеживается на глубину до мезолита). Окаянный чародеи Волхов, ради ночных мечтаний и собраний бесовских (скифы в V в. до н. э. в том ули¬чали и царя Скила), поставил градок мал с идолом Перуна. Невежи славили Волхва и его идолов как богов. Наше же христианское истинное слово сильнее. Окаянный чаро¬дей был разбит и удавлен в реке самими бесами. Заклинаниями бе¬совскими тело его понесло вверх по Волхову, вынесло на берег у го¬родка Перыня (вариант обратного течения Волхова обыгрывался и в христианских легендах). Невежи с великим плачем погребли окаянного и справили погани великую тризну. Ilo поганым обычаям насыпали и высокую могилу (обряд известен индоевропейству около 5 тысяч лет). Но через три дня после тризнища земля просела и пожрала зверя. Могила его вместе с ним упала на дно адово. Яма бездонная, ненаполнимая — знак могилы его (вероятные проявления карста Приильменья). Волховец жил во граде отца. Имел своего сына Жилодуха, ко¬торый утонул в протоке, что и получил его имя. Рус, брат Словена, поселился в пятидесяти стадиях (точнее — верстах) от Словенска у Соленого Студенца (источника соли). Соз¬дал град между двумя реками. Нарек его по своему имени — Руса, что ныне именуется Руса Старая. Одну реку назвал во имя же¬ны — Порусья. Другую во имя дочери — Полисть. И иные город¬ки многие поставили Словен и Рус. И от того времени по именам князей своих и городов стали называться люди словяне и русии. От сотворения мира до потопа 2242 года, от потопа до разделения языков — 530 лет, от разделения языков до начала Словен¬ска и Русы — 327 лет. Всего 3099 лет выходит (2409 г. до н. э.,но в этом варианте не учтены 14 лет хождений; подобные ошибки есть и в летописях). Словен и Рус жили между собой в любви и княжили там, да в тамошних краях н завладели многими странами. Пошли от них сыновья н внуки княжить по коленам своим. Обрели себе славы вечной, богатств многих мечом своим и луком. Обладали северными странами по всему морю даже до пределов Ледовитого океана. Имели земли окрест Желтовидных вод и Зеленовидиых вод. И по великим рекам Печере и Выме. И за высокими и непроходимыми горами во стране, нареченной Скирь. И по великой реке Оби и до устья Беловидной реки. Ее вода бела как молоко. Там брали доро¬гих мехами зверей, особо — соболей (оценка реальности сюжета в книге известного историка И. Я. Фроянова «Мятежный Новгород») . Ходили и на Египетцкие страны воевать, и много храбрости по¬казывали во Ерусалимских и Варварских странах, наводили великий страх (это подтверждается античными сказаниями о Плине и Сколопите, Пале и Напе, других северных героях: Вестник древней истории. 1947—1948; указатель 1950 г.). Во времена Александра, царя Македонского, княжили у словен и русов Великосан, Асан и Авесхан. Они храбростью и мудростью многих превзошли. Александр, сын Филиппа Македонского, был самодержец всей вселенной. Но о словенах и русах во всех странах жаловались ему. Премудрый самодержец и всесветлый царь начал размышлять с подданными своими. Сказал: «Что подобает сделать с сыроядцами (людоедами и т. п.) этими? Ополчиться ли боль¬шой ратью и разбить, покорить в вечную работу? Но мешают очень дальние пути, неудобные для походов моря и превысокие горы…». Подумал. И вместо войск послал к князьям словено-русов дары многие, писания всякими похволами украшенные и самого царя зо¬лотое письмо, высокодержавною десницею подписанное. Послание Александра Македонского гласило (известны варианты письмав списках примерно 9 — 10 веков назад): «Александр — царь царей и над царями бич божий, всего света обладатель и всех под солнцем грозный повелитель, к непокорным яростный мечом, страх всего света, честнейший над честнейшими. В далеком и незнаемом крае вашем от нашего величества честь и мир и милость вам и по вас храбросердечному народу Слоренскому, славнейшему и знатнейшему колену русскому, князьям и вла¬дельцам земель от моря Варяжского до моря Хвалынского (Каспия). Дебелым и милым моим храброму Великосану, мудрому Асану и удачливому Авесхану. Вечно поздравляю, сердечно целую ваши лица. Приемлю вас как сердечных друзей. И сию милость дарую вашему владычеству. Если какой народ вселится в пределы вашего княжества от мо¬ря Варяжского до моря Хвалынского, да будет вам и потомству ро¬да вашего подлежащим вечной работе. Но в иные же пределы от¬нюдь да не вступит нога ваша. Сие достохвальное дело подтверждено нашими знаками, подпи¬сано царской высокодержавною правицей и скреплено нашим государским золотокованиым гербом-печатью. Дано вашей чести в веч¬ность из великой Александрии, изволением великих богов Марса и Юпитера и богинь Минервы (Афины — Софии) и Венусы, месяца примоса начальнейшего дня (период масленицы). Поверх строк златопернатых письмен приписано царской рукой: „Александр — царь царей и над царями бич, сын великих богов Юпитера и Венеры в небе, а на земле Филиппа сильного царя и Алимпиады царицы, нашей высокодержавною правицей утверждаю вечно“. (Седов. Славяне… (1994), с. 51, 47, 9, 10, 13, 15). Эти князья словено-русские, удостоенные великой чести от вседержавного самодержца, очень почитали эту пречестнейшую эпистолию. Повесили ее в божнице своей по правую сторону идола Велеса и честно поклонялись ей, ежегодно празднуя начальный день примоса месяца (божница „Александровы алтари“ у гор Рип ука¬зывалась античной наукой, с учетом данных Птолемея). Прошло много лет. От рода славян-язычников появились князья Лалох и Алахерн (приазовский Аларих взял Рим в 410 г.). Начали ноевать с владениями земли Греческой. Доходили до самого Царьграда. Много зла и кровопролития сотво¬рили скипетру Греческого царства. Храбрый князь Алахерн под царствующим градом был убит у моря. Место то и ныне зовется Лахерново. На нем монастырь честен воздвигнут во имя Пречистой Богородицы. Множество русских воинов тогда под стенами града пало. Князь Лалох (или Лах, Лях-Лех в славянском эпосе), получив много ран, смог с оставшими¬ся воинами возвратиться, имея немало богатств. Но жили и даль¬ше погано, как скоты, не имели закона (об этом говорят и русские летописи в записях до 852 г.). О них свидетельствовал своим хождением и Андрей Первозванный. В Синдике (Анапе) тогда княжили два брата. Одному имя — Валадак. Другому — Синдирех. Языческие боги их порицались тогда за то, что дикие пчелы устраивали в деревянных идолах свои борти (ульи). Тогда пришел на землю Славянскую праведный гнев божий. Вы¬мерли люди во всех градах и весях, некому было и погребать мертвых. Последние из оставшихся бежали в дальние страны (этот период 15 — 17 веков назад, действительно, беден под Новгородом археологически) На Белые воды, что ныне зовутся Белым озером. На озеро Тальное что име¬нуют Ваги. И по иным странам, получая разные наименования. Да¬же на Дунай к прежним родам своим в старожитные страны возвра¬тились (есть тому уже немало археологических подтверждений). Великие Словенск и Руса опустели до конца на многие года. Ди¬кие звери их заселили и плодились в них. Через некое время при¬шли с Дуная славяне, подняв с собою немало скифов и болгар, и начали вновь города Словенск и Русу населять. И напали на них Угры Белые, повоевали их до конца, а грады сравняли с землей. Словенская земля легла в полное запустение. Прошло много вре¬мени. Услышали скифские жители про беглецов словенских и о зем¬ле прадедов своих, что лежала пуста и никем не оберегаема. О том очень опечалились. Начали мыслить, как наследовать отчую землю. И пошло от Дуная множество их без числа, с ними скифы, и болгары, и иностранцы. Пришли на землю Словенскую и Русскую, сели у озера Ирмеря. Нарекли Новгород, что поставили вниз по Волхову от места старого Словенска. Великим. Избрали старейшим (архонтом) князя от рода своего по имени Гостомысл. Тогда и Ру¬су поставили на старом месте. И другие города многие обновили. И разошлись каждый со своим родом по широтам земли Одни осели в полях и нареклись полянами, ныне поляками. Другие поло-чанами — по реке Полоте… Так стала возрождаться и расширяться великая страна. Сын ста¬рейшего князя Новгородского Гостомысла именовался Младый Словен. Он ушел от отца в Чюдь и поставил там над рекой святой град Словенск на месте, нарицасмом Ходницы. Княжил там года три и умер. Его сын Избор (род Аспаров славился в Византии более 15 веков назад) переименовал град в Изборск. Но был укушен змеем и погиб. Земля Русская сбросила с себя пелену сетовании, стала искать наследников князю, кого можно облечь в порфиру. За многие лета она привыкла к премудрому Гостомыслу. Гостомысл достиг глубокой старости и не мог уже здраво рас¬суждать. Не владел многочисленными народами и не мог избежать многих мятежных кровопролитий в роде своем. И тогда этот пре¬мудрый муж, седой умом и власами, призвал к себе всех властителей Русских, что ему еще подчинялись, и произнес со скорбным лицом: „О, мужи, братья, сыновья, единокровны! Я уже очень стар, кре¬пость моя исчезает, ум отступает, ждет только смерть. А ведь ви¬жу, как земля наша добра и всяким благом изобильна. Но не имеет себе властодержца и государя от рода царского. От этого среди вас мятеж велик и не утешителен, межеусобица зла. Молю ужо вас, послушайте совета моего. По смерти моей идите до моря в Прусскую землю и молите там живущих самодержцев, что от рода кесаря Августа — кровники ему (версия о происхождении русских правителей от римских известна более 5 веков назад). Да пусть идут к вам княжить и владеть вами. И не стыдно вам бу¬дет им покориться и подданными у них быть“. И возлюбили все речь старейшины. И когда он умер, тогда всем городом проводили до гроба честного. До места, называемого Волотово, где и погребли его (сопки Волотова срыты небрежными раскопками в XIX в.; хотя они могли быть памятью и о велетах-вильцах Прибалтики). По смерти Гостомысла послали всей Русской землей послов в Прусскую землю. Они обрели там князя великого, именем Рюрика от рода Августа. И молили его, чтобы шел на Русь княжить. Со¬гласился князь Рюрик. И пошел на Русь с двумя братьями своими Трувором и Синеусом.. (Здесь повесть-легенда переходит в извест¬ные летописные сведения)». (Полное собрание русских летописей. Т. 27. Никаноровская летопись. М.-Л., 1962. С. 137—141, 3—4; Предания русской начальной летописи. Приложения Ф. Гилярова. М" 1878. С. 15—29; Сто новгородских сел. Вып. 3. Новгород, 1991. С. 139—145; вып. 5. Н" 1993. С. 165—174; РдР, вып. VIII, с. 44; и т. п.).

Юбилей Велицеграда[править]

Очевидно, популярные тексты ХV-XVIII веков пытаются мирить позднесредневековых «западников» и «славянофилов», но все же в пользу «западников». Тексты в итоге призывали не бояться власти со стороны, так как у себя достойных кан¬дидатур обычно не найти. Эти краткие «исторические детективы» времен первых царей Романовых отчасти готовили общественное мнение к преобразованиям Петра I. Списки XVII в. суммируют представления тысячелетий, в текстах выявляются следы очень древних эпох. Геродот от¬носил появление скифского царя Арпоксая и его братьев ко II тыс. до н. э. По библии, Арфаксад — третий после Элама и Ассура (ассирийца) сын Сима. Волга, по летописям, те¬чет именно в страны Сима. Арфаксад имел сына Салу (Са¬ло), а внуком — Евера. Евер имел двух сыновей — Фалека и Иоктана. У Фалека был сын Рагав — прадед Фарры, от¬ца Аврама. Христианские источники IV—V вв. н. э утверж¬дали, что в III тыс. до н. э. Фалек и Рагав ушли в Скифию, а возникшее учение, «скифство» (скитание), стало одним из первых философских учений на земле. Античности были хо¬рошо известны скифские философы: Замолксис, Токсарис, Анахарсис, Абарис… Они упоминаются Геродотом. Русские летописи на времена Иоктана и Фалека — период око¬ло 2650 г. до н. э. — указывают участие «нарцев еже суть словен» в числе 72 народов в строительстве Вавилонской башни. Оттуда славяне спустя много времени переселились к Дунаю, где затем возникли земли Венгерская и Болгар¬ская. Повесть-легенда о Словене и Русе, их потомках, уточ¬няет, что уже Арфаксад заселял земли Ханаана. Поэтому эти земли не были чужды и потомкам Авраама. По античным источникам, скифы считались древнее египтян, достигали господства в Европе и Азии еще до потопа — в 3553 г. до н. э. Их полуторатысячелетнее господство в Азии якобы в 2054 г. прекратил ассирийский царь Панин (Нин). Так что отечественной (скифской) государственности в 2002 году 5555 лет и выходит. С учетом археологических, антропологических, лингвистических и других данных появление первых индоевропей¬цев у Ильменя в III тыс. до н. э., а то и ранее, вполне вероятно. Абсолютных противопоказаний сути эпической версии нет. В составе индоевропейцев были языковые пращуры словено-русов. По¬этому, как замечает даже школьный учебник истории, «во всех этих наблюдениях летописец был недалек от истины» (Сахаров А. Н., Буганов В. И. История России с древней¬ших времен до конца XVII века. М., 1995. С. 16, 31). Лето¬писная легенда хранит память о начальных временах индоевропейства, наследников Иафета (Яфета, Афета). Она может использоваться в сумме источников как свидетельство реальных глубин истории пращуров словено-русов. Мешех, Истер (Дунай), Коман, Рус — имена античные. Руса — так гордо называли себя цари Ураргу 28—26 веков назад. Словене и болгары известны лишь 15—14 веков на¬зад. Однако самоназванием скифов являлось «сколоты», а вместо болгар до нашей эры фигурируют «бастарны» (батарны и т. п.), по Иоакимовской летописи — «сыны Словена». В списки попал набор средневековых ононимсв. По керамике и другим находкам, устойчивые выходы на¬селения от Черного моря на север фиксируются уже с V—IV тыс до н. э. Словен и Рус вполне попадают в одну из волн пе¬реселений. Озеро Мойско названием созвучно Моисею («взятый из воды»). Мут-ная — египетской богине Мут, царице тьмы и ночи, жене Ра (в античности имя Ра имела и Волга). Есть и другие интересные группы созвучий. В сборниках «Новгородика» читатель найдет дополнительные пояснения и подробности. На городских торжествах в Старой Руссе ныне всегда появляется эпический князь Рус. Убежден, эпический князь Словен не спортил бы и городские торжества Новгорода. Да и позволил бы горожанам быть внимательными к самым первым страницам родной истории. Отлично от «Русских вед… Велесовой книги» (М., 1992; и переиздания) десятки текстов легенды о Словене и Русе бесспорно относятся к XVII в., сохранились и допускают всевозможный анализ. Их академическое издание давно на¬зрело. Для отеческого самосознания россиян, понимания ими реальных глубин отечественной литературы легенда имеет принципиальное значение. Ей есть место на школьных уроках истории и литературы, внеклассных занятиях, в фор¬мах кружковой работы и т. п., да и на занятиях в вузах. Великий Новгород должен помнить об эпическом Словенске Великом. И, например, при праздновании 300-летия Санкт-Петербургу эпическому Словенску Великому (Велицеграду) можно было отметить, как и Старой Руссе — 4400 лет. Дербент отметил 5000 лет — и никто от этого не умер. Но осознание реальной глубины древней истории Великой Руси тем лишь укрепилось. В условиях информационного общества, возможностей Интернета, признания эпических глубин прошлого селений Приильменья никому не избежать.

Эпическая хронология и археологические доказательства[править]

Во времена древних Египта и Шумера считать время и расстояние уже умели. Так что появление в летописном сказании чисел (дат) не должно раздражать, так как числами полна и сиященнаг Библия. Ил-мер — «божья мера», межплеменной культовый центр. По эпосу греков, герой Троянской войны Иалмен контролировал земли от низовий Дона и выше. Шелонь напоминает Гелона, брата Скифа (по вариантам античного эпоса) и город Гелон. Языковеды видят развитие с античных вре¬мен ононимов типа Волхов и Москва. Культ Перуна архео¬логами фиксируется па глубину в пять тысячелетий.. Очень древние корни имеют Порусья и Полисть. Лук появился в мезолите. Бронзовые мечи — в энеолите Ими можно было обретать славу и богатства с III тыс. до и. э., что — например — показывают фатьяновская археоло¬гическая культура и близкие ей (Эпоха бронзы лесной по¬лосы СССР. М., 1987. С. 10—105). Попытки войск Александра Македонского пробиться на север известны в 336, 331 и 329 гг. Асандр (почти Асан), сын Филоты, был назначен Македонским правителем Лидии, ко¬торая с VII в. до н. э. имела многообразные связи со Скифи¬ей. О взаимоотношениях царя-бога и народов Скифии суще¬ствует огромная античная литература, продолжаемая рус¬скими средневековыми романами об Александре, «Александриями». (О бастарнах — Седов. 1994, с. 218). Алахерн — Аларих I, царь Приазовья, перешедший на службу Феодосию Великому и взявший в 410 г. Рим. Вско¬ре умер при подготовке похода на Африку, похоронен в рус¬ле одной из рек. А в 382 г. в Царьграде пышно похоронен Афанарих, один из скифских царей, что и привело к взаимо¬замещениям имен и событий в легенде. Лах (Лях) — устой¬чивый герой славянского эпоса, чаще родоначальник поляков. Время апостола Андрея и языческих обычаев обильно отражено в летописях. Синдика (Горгиппия, Анапа) — один из центров Боспорского царства, будущей русской Тмутара¬кани (Античные государства Северного Причерноморья. М., 1984. С. 82—84). Там археологи прослеживают переход от языческих обрядов к христианским. Имена типа Вологес и подобные известны в античности. Появление Угров Белых русские летописи относят к VI—VII вв. н. э. Избор, Испор. Аспар — по другим версиям ле¬генды — герой IV—V вв., у которого воспитывался будущий король Скифии и Германии Яромир (Германарих). Род ала¬на Аспара из Скифии принципиально влиял на политику трех византийских императоров V в.: Феодосия II Малого, Маркиана и Льва I. По эпосу, Рюрик — сын Умилы, дочери Гостомысла. Об¬раз Гостомысла и его вероятного отца Бравлина (Буревоя здоса) ныне все больше принимается историками как реаль¬ный (И. Я. Фроянов. Мятежный Новгород. СПб.. 1992. С. 25—75) Новгород имел общину пруссов.

Помнить что помнили пращуры[править]

Средние века наши — хорошо. Эпические глубины отечества — еще лучше. И для полномерного осмысления истории они каждому новгородцу крайне важны. Надо помнить о Словенске Великом — эпическом пращуре Новгорода Великого. Люди, хорошо умевшие говорить (имевшие и прочную устную память), жили в селениях на землях у истока Волхова из Ильменя в палеолите (предположительно) и мезолите. Затем в неолите (точно) и энеолите, в ан¬тичности и средних веках, новом времени и в текущем новейшем. Коломцы, Ракомо, Перынь, Прость, даже Городище Рюриково — все это и следы проживания наших земляков 6 — 5 тысяч лет назад. Славяне, балты, герман¬цы, финно-угры или какие-либо иные народы первыми засе¬ляли край — вопрос до сих пор спорный. Птолемей в округе гор Рип (ныне частью Валдайских) около 19 веков назад называл вполне конк¬ретные этносы. Их стоит и указывать, что и делали позднеантичные и раннесредневековые авторы. Указывались у Рип агафирсы, аорсы, кареоты, аланы, боруски, ставани… Нервии, частью вошедшие и в состав придонских гуннов, затем напомнили о себе хотя бы Неревским концом Великого Новгорода. Легенда о Словенске (или Словене и Русе) должна оставаться базовой в историческом воспитании жителей Новгорода и области. Своды археологических памятников, ограниченные только средневековьем, информационно неполноценны без учета па¬мятников каменного века и последующих эпох. Нельзя рас¬суждать и об истоках славянских языков без знания трудов С. Б. Бернштейна, О. Н. Трубачева и иных славяноведов, с выходом на работы академика А. А. Зализняка.

От устных преданий к письменным сказаниям[править]

Отечественные литературные тексты в древнегреческих и иных передачах известны задолго до нашей эры. Геродот почти 25 веков назад пересказал легенду о про¬исхождении сколотов (скифов), которые вели своих родо¬начальников от Зевса и русалки (дочери Борисфена: Днеп¬ра). Затем отец истории привел «Слово о войне парей и народа киммерийского», «Сло¬во о войне Скифии с Дарием Великим» и другие произведения северян. К сожалению, эти тексты как бы существуют в «обратных переводах». Образованные северяне успешно пользовались греческим и латинским языками. Приазовье и Северное Причерноморье подарили . археологам тысячи свидетельств античной письменности. Они обобщены «Кор¬пусом боспорских надписей» (1965) и другими подобными публикациями. Свидетельств античной письменности пращуров-земляков россиян — множество. Диодор Сицилийский почти 21 век назад на основе местных скифских преданий дал новые варианты легенды о происхождении скифов, где фигурируют скифские пари Пал и Нап. Их потомки «подчинили себе обширную страну» от Дона до Фракии (Болгарии) и от Кавказа «распространили свое владычество до египетской реки Нила» (ВДИ. 1947. № 4. С. 250). Есть и другие интересные тексты. Например, о хождениях апостола Андрея по землям будущей Руси (почти 20 веков назад, записи примерно 10 — 12 веков назад). В начале средних веков появились легенды о происхождении гуннов от при¬донских ведьм и злых духов (16 веков назад), о приазовском царе Кубрате и его сыновьях, включая Бояна. Они известны по византийским и другим источникам с VI—VIII вв. н. э. (Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. II. М., 1995. С. 229, 275, 277; примеч.). Эти отечественные тексты продолжаются летописными традициями описаний «словен» и «русов» (литера¬турно противопоставляемых друг другу). Фрагменты этих традиций видны при упоминании первого послепотопного вре¬мени, событий 862, 898, 907 и некоторых других годов Тра¬диции отразились в арабских и некото¬рых других источниках. Вот перевод персидского «Собрания историй» 1126 г.: "…И Славянин пришел к Русу, чтобы там обосноваться Рус ему ответил, что это место тесное (для нас двоих). Такой же ответ дали Кимари и Хазар. Между ними началась ссора и сражение, и Славянин бежал и достиг того места, где ныне земля славян. За¬тем он сказал: «Здесь обоснуюсь и им легко отомщу (сюжет схож с сюжетами о сыновьях Кубрата). (Славяне) делают жилища под землей, так, чтобы хотод, кото¬рый бывает наверху, их не достал. И он (Славянин) приказал, что¬бы принесли много дров, камней и угля, и эти камни бросали в огонь и на них лили воду, пока не пошел пар и под землей стало тепло. И сейчас они зимой делают так же. И та земля обильна. И много занимаются они торговлей…». Подобные мотивы унижения сколотов (скифов) извест¬ны в версиях Диодора и Геродота. Ко временам Геродота восходит и описание северных парных бань, что с веками — понятно — менялись. Бани новгородцев хорошо отражены легендой об апостоле Андрее, о банях славян упоминали источники и в начале средневековья, уже во времена Аттилы Приазовского более 15 веков назад.


Поисковые системы Интернета (включая картинки)