Сергей Шилов:21 причина, мешающая России занять подобающее место в мире

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Социально-психологические причины[править]

  1. Перекос семейных бюджетов большинства населения страны в пользу потребления, а не накопления. Если для семей, живущих вблизи и ниже порога бедности это по крайней мере понятно: все получаемые деньги проедаются «по определению». А вот почему люди могут позволить себе полететь в Анталию и вернуться оттуда без копейки в кармане, так чтобы нельзя было прожить по крайней мере в аэропорту 2-3 дня, понять тяжело. Это приводит к неувернности в «завтрашнем дне» и бессознательному ожиданию негативного развития событий, что само по себе является стрессогенным фактором и углубляет индивидуальное инферно. Кроме того, это влияет на негативное планирование семьи, в форме отказа от деторождения даже в тех семьях, которые объективно могут позволить себе более одного ребёнка.
  2. Ощущение бедности. Ещё в XIX в. в одном из своих писем Салтыков-Щедрин писал, что в России все ощущают себя бедными: от крестьянина до министра Государя-Императора. Сейчас ситуация вряд ли изменилась к лучшему. Это приводит к тому, что основным индикатором социального успеха являются деньги и, как их превращённое состояние, материальный статус. В нижней части лестницы доходов это приводит к поиску рискованных и сомнительных источников заработка (финансовые пирамиды и пр.), в средней части этой же лестницы к постоянным перенапряжениям на работе (сверхурочные, ненормированный рабочий день, совместительство, пренебрежение здоровьем), в верхней — превращение денег, материального и социального статуса в сверхценность, достижение и развите которого должно осуществляться любой ценой, а потеря его воспринимается как личностная катастрофа. Кроме того, бедность как экзистенциальная категория, воспринимается индульгенцией за совершения многих бессмысленных поступков отказ от развития.
  3. Отказ от личных проектов. Для семей нижней трети лестницы доходов финансирования хватает только на поддержание одного семейного проекта, чаще всего это воспитание (одного) ребёнка. На персональные проекты не хватает ни сил, ни денег, ни времени. Чаще всего такие семьи имеют выраженного лидера (обычно, это женщина), который, полностью отказываясь от личных проектов (хобби, положение в обществе, карьера, здоровье), становится представлением и человекоорудием семейного проекта. Это приводит к увеличению конфликтов в семье по сценарию «я весь день на работе отгорбатилась, дома на кухне теперь горбачусь, а ты самолётики клеишь» и отсутствию выраженного механиизма канализации психологического напряжения, которым обычно выступает любая смена деятельности.
  4. Отказ от семейных проектов. Для среднего класса, ориентированного на личную успешность, наоборот перераспределение ресурсов происходит в пользу отказа от семейных проектов, притом достаточно часто в радикальной форме, как отказ от создания «тесной семьи» и поддержании приятельских, ни к чему не обязывающих отношений. Также проявляется в форме негативного планирования семьи.
  5. Отказ от духовной пищи. Является следствием общего экзистенциального кризиса евроатлантической цивилизации, наложенными на советско-российскую почву. При этом высшие проявления человеческих эмоций: любовь, вера, бескорыстное служение и пр., воспринимаются не как глубокая внутренняя потребность человека, а как форма контракта с какими-то высшими силами, низводя высокую трансцеденцию до уровня симпатической магии и ниже. В качестве примера могу привести историю, случившуюся, правда, ещё в советские времена. Тогда родители одного моего знакомого, покончившего с собой, добивались осуждения его тогдашней девушки по статье «доведение до самоубийства» по следующей причине. Внимание! «Если признают доведение до самоубийства, то это как бы и не самоубийство, поэтому его возьмут в Царствие Небесное». Ни до, ни после этого, мне не известно ни одного случая, когда бы на советском суде лежала столь высокая ответственность. Дело до суда, слава Богу, всё-таки не дошло. Ладно, не верите вы ни в Бога, ни в высокую миссию Человека, чёрт с ним. Но прочтение умной книжки или просмотр хорошего фильма помогает купировать стресс. Это факт такой, клинический.
  6. Равнодушие. Все помнят, что закон джунглей: «каждый сам за себя», но многие забывают, что есть ещё один: «мы с тобой одной крови, ты и я», и они могут существовать только в неразрывном диалектическом единстве. И далеко не все понимают, что Киплинг писал свою повесть далеко не только о событиях в джунглях Раджастана. Между тем, равнодушие к человеческой беде и человеческой подлости открывает дорогу самым низменным проявлениям человеческой натуры. Потому что если благородный муж видит вокруг себя нестроение, но говорит: «меня это не касается», то, во-первых, это не благородный муж, а, во-вторых, это означает, что всё дозволено.
  7. Социальное одиночество. В обществе, где «каждый сам за себя» пропадает возможность коллективного решения личных проблем. Можно сравнить эффективность обществ анонимных алкоголиков в России и США и уровень алкоголизма в обеих странах. Это приводит к тому, что в критических ситуациях человек остаётся наедине со своими личными проблемами и может расчитывать только на своих ближайших родственников и друзей. Следует заметить, что большинство личных проблем имеет социосистемный характер, а родственники и друзья, как правило относятся к одинаковой социальной страте, поэтому далеко не во всех случаях такая помощь является эффективной, более того, может наблюдаться резонансная накачка проблемы по схеме «у меня всё то же плохо.»

Экономические причины[править]

  1. Центростремительная логистика. Логистическая сеть России имеет ярко выраженную центростремительную архитектуру: большинство ствязей, как транспортных, так и финансовых, так и информационных, замыкается через небольшое число чрезвычайно напряжённых узлов. Это приводит к неоправданным издержкам (структурным, временным и финансовым) при движении товаров, финансов и информации в логистической сети. Центростремительность логистики проявляется на всех уровнях, в частности в радиально-концентрической структуре крупнейших городов, фактически сохраняющих классическую средневековую архитектуру городов-крепостей (некотрое исключение составляют Новосибирск, Нижний Новгород, Волгоград). На городском уровне это приводит к транспортным издержкам при перемещении товаров и временным издержкам «на дорогу» у населения. Ситуация усугбляется продолжающемся использованием концепции «спальных районов». Сети метрополитена в России мало того, что отстают в развитии от роста городов, но все имеют так же центростремительную архитектуру, в отличие от «квадратно-гнездовой» современных западных (и восточных) городов.
  2. Переоценённый рынок жилья. Высокая цена на жильё, высокий банковский процент ипотечных кредитов и отсутствие развитых накоплений у населения препятствует горизонтальной мобильности рабочей силы в пределах городов, что приводит к неоправданному расходу времени. В пределах страны ситуация усугубляется тем, что по мере удаления от Москвы уровень жизни падает быстрее, чем цены на жильё. Это приводит опять-таки к притяжению рабочей силы в Москву и в 4-5 крупнейших городов и, опять-таки, препятствует горизонтальной мобильности населения.
  3. Концентрация капитала в Москве. С российским рынком акций сложилась парадоксальная ситуация: рынок везде, кроме Москвы недооценён, зато в Москве он переоценён кратно (ситуация повторяет в миниатюре структуру рынков США-весь мир). Это приводит к тому, что любое прямое производство в Москве, кроме производства информации (PR, СМИ, управление) становится нерентабельным, кроме того это приводит к массовому притоку на рынок спекулянтов. Казалось бы, этому противоречит ситуация на рынке недвижимости и рынке нефтепродуктов, однако, рентабильность на этом рынке поддерживается спекулятивными и иными нерыночными методами (картельный сговор и пр.). При этом, нынешний финансовый кризис не является эффективным средством разрешения сложившейся ситуации, поскольку, во-первых, он приведёт к более-менее равномерному снижению капитализации по всей стране, во-вторых, в основе этой ситуации лежит выраженная центростремительность российской логистики.
  4. Тотальное недоверие в бизнес-среде проявляется в высоком, по сравнению с европейским и американским рынками, межбанковском кредите, даже для коротких кредитов. Также это приводит к созданию заведомо неэффективных «карманных» банков и страховых компаний, афиллированных с промышленным капиталом.
  5. Экономический протекционизм. Хотя в краткосрочной перспективе протекционизм практически всегда способствует развитию слабых национальных экономик, это оружие обоюдоострое. Достаточно лишь ненамного перегнуть палку, как протекционистская экономика теряет остатки конкурентных преимуществ на мировых рынках, что приводит к экономической автаркии государства, выключению его из мировых циклов производства и, как следствие, к стагнации экономики.
  6. Экспортная ориентированность экономики. Ориентированность экономики на экспорт энергоносителей, монополизированных небольшим числом компаний, приводит к необходимости поддерживать низкий курс рубля, картельным сговорам по тарифам на внутреннем рынке нефтепродуктов для того, чтобы покрыть потерю прибыли (даже не убытки!) при падении мировых цен и, в перспективе, к опасности вовлечения России в войны за ресурсы.
  7. Недоверие бизнеса к власти приводит к оттоку (законному и незаконному) капитала, стремлению бизнеса получить нерыночные государственные гарантии и афиллированию бизнеса и государства, отказу от внутренних инвестиций, в первую очередь длинных.

Политические причины[править]

  1. Недоверие власти к бизнесу проявляется в стремлении контролировать бизнес нерыночными административными методами, афиллированию государства и бизнеса, росту коррупции. Приводит к необходимости государству брать на себя несвойственные ему (хотя и привычные, в случае России) экономические функции.
  2. Государственная и бизнес-коррупция. В настоящее время государственные чиновники или руководители бизнес-структур, занимающие высокие уровни управления, зачастую, рассматривают свои посты, в первую очередь, как источник для собственного "кормления, " то есть забывают о своих прямых обязанностях. При всём моём уважении к Алексею Пиманову (хороший дельный, достаточно честный журналист) и передаче «Человек и Закон» (взвешенная и крайне нужная и полезная передача), не могу не сказать: они только вчера узнали, что в России берут взятки, что от армии отмазывают за валюту потенциального противника и угнанные машины ищут за мзду?! Почему для борьбы с коррупцией необходимо начинать общенациональную кампанию, вздрючивать Думу, СМИ и суды? Кот мышей не ловит? Так может пора прекратить реморализовывать в очередной раз кота и завести нового?
  3. Отсутствие эффективного контроля над силовыми структурами приводит к усилению коррупции, использованию силовых структур при решении споров между хозяйствующими субъектами, стремлению руководства этих структур к получению законодательных гарантий безопасности. В настоящее время лояльность силовых структур во многом поддерживается личной лояльностью их руководителей к руководителям государства. Это соответствует раннефеодальной модели организации внутригосударственных отношений.
  4. Неразвитость независимой судебной системы. Отсутствие традиции судебного решения гражданских конфликтов, тенденциозность судов в принятии решений, судебная волокита приводит к разрастанию бюрократического аппарата, выражающаяся в создании очередного органа для решения частной проблемы. Граждане, вместо того, чтобы подать иск и нанять адвоката, предпочитают надеяться «на государство», либо не надеются вообще ни на что. Государство идёт им навстречу.
  5. Вера в «доброго царя». При явно скептическом отношении большинства населения к органам государственного управления, рейтинг руководителей государства, Медведева и Путина, чрезвычайно высок. Однако, даже вне зависимости от того, оправдан этот рейтинг или нет, они тоже люди, иногда и они ошибаются, кроме того у них тоже есть право на личную жизнь. Наивно было бы надеяться, что два человека могут решить все стоящие перед страной проблемы. Поэтому, следовало бы не взваливать на них решение проблем всех и вся, и оставить им ие задачи, для которых посты глав государства и правительства созданы. Тем не менее, харизматичность руководителя это тоже ресурс, которым надо пользоваться, немногие государства могут этим похвастаться. Отсутствие упоминаний рейтингов Медведева и Путина в СМИ последние месяцы говорит о падении этих рейтингов и о том, что возможность воспользоваться этим ресурсом истекает.
  6. Отсутствие конструктивной политической оппозиции и оппозиционных СМИ. В России оппозиция традиционно рассматривается большинством населения и властных политиков как «контра унутренняя», притом, эта традиция идёт отнюдь не от большевиков, она лет на 100 их опередила. Оппозиции с упорством, достойным лучшего применения, эту точку зрения стараются оправдывать. Тем не менее, оппозиция это такой же эффективный механизм поддержания внутреннего гомеостаза в государстве, как и все остальные. В новейшей истории России ЛДПР никогда не была оппозиционной силой, а КПРФ давно перестала таковой быть. В настоящее время это эффективные лоббистские корпорации, имеющие собственный развитый бизнес. Право-либеральная оппозиция, опирающаяся на бизнес-структуры, проводила прозападную политику. Яблоко, опиравшееся на интеллегенцию, которая никогда вообще не имела конструктивной позиции, сводила все вопросы к вопросу о власти. В настоящее время время конструктивная оппозиция, то есть предлагающая какие бы то ни было деятельностные решения, сохранящие уже появившиеся элиты, а не сводящиеся к лозугам «разрушим до основания, а затем», в России отсутствует.
  7. Рост националистических отношений в обществе. Национализм, как показала история 20 в. является достаточно эффективным методом снижения социальной напряжённости. Однако, это тот случай, когда лекарство оказывается дороже болезни. особенно в случае России, которая претендует на имперский интегристский путь развития. Здесь следует проводить политику создания имперской пассионарной элиты, продвигающей имперские наднационалистические интересы. При этом, просто исходя из демографической ситуации в России, имперскую элиту придётся строить из русских, но элиты национальных республик вполне могут служить дополнительным источником пассионарности. В качестве примера можно привести повдение батальона «Восток» во время грузинской кампании.