Serg:К вопросу о генетической природе социальных революций

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

К вопросу о генетической природе социальных революций

Размышления не генетика и не историка


Автор:
Сергей Петрович Гордиенко

Я потребую, чтобы солнце взошло, но сперва дождусь благоприятных условий, ибо в этом состоит мудрость политика.

Jedem das seine

Надпись на воротах в Бухенвальде

Истина − это вовсе не то, что можно убедительно доказать



Дата написания:
19911993






Предмет:
Революция


Размышления о самом явлении — «революция»[править]

(диалог автора с читателем)

К революциям можно относиться по разному, но они иногда происходят и с этим приходится считаться.

«Революция (от позднелатинского revolution)-глубокое качественное изменение в развитии каких-либо явлений природы, общества или познания». БСЭ,т.21.

Поговорим о революциях и о том, почему они происходят. Поскольку глубоких качественных изменений в явлениях природы (кроме экологических катастроф) нет и быть не может (происходит же лишь качественно новое понимание происхождения явления человеком, само же явление своей сущности не изменяет — дождь остается дождем, а гроза происходит по тем же причинам, что происходила и раньше), то о качественном изменении в развитии можно говорить лишь применительно к человеческому обществу. Здесь качественные изменения налицо. Было одно общество с одними ценностями-стало другое с другими ценностями, зачастую с прямо противоположными.

Итак, речь пойдет о социальных революциях, причем в широком смысле этого понятия, то есть о любом качественном изменении в любой сфере человеческой жизни. «Как?» — спросит некоторый читатель. «Вы не знаете, почему происходят революции? Это же очень просто. Это когда „верхи“ не могут, а „низы“ не хотят». «Да» — согласится автор, если не скатываться на конъюнктурное отрицание всего, что связано с именем человека, сформулировавшего эту мысль, этого теоретика и практика революций (кстати, самого значительного по масштабам за всю историю человечества), то надо признать, что мысль не лишена логики. Действительно, если бы «низы» (для удобства оставим терминологию цитаты) хотели жить по-старому или же «верхи» были бы в состоянии заставить низы жить по-старому, ни о какой революции речи бы и не шло.

А вот когда «низы» не захотят а «верхи» не могут заставить тут то и происходит она, революция. Просто, как апельсин. Казалось бы. Но. Есть огромное но. А почему это вдруг «низы» не захотели жить по-старому. Жили, жили и вдруг на тебе, не захотели. Конечно катаклизмы, конечно разрушительные войны, конечно обострение выше обычного нужды. Ну и что. Сколько раз все это происходило за историю человечества, однако дело революцией не кончалось, и даже речи о революции не шло, а так, отдельные бунты (только не надо путать переворот с целью смены правительства с революцией), а тут вдруг — раз, и нужды особой нет и обострение самое что ни на есть обычное, терпимое, бывало и хуже, а революция — вот она, есть. Или взять, к примеру, сексуальную революцию. Тоже ведь качественное изменение в одной из сфер человеческих отношений. Здесь -то, чего людей не устроило. Только не надо говорить о дельцах порнобизнеса, готовых на все ради наживы. Все-таки первоначально это было всеобщее желание.

Что же такое заставляет человека (или группу людей) желать изменить, порой даже сломать, существующий, кстати, не всегда плохой, образ жизни, попросту говоря, совершить революцию. Этот вопрос вот уже несколько веков не дает покоя пытливым умам некоторых представителей человечества. Автор тоже имеет свои скромные (а если не лицемерить весьма революционные) суждения на этот счет, и хочет поделиться ими с уважаемым читателем. Конечно, автор понимает, что некоторые читатели тут же заметят — а зачем делиться, и так все ясно: конечно же, социальные причины и пьет человек из-за социальных причин, и ворует и всякое другое, а уж революцию и подавно; вон и классик про нужду говорил и другие тоже, но автор надеется, что настоящий вдумчивый читатель так не заметит и даже не подумает, а сядет и прочтет, а уж потом что-нибудь скажет. Автор ему за это заранее благодарен.

Конечно, автор понимает, что по этому вопросу исписаны целые тома и думали этот вопрос головы не чета авторской, и действительно вроде бы уже здесь все ясно и сказано, но тем не менее, тем не менее.

Размышления о человеке и его роли в революции[править]

Социальные причины социальными причинами, но все-таки главным действующим лицом любой революции был и остается человек. Что же есть такое человек? «Homo sapiens». Существо без перьев, ходящее на двух ногах и имеющее плоские ногти. Это снаружи. А где и что такое, то нечто, что определяет желания и возможности человека, его таланты, жизненные идеалы и устремления, и в конечном итоге все то, что заставляет его желать устроить свою жизнь (а, зачастую, и чужую) определенным, угодным ему, не всегда лучшим с точки зрения «общепринятой» логики, образом, порой даже невзирая на разрушения, кровь и страдания других людей.

И здесь автор прекрасно понимает, что этот вопрос думали еще большие головы, не чета авторской в превосходной степени, начиная, скажем, с Аристотеля (Древняя Греция) и кончая, скажем, модным нынче Солженициным (Вермонт, США), что редкий писатель, инженер человеческих душ, в своих произведениях не касался этого вопроса (здесь авторы хотели бы особо выделить Д.Свифта и его произведение «Путешествия Гулливера»), но все- таки, но все-таки… Современное развитие естественных наук дает основание искать ответ на этот вопрос в такой области человеческого знания, как генетика.

Не существует никаких принципиальных соображений, позволяющих отрицать возможность генетического и эпигенетического анализа поведения человека. Надо заметить, что человек не является удобным экспериментальным объектом с точки зрения генетики (сюда относится и длительный цикл размножения, и весьма немногочисленное потомство, и критерий выбора полового партнера, и то, что эксперимент можно ставить в очень строгих рамках, а методы тестирования оставляют желать лучшего), и поэтому, любые гипотезы относительно этого предмета имеют достаточную долю приближения к реальности и основываются лишь на косвенных доказательствах.

Некоторые гипотезы о личности человека[править]

диалог автора с читателем

В 1880 г. Ф. Гальтон, основатель евгенического учения (от лат evgenius-благородный) в своем труде «Наследственность таланта» высказал такую мысль, что «таланты не делаются, а родятся». Другими словами он сделал предположение, что человек обладает врожденными дарованиями и талантами, и на основе статистических данных показал механизм возникновения и формирования этих качеств у конкретного человека (путем передачи по наследству).

Позднее, после работ Менделя, последователи Гальтона пришли к выводу, что информация о врожденной даровитости содержится в генетическом коде конкретного человека, причем в основном имеются в виду одаренность в таких сферах человеческой деятельности, как искусство, наука, профессиональное мастерство, то есть одаренность в интеллектуальном и творческом плане. А каким образом зарождаются и формируются в человеке такие качества, как смелость, честность, трусость любознательность, целеустремленность или лень и подлость и тому подобные, то есть те качества, о которых принято говорить, как о чертах характера и психологических особенностях человека и которые, в конечном счете, определяют человека, как социальную личность. И можно ли к этим качествам применять такие понятия, как гениальность и талантливость.

Некоторый читатель опять заметит: «что за вопрос, подумаешь, бином Ньютона!». Конечно же, и всем известно, да и генетики по этому поводу уже почти не спорят, что если в интеллектуальном и творческом плане, то там — может быть и в генах и по наследству, а что касается характера в плане формирования человеческой личности, то, конечно же, целенаправленным воспитанием, — вон и Макаренко воспитывал и классик утверждал, что бытие определяет сознание. А как же. Сам вон двоих воспитал не хуже других. А как же. Но настоящий вдумчивый читатель так не заметит и даже не подумает, а сначала прочтет далее, и лишь затем что-нибудь подумает, а может даже и заметит, за что автор ему заранее благодарен. А.Уилсон выдвинул гипотезу, что существуют особые гены, более или менее непосредственно отвечающие за «агрессивность» и «альтруизм». В частности, П.Джекобс и ее сотрудницы заметили, что человек, обладающий аномальной сверхкомплектной Y-хромосомой (трисомия XYY) более склонен к преступлению, чем человек без такой аномалии. Некоторые даже назвали данную аномалию «ген преступности», подчеркивая тем самым врожденную склонность к преступлению. (Среди осужденных за различные насильственные действия частота данной аномалии достигает 3,5 %, тогда как в человеческой популяции в целом она составляет 0,1-0,2 %).

Также известно, что некоторые генетические заболевания, например, болезнь Дауна, вызываемая мутационным изменением (трисомия по 21 хромосоме), определяют характер и поведение человека. (Кроме того, есть данные, позволяющие говорить об алкоголизме как о наследственном генетическом заболевании, а всем известно, как тяга к спиртному влияет на характер человека. Также и сексуальная ориентация человека: — гомосексуализм, гетеросексуализм, бисексуализм, влияющая на поведение и характер человека, предопределена генетически).

Все это, а также и то соображение, что любые теории по этому вопросу, пусть даже и основанные лишь на косвенных доказательствах, но не не противоречащих здравому смыслу и историческому опыту человечества, имеют право на жизнь, дают основания предположить, что все, абсолютно все качества человека, все свойства его души, его склонности и дарования, словом — все те качества, что определяют человека, как социальную личность и составляют то, что принято называть характером человека, заложены при рождении в его генном коде, и каждый ген или группа генов непосредственно отвечает за то или иное человеческое качество, свойство характера (а почему бы и нет — ведь генетический код человека содержит более 3 млн генов, а изучено, описаны свойства всего лишь около 300 тыс. генов), а также, что очень важно, за силу (степень) его проявления. БСЭ определяет гениальность и талант, как производные от способностей: высшая степень проявления способностей есть талант, максимальная — гениальность, минимальная же, по логике, есть бездарность. Следовательно, можно говорить, что абсолютно все врожденные качества человека градуируются по шкале «бездарность — нормальная (средняя) способность — талантливость — гениальность» по каждому человеческому качеству.

Размышления о человеке и его поведении[править]

В генетике есть такой термин — «ген поведения». По мнению автора, этот термин не совсем точно отражает суть явления. А не логичнее было бы назвать его «ген способности (потенции)» к чему-либо, то есть человек уже при рождении обладает полным набором «генов способности», но у каждого конкретного человека соответствующие «гены способности» как бы находятся в различных точках шкалы, предложенной автором, и именно этот градуированный генный набор и определяет поведение человека.(«Большинство этологов и психологов определяют поведение, как последовательность действий, направленных на приспособление особи к ситуации (в той мере, в какой она эту ситуацию понимает)… Животные с различным генотипом будут по-разному реагировать на воздействие одного и того же фактора среды»). Да простят автора профессиональные генетики, в дальнейшем он будет пользоваться придуманным им термином.

Количественное соотношение людей, обладающих каким-нибудь конкретным «геном способности» с одинаковой силой проявления, есть величина статистическая и будет подчинена, скорее всего, Гауссовому закону распределения рис.1. По горизонтальной оси отложена степень проявления какой-либо способности от бездарности до гениальности, а по вертикальной оси — количество человек. Точно такие же графики можно строить по всем «генам способности», определяющим соответствующие человеческие качества; характерно, что каждый конкретный человек на соответствующих графиках будет, так сказать, находиться в различных точках.

Из графика видно, что большинство людей обладают «генами способности» средней силы (насколько такой термин применим к генам), что соответствует «нормальным способностям» по градуировочной шкале. Теперь автор предлагает условно разделить людей на две группы (нисколько не дискриминируя людей по принадлежности к каждой из этих групп):

  • I группа- люди, которые по всем «генам способности» на всех графиках находятся в районе середины.
  • II группа — люди, которые по каким-либо качествам, определенным соответствующими «генами способности» находятся на левом или правом крае.

К какой из этих групп будет принадлежать конкретный человек, определено уже при его рождении (ну, это же элементарно).

Размышления о человеке и его воспитании[править]

диалог автора с читателем

Только что рожденный человек не в состоянии оценить, каким богатством он обладает, какие способности заложены в нем, кто он и каково его место в этой жизни. Лишь «в ходе внутриутробного и постнатального развития различные механические научения (ассоциации, наблюдения, передача жизненного опыта от родителей и т. д.) приводят к формированию индивидуального опыта…», (согласно индивидуальной генетической программе) осознанию собственных способностей, наклонностей и, в конечном счете, формированию (здесь — в смысле самоосознания) личности человека.

"Вот оно, воспитание. "А что я говорил! «Передача жизненного опыта от родителей!» — буквально закричит некоторый читатель, и настоящий вдумчивый читатель все-таки подумает- действительно воспитание, но не спешите, дорогие. Да, воспитание, но не совсем. Продолжим прерванную цитату "…однако эти механизмы (в смысле ассоциации, наблюдения приводящие к формированию индивидуального опыта — прим. авторa) могут правильно функционировать лишь в том случае, если действуют определенные генетические факторы, "то есть человека можно воспитывать только в определенных пределах, обусловленных его генетическим кодом, набором «генов способности», и процесс воспитания сводится к попыткам активизации определенных «генов способности» путем передачи определенных навыков, создания определенных условий, а это есть скорее обучение.

Размышления о человеке и его обучении[править]

диалог автора с читателем

Нормального человека можно обучить практически всему. И добру и злу, и любви и ненависти и т. д. и т. п. Но всему есть предел, господа, всему есть предел. И в человеке этот предел заложен в его генном коде, генах способности. И тем охотнее и быстрее человек будет обучаться тому качеству, представленному в генетическом коде человека соответствующим «геном способности», чем правее находится оно на шкале, предложенной автором.

У каждого человека процесс обучения (читай самоосознания) происходит по-разному. Вот тут-то и оказывает свое влияние такой фактор, как среда. «Вот, вот среда! — снова закричит некоторый читатель. Я же говорил, социальные условия!. Да что я. Вон и классик про бытие. Да и спроси кого хочешь. Поезжайте в Киев и спросите, кем был Паниковский до революции!» Погоди, уважаемый, спокойно заметит автор. Во-первых, не все так просто, во-вторых, в Киев никто не поедет, а в третьих, кем был Паниковский до революции, тем остался и после.

Размышления о человеке и о среде[править]

Итак, продолжим. Понятие среды очень многогранно и включает в себя множество разносторонних факторов, таких как географическое местоположение, природные условия, климатические условия, социально-психологические и исторические условия и т. п., которые сами по себе являются сложным многофакторным комплексом. Все эти факторы взаимосвязаны и взаимозависимы, причем проследить все взаимосвязи, все взаимовлияния, все причинно-следственные связи весьма и весьма сложно. Поэтому оценивать степень и характер влияния среды в формировании человеческой личности, а главное, правильно трактовать, «что откуда взялось» можно лишь весьма приблизительно, опираясь на косвенные факты, статистические данные часто весьма неточные и неполные, и проводя, в основном, мысленные эксперименты. (В самом деле, нельзя же конкретного человека, выросшего в конкретной среде, вернуть в первоначальное состояние, определить в другую среду и посмотреть, что получится).

Размышления о человеке и о влиянии среды[править]

некоторые гипотезы по этому вопросу

О влиянии среды на формирование человеческой личности споры идут до сих пор. На данный момент по этому вопросу существуют три основных тезиса, имеющих как своих сторонников, так и ярых противников:

  1. Человек является tabula rasa («чистая доска») и основным фактором в становлении человека как личности является среда.
  2. Гальтон и его последователи, наоборот, на первое место ставили врожденные человеческие дарования. В частности, в своей работе «Наследственность таланта» он утверждал наследственность важнее среды: «природа (nature) более действенна, чем питание (nurritue)».
  3. В последнее время наибольшую популярность приобрела гипотеза, сформулированная канадским психофизиологом Хеббом, что «в развитии особи, то есть формировании ее фенотипических признаков, влияние генотипа и среды не просто складываются, а действуют в неразрывной связи». На первый взгляд все эти утверждения взаимоисключают друг друга.

Но так ли это на самом деле?

Может быть, все утверждения справедливы, только речь в каждом из них идет о людях, принадлежащих к разным группам (помните, деление людей на группы, предложенное автором).

К вопросу о влиянии среды на человека первой группы[править]

В самом деле, человек первой группы генетически устроен так, что ему без разницы к чему стремиться, чего желать, чем заниматься. Он потенциально готов и к добру, и ко злу, и к любви, и к ненависти, и к созиданию, и к разрушению, то есть у него нет потенциально приоритетных склонностей, дарований так как «гены способности», потенциально представляющие в его генетическом коде соответствующие дарования, склонности, черты характера, практически «равны по силе» (насколько это выражение применимо к генам). Благодаря такой генетической программе, человек всегда в процессе воспитания-обучения-самоосознания с одинаковой готовностью может принять любые ценности, обучиться чему угодно (правда, весьма средне) и, следуя по пути наименьшего сопротивления, он будет принимать те человеческие и жизненные ценности, которые обусловлены конкретной средой (здесь читай обществом или социальной группой) и обучиться тому, что нужно для комфортного проживания в данном обществе (также читай — среде). Таким образом, первое утверждение о том, что среда в формировании человеческой личности превалирует над его врожденными качествами и не просто превалирует, а играет решающее значение, для людей первой группы — истинно.

Но ни в коем случае нельзя утверждать, что человек «tabula rasa» (хотя, на первый взгляд, он производит такое впечатление). Он ничего не приобретает нового из среды в процессе жизни, а просто каждый раз изменившиеся условия среды активизируют именно те качества, те черты характера, те дарования, уже потенциально имеющиеся у человека при рождении, которые необходимы для более или менее комфортного проживания в данной среде (степень комфортности прямо зависит от «силы» генов, отвечающих за нужные в этой среде качества.) (Хотелось бы заметить, что утверждение Гальтона о ненаследуемости приобретенных навыков, как и обратное, в свете изложенного выше несколько абсурдно — человек может научиться только тому, что потенциально заложено в его генетическом коде и соответственно каким-то образом передается по наследству).

К вопросу о влиянии среды на человека второй группы[править]

По-другому обстоит дело у людей второй группы. Здесь изначально потенциально человек имеет определенные приоритеты в желаниях, наклонностях, приятии или неприятии чего-либо, обусловленные его уникальной генетической программой (см. выше). Безусловно, среда каким-то образом влияет на этого человека, но влияние настолько сложно и неоднозначно, что утверждать о том (как в первом случае), что среда определяет характер личности человека по меньшей мере несерьезно (если не сказать больше, — опасно, ведь заблуждения могут привести к непоправимым последствиям).

Так как у человека второй группы его личностной характер предопределен заранее, можно говорить, что среда лишь более или мнение cпособствует его осознанию, становлению, но никак не формированию.

Человек второй группы почти всегда в чем-то гений (по определению) или, по крайней мере, талант (подчеркиваю, потенциально). Ведь даже бездарность в чем-то часто можно рассматривать, как талант в себе противоположном.

Кроме того, с большей или меньшей долей вероятности справедливо, что если человеку Богом или природой что-то не додано в одном, то это будет компенсировано в другом.

Из этого и будем исходить в своих дальнейших рассуждениях.

К вопросу о воспитании гениев[править]

В. П. Эфроимсон считал, что успешное проявление гениальности зависит от трех условий: определенной наследственной конституции (1), требует для своего становления благоприятных условий среды (2), полностью реализуется лишь в определенной социальной среде(3).

Автору неизвестно, что имел в виду В. П. Эфроимсон говоря об определенной наследственной конституции. Автор будет трактовать это как некую определенную добавку (типа усидчивости, целеустремленности, работоспособности, честолюбия, и т. п.) к уже имеющейся потенциальной гениальности. Кроме того, по мнению автора, благоприятные условия среды включают в себя, как благоприятные условия для осознания человеком своих устремлений (информативность среды — возможность получить как можно больше информации о потенциально интересующей человека сфере жизни и деятельности для последующей правильной ориентации в своих желаниях устремлениях, дарованиях), так и благоприятные условия для получения необходимых знаний и навыков для реализации своих устремлений. Также авторы считают, что для успешного становления человека, как таланта или гения совсем не обязательно выполнение всех условий. Какие-то условия без сомнения обязательны (например, потенциальная гениальность), а какие-то только желательны.

Процесс самоосознания (именно самоосознания, в отличие от человека первой группы, где каждый человек этой группы осознавал себя адекватно среде, что собственно не есть истинное самоосознание) и развития потенциально одаренного человека в зависимости от различных условий среды и различной генетической конституции хорошо иллюстрирует диаграмма, предложенная Ю. А. Филипченко (рис. 2): «Человеческое общество лучше всего сравнить … с кругом, разбитым на ряд секторов, причем эти сектора — не доходящие как видно на рисунке до центра -и представляют собою отдельные классы общества (в нашем случае различные условия в плане информативности среды и возможности получения необходимых знаний и навыков. В самом деле, ведь в одном и том же обществе у людей из различных классов и различные условия и возможности). В центральной же части круга лежит небольшой круглый или овальный участок, который является по существу, производным всех этих классов-секторов, но ограничен от всех них, и этот то центральный участок и представляет из себя интеллигенцию (в нашем случае потенциально талантливые люди, осознавшие свою талантливость, свои жизненные устремления, и получившие также необходимые знания и навыки). Наконец, в самом центре его лежит небольшое темное пятно, как бы центральное сгущение, нерезко ограниченное от остальной части внутреннего круга: этот центральный сгусток и представляет собою наиболее выдающихся представителей интеллигенции… для того, чтобы стать интеллигентом (в нашем случае осознать свои желания устремления, получить необходимые навыки), …каждый из представителей известного класса должен… перешагнуть из своего сектора класса в тот центральный отдел круга, который отделен от них всех чертой. А эта граница, как показано на нашем рисунке, имеет неодинаковую толщину в различных секторах (в нашем случае толщина — степень неблагоприятности условий среды)».

Но условия среды различаются, как по степени информативности (что необходимо для осознания человеком своих дарований и устремлений), так и по возможности получения необходимых знаний и навыков. Кроме того человек может попасть в центральный круг, как сразу из своего сектора (своего класса, своих условий среды), так и переходя из сектора в сектор (из своего класса в другой). С учетом этого предлагается несколько модернизировать диаграмму. Здесь все точно так же, только в большой круг вписан круг меньшего диаметра, разбитый на сектора, совпадающие с секторами большего круга и представляющие собой — в большем круге различные условия по степени информативности, — в меньшем круге различные условия по возможности получения необходимых знаний и навыков. Круги друг от друга отделены границей, толщина которой в различных секторах различна, и символизирует собой степень неблагоприятности условий (толщины границ между первым и вторым кругом и вторым и центральным в одном и том же секторе напрямую не зависят друг от друга и могут иметь различную толщину, варьируемую в широких пределах.) Также и граница наружного круга имеет различную толщину у различных секторов. Таким образом, для того чтобы попасть в центральный круг, а также выйти из своего сектора и войти в другой человеку необходимо преодолеть несколько барьеров, причем в любой последовательности возможно даже одновременно (размеры и взаиморасположение кругов (кроме центрального) никак не символизируют последовательности движения.)

Для преодоления этих барьеров в каждом конкретном случае человек должен обладать помимо врожденной даровитости еще и определенной генетической конституцией — набором определенных «генов способности» с определенной «силой проявления», различным для различных условий.

Эта диаграмма справедлива, как для иллюстрации становления человека в творческом и интеллектуальном плане, так и для иллюстрации движения человека по социальной лестнице общества. Вскользь хотелось бы заметить вот о чем. В этологии есть такой термин, как импринтинг — «впечатывание». Суть его состоит в следующем: «если, например птенцу безголосой овсянки, растущему в условиях полной изоляции, растущему в условиях полной изоляции, в возрасте 10-50 дней (чувствительный период!) дать возможность один раз прослушать песню самца своего вида, то спустя 5-6 месяцев он начнет петь полную видовую песню, да еще воспроизводить диалект учителя. Происходит запечатление. Но учитель должен появиться в определенный чувствительный период: прослушивание песни после пятидесятого дня не эффективно, „поезд ушел“. На хор учителей других видов птенец не реагирует. Он внимает лишь песне, идеальный образ которой потенциально записан в генах!» Применительно к человеку В. П. Эфроимсон предложил сходный термин «импрессинг». Также в генетике известно, что некоторые заболевания, обусловленные генетически, проявляются не сразу, а спустя какое-то время (бывает даже лет через 30) то есть ген, ответственный за это заболевание, как бы «включается в работу» по программе, кстати тоже скорее всего обусловленной генетически.

Все это позволяет говорить о том, что неблагоприятные условия в плане получения необходимых знаний и навыков могут привести к тому, что человек, даже осознав свои жизненные устремления, не сможет получить необходимые знания и навыки, так как "ген способности "его генетического кода, отвечающий за качественное получение этих навыков и знаний, «уже отработал». Кстати, этот же эффект может сработать и при неблагоприятных условиях в плане информативности среды. (потенциальный гений родился в таежной глуши при минимуме информации о многообразии проявления человеческой жизни) Только лишь с тем отличием, что здесь человек, не осознав своих склонностей и жизненных устремлений, примет ценности окружающей среды и будет более или менее счастлив (притча о полководце и сапожнике), в то время, как для человека в первом случае возможно это будет жизненная драма. Таким образом, если основной жизненной задачей человека первой группы является наиболее полное приспособление к условиям среды, то, можно утверждать с большей долей достоверности, что для человека второй группы, осознавшего свои устремления, путеводной звездой, смыслом жизни будет стремление наиболее полно реализовать свои дарования, задатки, наклонности.

Размышления о взаимоотношениях гения и среды[править]

внутренний диалог автора с читателем

Согласно утверждению В. П. Эфроимсона, но не проиллюстрированное ни одной из диаграмм, человек полностью реализуется лишь в определенной социальной среде. Для иллюстрации взаимодействия человека и социальных условий автор прелагает рассмотреть диаграмму рис 4.

Она внешне схожа с диаграммами, приведенными выше, но имеет существенные отличия. Те же самые круг в круге, больший из которых разбит на сектора, разделенных границей, имеющий в различных секторах различную толщину, но здесь центральный круг представляет собой реальные социальные условия конкретного общества, в которых оказываются люди, попавшие в центральный круг диаграммы рис.2 или хотя бы преодолевшие хоть один из барьеров диаграммы рис.3, пространство между первым и вторым символизирует идеальные социальные условия необходимые для полной реализации врожденных дарований, сектора означают различные сферы творческой и социальной человеческой деятельности, а толщина барьера — степень несовпадения реальных условий в соответствующих сферах человеческой деятельности с идеальными в представлении конкретного человека.

Интересно рассмотреть эти диаграммы совместно. Люди, попавшие в центральный круг рис.3 каждый из своих условий среды, своего класса, как бы деклассируются, образуя свой собственный класс людей, осознавших свои жизненные цели, (выборка из людей второй группы) автоматически попадают в центральный круг рис.4, откуда они условно хотели бы переместится каждый в свой сектор, возможно даже в несколько секторов одновременно. И чем больше будет толщина барьера, тем больше степень несовпадения между желаемым и действительным, тем больше трудностей встретит человек на своем пути к цели, к идеальным социальным условиям (порой непреодолимых в реальном обществе) и тем в больший конфликт вступят человек и общество, в котором данный человек живет.

Ну что, настоящий вдумчивый читатель, не устал, не запутался еще во всех этих кругах и диаграммах? Не отложил еще эту статью со словами: «Что за галиматья? Обещали про революцию, а сами…?» Потерпи, дорогой, сейчас будет и про революцию.

К вопросу о взаимоотношениях гения и среды[править]

внутренний диалог автора с читателем

Итак, продолжим. И тем в больший конфликт вступят человек и общество, в котором данный человек живет. Способов разрешения конфликта человека и общества существует несколько, в зависимости от того в какой сфере человеческой деятельности произошел конфликт степени несовпадения желаемого и действительного, а также генетической конституции человека. Например, можно попытаться творить «в стол» до лучших времен («Лучшие времена скоро наступят») довольствуясь признанием друзей и знакомых если во всем остальном кроме творчества социальные условия будут удовлетворять человека; — спиться или повеситься по причине непонимания и тяжелой жизни — попытаться найти общество с другими социальными условиями, близкими к желаемым.

Но автора сейчас интересует только один способ, а именно изменить общество приблизить желаемое и действительное (уменьшить толщину барьера) в соответственных сферах человеческой деятельности (в соответствующих секторах). И чем толще был барьер, тем сильнее должны быть изменения. (Чувствуешь, читатель куда клоню «…глубокое качественное изменение … в обществе»). И если человек выбрал этот вариант, то он вступил на путь революционного преобразования общества либо в целом, либо в какой то одной сфере (смотря что не устраивает). Но чтобы человек выбрал этот путь он должен обладать определенной генетической конституцией. Перефразируя известное высказывание — «революционерами рождаются». (Существует еще вариант — создать в недрах этого общества свое, параллельное существующему и часто паразитирующее в нем. Например люди, обладающие так называемыми преступными наклонностями реализуют себя именно в таком обществе, и не помышляя о революционных преобразованиях).

Размышления о генетической природе революции[править]

диалог автора с читателем

Естественно, один человек не в состоянии совершить серьезные преобразования с целью изменения социальных условий. Количество людей желающих изменений (пока речь идет о тех, кто хотел бы потенциально изменений) можно определить из графика рис.5. График схож (и кстати неплохо коррелируется) с графиком количественного распределения людей по потенциальной силе проявления определенного «гена способности», то же самое статистическое распределение, только по горизонтальной оси отложена степень «комфортности среды» для проявления соответствующих качеств с соответствующей силой или для реализации желаний и устремлений на определенном уровне. Соответственно для каждого конкретного человека будет своя вполне определенная «степень комфортности», и количество людей, которых устраивает данная «степень комфортности» среды (на графике — вертикальная линия) описывается приведенным графиком. Люди, находящиеся на графике слева от черты, удовлетворены существующим состоянием социальных условий в данной сфере человеческой жизни; справа — желали бы изменений и чем дальше они находятся от черты, тем сильнее их не устраивает существующее положение дел и тем сильнее они будут хотеть изменений, чем дальше они находятся от черты.

Но хотеть не значит мочь. Ведь изменениям, пусть даже пассивно, будут противится люди из левой половины графика. И здесь для того, чтобы «процесс пошел», необходимо, либо определенное соотношение («критическая масса») количества людей «желающих — не желающих» изменений (согласись, читатель очень похоже «верхи не могут — низы не хотят», только в «верхи-низы» автор вкладывает несколько иной, не классовый смысл), либо люди «желающие», кроме желания, должны обладать еще определенными генетическими «добавками», позволяющими преодолеть сопротивление людей «не желающих», что в конечном итоге можно тоже свести к изменению соотношения количества людей.

Способы изменения соотношения количества «желающих — не желающих» на графике (заметь, читатель на графике, то есть теоретически) автору представляются следующие: а) передвинуть весь график относительно горизонтальной оси и вертикальной линии (в нашем случае движение вправо увеличивает вероятность революции движение влево вероятность реакции); б) передвинуть вертикальную линию относительно графика по горизонтальной оси влево или вправо; в) стереть соответствующую часть графика или изменить его форму. Различные комбинации этих основных вариантов также дают желаемый эффект. (Для каждого конкретного общества и для каждой конкретной сферы человеческой жизни, как форма графика, так и место расположения его относительно горизонтальной оси, так и реальное положение вертикальной линии будут различны, а также различно и критическое соотношение (критическая масса) людей «желающих — не желающих»).

«Как же эти варианты, надо отметить весьма умозрительные, так сказать коррелируются с жизнью?» — наверняка спросит некоторый вдумчивый читатель.

Сейчас узнаешь!

К вопросу о эволюционных революциях или революциях первого рода[править]

В генетике известен такой факт, как пульсация темпов мутирования определенных генов, приводящая к «… появлению моды на определенные наследственные изменения». Основатель генетики популяций С. С. Четвериков назвал это явление волнами жизни. «Нет основания думать, что популяции человека свободны от подобных пульсаций в частоте возникновения и распространения наследственных изменений, в том числе тех, которые определяют характер, темперамент, психологические особенности личности, талант.» И если вспышка мутации захватила какой-то определенный «ген способности», это означает появление большого количества людей обладающих этим «геном способности» с достаточно высокой силой проявления, и для его реализации необходима другая «степень комфортности» среды. Согласись, читатель, это в общем-то неплохо так сказать кореллируется с вариантом а) и с вариантом в) в части изменения формы графика.

Соответственно в ряде случаев при наличии достаточной активности и настойчивости у людей желающих изменений можно говорить о революционных изменениях в конкретной сфере человеческой деятельности и жизни. Часто такие революции происходят достаточно тихо, без сильных социальных потрясений не задевая основных социальных и экономических устоев общества (революция в моде, в искусстве, НТР, а также любимая автором сексуальная революция, движение «зеленых» и культура хиппи наконец).

Бывает, такие революции и задевают социальные и экономические устои общества, но людей, активно желающих жить по новому (чувствуешь, читатель, куда клоним — «низы» не хотят) родилось так много, а желающих жить по-старому осталось так мало, или они по каким-либо причинам не могут или не хотят серьезно препятствовать изменениям (смотри, читатель, — «верхи» не могут), что революция происходит как бы сама собой, как бы эволюционно, не сопровождаясь серьезными социальными катаклизмами. Назовем это явление эволюционной революцией или революцией первого рода. Эти революции как правило предопределены заранее, уже в момент рождения людей, несущих в своем генетическом коде конфликт с существующим, происходят с неумолимостью восхода и захода солнца, и совершаются в основном людьми второй группы. Люди первой группы могут поддержать изменения, а могут на первых порах и не поддержать, но в любом случае скорее всего активно в процесс вмешиваться не будут, а впоследствии прекрасно приспособятся к изменившимся условиям. И так будет до следующего мутационного всплеска. (Причины мутации вещь достаточно сложная сама по себе зависящая от многих причин и авторами здесь рассматриваться не будет. Вскользь автор заметит, что имеются данные о влиянии ионизующего излучения на темпы мутации определенных генов).

К вопросу о «революционных» революциях или революциях второго рода[править]

Возможно, что в данный момент в данном обществе в данной сфере человеческой деятельности не произошло мутации в определенном направлении (не родилось достаточное количество людей для достижения «критической массы» и изменения соотношения), на помощь людям, желающим изменений приходит изменение «степени комфортности» среды в сторону ухудшения, что равносильно смещению вертикальной черты влево (вариант б)), причем часто изменения могут происходить и не в той сфере, где предполагается проведение революции.

Резкое изменение «степени комфортности» среды может произойти в результате стихийных бедствий, войн, засух, и т. п., причем в этом случае изменения происходят сразу во многих сферах человеческой жизни («обострение нужды выше обычного») и, соответственно, многие люди, которых до этого устраивала степень комфортности жизни, оказываются «за чертой» как в прямом смысле (на графике), так и в переносном (в жизни). И здесь возможен вариант, что люди, которые желали перемен в какой-то сфере, возможно, даже в той, в которой все осталось без изменений, смогут убедить людей, которые до этого не желали перемен в сфере в которой изменений не произошло, что произведя изменения в этой сфере, все наладится и в тех сферах, в которых по известным причинам произошли изменения. ("…которая часто ворует пшеницу, которая в темном чулане хранится, в доме, который построил Джек. "Тяжеловата фразочка получилась, согласны? А что легко…).

В ряде случаев им удается добиться критического соотношения в распределении (как бы передвинуть график для той сферы, где предполагаются изменения, подчеркиваю, «как бы») и тогда совершается революция. Бывает, что критического соотношения достигнуть не удается но «попытка не пытка»… И в этом случае становятся очень важным генетические добавки у желающих провести революцию типа решительности, жестокости, целеустремленности, чтобы лозунг «Цель оправдывает средства» был не просто красивой фразой, а частью сущности человека, чтобы не было в сердце (читай в генетическом коде) достоевщины, типа «тварь дрожащая» или «право имею», чтобы не было сомнений в пользу одной слезинки ребенка… И тогда можно «ввязаться в драку» и путем так называемых репрессий («если враг не сдается, его уничтожают») изменить соотношение в свою пользу (видоизменить график или стереть часть его — вариант в)). О различных исходах такой попытки хорошо сказал поэт: «Мятеж всегда бывает неудачен, в противном случае он называется иначе».

Подобное явление предлагаю назвать «революционной» революцией или революцией второго рода.

В отличие от революций первого рода, в подобных революциях принимают активное участие не только люди второй группы генетически готовых к ней, но и часть людей первой группы, в силу изменившихся обстоятельств как бы перешедших во вторую группу (барьер, отделяющий людей второй группы от подобного перехода, для каждого человека первой группы имеет различную толщину, характеризующуюся удаленностью от вертикальной черты: и тем быстрее и активнее будут вовлечены люди первой группы в революцию чем ближе они находятся на соответствующем графике к черте.)

Также такие революции часто сопровождаются серьезными социальными катаклизмами, затрагивающими широкие слои людей и несущие им смерть, страдания, нужду и разрушения.

Подобного рода революции могут идти достаточно долго с переменным успехом (в отличие от революций первого рода, где изменения, по крайней мере, на время жизни одного поколения революционеров, необратимы) и заканчиваются, когда достигнуто определенное «критическое» соотношение революционеров и контрреволюционеров, зависящее от многих причин, в том числе и от генетической структуры тех и других. До следующего раза.

Если вдумчивый читатель заглянет вглубь веков, то он наверняка увидит, что подавляющее большинство революционных преобразований совершалось по одной из этих схем с различными вариациями в различных комбинациях. «Не правда ли, товарищ Сердюк?» Но все эти вариации и комбинации революции первого и второго рода имеют одну общую черту, а именно, совершаются людьми, несущими при рождении в себе, в своем генетическом коде другой, отличный от существующего образ жизни, и следовательно, имеют одну природу — а именно, генетические изменения в человеческом обществе. Или по-другому: Социальные изменения в обществе определяются динамикой состава и «силы» «генов способности» у членов этого общества.

Размышления…[править]

Вот так. И это в корне меняет некоторые представления по некоторым вопросам. Например, о поступательности социального прогресса и неизбежности совершенствования человеческого общества и человека в социальном и духовном плане, об объективности некоторых так называемых "объективных законов развития человеческого общества и прочая… В свете вышеизложенного, по крайней мере, для автора совершенно ясно, что никакого социального прогресса (в смысле улучшения общественного устройства) нет, а есть желание людей, подчиненное генетическим законам, жить в данный момент определенным образом, наложенное на прогресс технический, причем образ жизни, желаемый людьми, может в корне отличаться от «общечеловеческих ценностей» и в век полетов в космос и термоядерной бомбы, на месте самого высокоморального, высокодуховного, демократического общества может возникнуть (элементарно, Ватсон), может возникнуть общество, по своим ценностям близкое к неандертальцам или варварам (фашизм в Германии — тому доказательство), что «объективные законы» будут объективными только в конкретном обществе для конкретных людей, в другом обществе с другими людьми будут другие, еще более « объективные законы развития», что спор о том, что лучше — социализм или капитализм, монархия, или демократия, — лишен смысла, и прав был Свифт, считавший дикими и неосуществимыми попытки усовершенствовать систему управления обществом, а людей, питающих такие надежды, — рехнувшимися, что нет и быть не может (принципиально) идеального для всех (и даже для большинства) общества (и опять был прав Джонатан Свифт) и что проблемы «отцов и детей» — это проблемы генетические, и что вопрос «кто виноват ?» в традиционной постановке ответа не имеет (разве виноват ветер, ??? ?? ???? ? ? ???? ?? ?????? ???-?? ???… Разве виноват человек, что он хочет жить так, а не иначе? А если при этом ? "???? ? ??????? …???????? … сочинить трагедию или обернуться морской чайкой и генерал не выполнит приказа, кто будет виноват — он или я?, а на вопрос "Что делать? Ответить невозможно, что идея «третьего пути» имеет весьма серьезные основания, что проблема, поднятая автором (пусть даже краешком, пусть даже в ряде случаев имеющая слабую, порой ошибочную доказательную базу и не выдерживающая критики с точки зрения научной добросовестности), очень и очень серьезна и требует для своего разрешения и требует для своего разрешения усилий и совместной работы специалистов из разных областей и сфер, и что не в коем случае нельзя от нее отмахнуться со словами «Чушь какая! Не верю!» и если есть хоть гран, хоть малейшая вероятность истинности этой гипотезы, надо потратить, обязательно надо приложить усилия и доказать на 100 % справедливость или ошибочность утверждений автора, иначе может быть поздно — ведь нет ничего страшнее неандертальца с атомной бомбой (а вдруг он уже родился?!!)

За свою историю человечество придумало много рецептов всеобщего счастья. Не раз и по-разному пытались загнать человека в светлое будущее. Кто от этого стал счастливее? Стоили те жертвы тех результатов? Стоит ли тот прекрасный мир хоть одной слезинки ребенка? Кто знает. Но автору буквально хочется кричать "Люди, не мешайте жить другому по-другому. Не требуйте от человека того, чего он не может. Ведь что бы ни говорили, а действительно «Jedem hat seine» к сожалению, немцы это поняли буквально, а они ли только и только ли это). Только ради Бога, чтобы свое не задевало чужого. Если получится. Если получится. Порой это бывает сложнее, чем генералу обернуться чайкой.

19911993, Москва