Zentropa:Релокализация экономики как жизненная необходимость

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Релокализация экономики как жизненная необходимость



Автор:
Zentropa



Panneauru.jpg







Предмет:
Релокализация экономики
Ссылки на статью в «Традиции»:

Действительный разрыв с тоталитаризмом глобализации требует возврата к пространствам ограниченным, автономным, широко самодостаточным, осязаемых для человека размеров, внутри которых сходные и взаимодействующие сообщества могли бы расцветать на основе своей живой возрожденной самобытности.

Для того чтобы этот «возврат к локализму», в частности так, как описано в теории Новых Правых,[1] не остался лишь романтической утопией, служащей для подпитывания разговоров в конце пьяных вечеринок молодых городских интеллектуалов, требуется несколько предварительных императивов:

  • Завершение всемогущества городской цивилизации и отказ от «местечковой», пригородной идеологии (которая является ничем иным, как бесконечным продолжением не-города (non-ville) в не-деревне (non-campagne), постепенно формируя огромную территорию no-man’s land мелкобуржуазных индивидуалистов), в пользу действительного переустройства территории, путём реинвестирования в развитие сельской местности.[2]
  • Изобличение идеологии постоянного роста организованного разбазаривания, требующего всё более мощного и перемещенного (делокализованного) производства, для минимизации себестоимости и повышения тем самым ценовой привлекательности, которой заменяют ценность умеренности и добровольной простоты.
  • Восстановить обучение ремёслам и техникам, как предпочтение исступленному культу обожествляемой третичной сферы и производителю этого огромного «интеллектуального» пролетариата, потихоньку загнивающего в бетонных блоках наших городов-спрутов.

Итак, задача необъятна, но, кажется, что только этот триптих способен позволить жизнеспособные изменения глобализованной либеральной и финансовой системы — современного нового рабовладельческого строй — позволяя не туманный, хотя и соблазнительный в теории «выход из экономики», но её полное переустройство на принципах близости, коллективной полезности и меры. Короче говоря, и чтобы вспомнить Аристотелев анализ: оторваться от хрематистики (от др.-греч. χρηματιστική — обогащение — желание накопления средств приобретения в целом, и денег в частности, ради их самих, а не с какой-либо другой целью, кроме личного удовольствия) чтобы вернуться к «натуральной» экономике (товарооборот, необходимый для обеспечения Ойкоса (oïkos), то есть семьи, расширенной до смысла сообщества). Не отрицать экономику, а поставить её на своё место.

Чтобы осуществить это не что иное как цивилизационную революцию, необходим ряд осознаний и изменений отношения, индивидуального затем коллективного, насколько скромных по облику, настолько и неизмеримых по своим последствиям.

В частности, каждый должен понять, что всего акты покупки товаров или услуг являются политическими актами, несомненно и конкретно такими же важными, если не больше, чем расклейка листовок и участие в собраниях (разумеется, одно не исключает другое, как раз наоборот). Так, систематический анализ происхождения потребляемых товаров и их «дискриминация» по этому признаку позволит оказывать долгосрочное «локальное давление», способное вызвать определенное количество «релокализаций».

Поскольку нужно понимать, что покупка футболки, сшитой в Китае на которую в Индонезии нанесли отчаянно революционный европейский лозунг или традиционный символ, является в действительности не идентифицирующим актом, а просто участием в одной из неисчислимых «племенных ниш» всемирного потребления. Покупка фруктов и овощей, яиц и сыра напрямую у местных фермеров, выбор в пользу свитера, связанного в ателье Бретани, систематический приоритет мелких предприятий на больших территориях, отказ от технических безделушек, изготовленных детьми-рабами третьего мира, — именно это настоящие акты идентифицирующего сопротивления. Возможно, менее «заметные», но, несомненно, более полезные.[3]

Разумеется, такое видение несовместимо с постоянным поиском «более низких цен», этой невротической идеологии накопительства «дисконтов»; напротив, это значит постоянно принимать во внимание «качество», «этику» и «долговечность», а не только заявленную «цену» affiché, обычно обратно противоположную общественной и идентифицирующей стоимости. Такой подход требует значительных денежных средств? Вот аргумент, который часто выдвигают, но который не выдерживает анализа.

Так, если мы знаем, что от 30 до 35 % купленных продуктов питания выбрасываются неизрасходованными, то кажется очевидным, что более обдуманное управление количеством приобретений с лихвой окупит добавочную стоимость местных продуктов питания, сезонных и качественных.[4]

Для того чтобы быть жизнеспособной, такая воля к «политизации покупок», должна сопровождаться принятием правильно понимаемой умеренности. Ещё и ещё раз, «меньше, но лучше».

Разумеется, этого «активизма потребления», если он необходим, недостаточно, чтобы привести к глубинному разрыву с глобалистской логикой рыночного производства. Чтобы достичь этого, государственная политическая деятельность видится неизбежной. Она, в частности, может принять форму прогрессивной налоговой системы, учитывающей близость производителя к потребителю («Локальный НДС»: чем ближе производство, тем ниже НДС. Между прочим, интересное предложение, выдвинутое Идентитами на своем съезде в Оранже). Она может также выразиться в политике строгих санкций, на уровне Европы, по отношению к предприятиям, прибегающим к делокализации (штрафы, закрытие рынков для их продукции, наложение ареста на имущество…).

Возможное сокращение рабочих мест на крупных заводах и в мультинациональных компаниях, вызванное обдуманным сокращением роста могут со своей стороны компенсироваться возрождением небольших близко расположенных предприятий (небольших торговых точек, индивидуальных услуг, преподавание, аварийных и ремонтных мастерских, кооперативные цеха, работающие на местном сырье, повышение ценности вотчины…), а также благодаря более массовому обращению к человеческому ресурсу в дезиндустриализированных сельских хозяйствах.

Например, в США, некоторые фермеры-производители культур, столкнувшись с массовым разрастанием сорняков, ставших выносливыми по отношению ко всем химикалиям, распыляемым на полях (например, такой страшный яд как round-up), были вынуждены прекратить применение пестицидов и прибегнуть к ручной прополке, тем самым создавая своими силами, добродетельный круговорот: создание рабочих мест, дающих доход, который позволяет продавать на месте фрукты и овощи по более высокой цене, но гораздо и более высокого вкусового и санитарного качества.

Политически, социально, экологически, релокализация нашей экономики является абсолютной потребностью. Это нам предстоит противостоять меркантильному обезличиванию глобализацией того, что Древние называли «genius loci» (дух места), а Хайдеггер «Erörterung», то есть «привязка к местности».

«То, что мы называем местностью, и что соединяет в себе сущность вещи», — уточнял немецкий философ.

Сегодня уже давно пора вернутся к этому.

Zentropa

Примечания[править]

  1. Журнал «Eléments» (Начала), номер 100.
  2. Неорурализм, как уже понятно из его названия, является не более или менее неуклюжей имитацией прошедшей модели, а воссозданием, новой формой инвестирования в сельское пространство. Таким образом, «возврат к крестьянству» является одним из аспектов этого подхода, а не единственным путем переприспособления земли. Смелые инициативы некоторых товарищей неоруралистов являются замечательными примерами, свидетельствуя об исполнимости радикальных переломов. Однако все не были и не смогут быть крестьянами, и нужно реорганизовать всю совокупность направлений деятельности человека в сельской сфере, в соответствии с личными талантами каждого человека.
  3. Некоторые веб-сайты позволяют направлять эту практику «локализованных покупок», в частности La fabrique hexagonale, Échoppée locale, Réseau amap.
  4. Это пример применим и к другим сферам, к одежде, со шкафами, переполненными тряпками, которые никогда не одевали, к бесполезной hi-fi или аудиовизуальной технике, только купленной, так сразу же и «устаревшей» из-за выхода новых версий, к путешествиям, далёким но бесполезным (поскольку «бюро путешествий» сводят их к западным полуфабрикатам), и даже преступным, поскольку участвует в разрушении настоящей самобытности под действием прессовочного катка международного массового туризма.