Андрей Сергеевич Морозов

From Традиция
(Redirected from Андрей Морозов)
Jump to navigation Jump to search
Андрей Сергеевич Морозов
Murz.jpg
«Бойцовый кот Мурз», политик и публицист
Дата рождения: 17 августа 1979
Место рождения: Москва
Дата смерти: 21 февраля 2024
Этническая принадлежность: русские
Гражданство: Россия
The query description has an empty condition.

Андре́й Сергеевич Моро́зов («Бойцовый кот Мурз» или просто «Мурз», Профиль пользователя kenigtigerkenigtiger) (17 августа 197921 февраля 2024, г. Москва) — российский политик и публицист, основатель и бывший начальник штаба группы «Красный блицкриг» и, по его утверждению — член подпольной группы «Чёрный Блицкриг».

Патриот СССР. Активный противник «оранжевой революции» в России. Участвовал в организации разнообразных ненасильственных акций протеста. Находился в 2007—2009 г.г. в заключении за обстрел в марте 2007 года вывески офиса «Единой России» из обреза (пуля попала в комнату, в которой находилась сотрудница ФСБ, отдел которого был размещен в том же здании), «незаконное хранение огнестрельного оружия» и «публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» (последнее обвинение он сам отрицает).

Автор неопубликованной книги «Идеальный дисциплинарный санаторий». Дрался на дуэли с Евгением Насоновым — победил, поставив противника перед необходимостью убить или проиграть.

Увлекается моделизмом.

Революционная деятельность[edit | edit source]

Ненасильственные акции[edit | edit source]

Впервые Мурз получил известность в прессе в связи с помидорометанием в Илью Яшина (лето 2005 года).

26 июня 2005 года кидал помидоры в Павла Гусева, главного редактора «Московского комсомольца», за опубликованную статью Минкина «Чья победа?», в которой тот заявил, что в Великой Отечественной войне советскому народу лучше было бы проиграть в целях последующего установления демократии.

Закидал помидорами журналистку Юлию Латынину.

После нападения на детей российских дипломатов в Польше совместно с Алексеем Байковым участвовал в атаке на польское посольство в Москве, облив его стену и бронзовый барельеф с гербом Польши томатным соком (исполнители атаки получили 3 дня административного ареста за мелкое хулиганство).

Спланировал (совместно с Алексеем Байковым) сорванную милицией акцию по забрасыванию мышами, крысами и песчанками митинга, проводимого движениями «Да!» (под руководством Марии Гайдар) и Движением Оборона под лозунгом «против милицейского произвола». В процессе срыва этой акции милицией были примененены меры незаконного произвола, а именно аресты зрителей, пришедших посмотреть митинг, на основании распечатки их фотографии из ЖЖ. Они производились по доносу организаторов митинга, подобравших фотографии тех, кто, по их мнению, будет участвовать в ненасильственном разгоне митинга, ранее объявленном Морозовым. Это, по рассчётам инициаторов акции, должно было дискредитировать идею митинга и его организаторов. На самом деле, особой дискредитации и не произошло, так как реальные цели митинга отличались от публично заявляемых и состояли исключительно в демонстрации того, что Мария Гайдар способна собрать митинг под своё имя.

Угрожал (обещал) устроить «День миномёта», то есть обстрелять из миномёта митинг либералов 22 августа 2006 года, рассматривавшийся им как часть акций по подготовке оранжевой революции в России, но никаких реальных действий не предпринял, по причинам того, что, в итоге, с точки зрения опасности оранжада митинг был им сочтён достаточно безопасным..

Арест, суд и заключение[edit | edit source]

Был задержан ОБОП 28 октября 2007 года по подозрению в обстреле офиса «Единой России» на Кутузовском проспекте в Москве, произведённом 18 марта 2007 года неизвестным человеком, который сделал четыре выстрела в сторону здания. Впоследствии на суде Мурз признался в авторстве этой акции, объяснив ее реакцией на незаконное задержание сотрудниками милиции его соратницы — начальника штаба «Красного блицкрига» Ольги «Матильды» Касьяненко, которая готовила Народный сход в Южном Бутово против существующей там улицы Ахмада Кадырова.

Выпущен 30 октября 2007 года под подписку о невыезде.

17 декабря 2007 мера пресечения была изменена на содержание в СИЗО-77/3 «Пресня» — 123308, Москва, 1-й Силикатный проезд, д.11/1.

Мурз провел несколько голодовок. Так, 8 января 2008 он начал в знак протеста против фальсификации материалов дела сухую голодовку и вышел из неё 16 января.

16 февраля голодовка была возобновлена. Примерно на 8-е сутки голодовки Андрей был помещён в одиночную палату тюремной больницы.

При обыске у Андрея Морозова были найдены обрез и патроны. На суде ему инкриминировались 213 статья УК РФ (хулиганство — так был квалифицирован обстрел офиса «Единой России»), 222 статья (хранение оружия — обреза охотничьего ружья и патронов к нему), а так же 280 статья — призывы к экстремизму и 282 статья — разжигание социальной розни в своем блоге Профиль пользователя kenigtigerkenigtiger.

Таким образом, Мурз стал первым ЖЖистом, которого судили за свои записи в Живом Журнале. По 282 статье Мурз был оправдан, а по остальным статьям осужден Дорогомиловским районным судом г. Москвы по совокупности к 3 годам колонии общего режима. Прокуратура пыталась опротестовать приговор в Мосгорсуде как излишне мягкий, но потом отказалась от этого.

Следует отметить, что впоследствии, когда Мурз уже сидел, его электронная почта была взломана, а содержимое блога в ЖЖ было удалено неизвестными лицами (архивы блога сохраннены в Тифаретнике — Профиль пользователя kenigtigerkenigtiger).

Досрочно освобождён в июле 2009 года.

Aquote1.png ...И еще, возвращаясь к моей скромной персоне. Я объяснил выше, что не стоило лепить из меня героя, страдавшего в застенках за идею. Я вовсе не страдал и вовсе не за идею, как выяснилось. Весь мой мегасуперпуперподвиг заключался всего лишь в том, что на суде я под угрозой тюремного срока не отказался от своих собственных слов и убеждений. Но это вовсе не подвиг - так должен себя вести любой нормальный русский человек. Aquote2.png

[1]

Дальнейшие события[edit | edit source]

До момента посадки Андрей работал монтажником и эникейщиком в одной из небольших московских компьютерных компаний, к 2024 году давно прекратившей своё существование. Выйдя на свободу, он вернулся к этой работе и работал там до 2014го года. События на Донбассе мотивировали его отправиться туда добровольцем.

Перейдя границу ЛНР, он попал в руки людей атамана Козицина[1], которые обвинили его в том, что он - украинский шпион, подвергли жестоким пыткам, подвесив в наручниках на дыбу и продолжали пытки несколько суток. По неоднократным публичным заявлениям Андрея, называвшего Козицина мразью, этот человек лично принимал участие в пытках. Не добившись интересного для себя результата или по другим причинам, казаки выкинули Морозова в мешке на украинскую территорию, после чего тот был передан в Россию.

Пройдя лечение, Андрей Морозов вернулся в ЛНР и поступил на службу Народную Милицию ЛНР.

Служба продолжалась с относительно небольшими перерывами до 21.02.2024 года.

После возвращения ЛНР в состав России, Морозов продолжил её в составе ВС РФ, закончив звании гвардии сержанта роты управления 4-ой омсбр ВС РФ.

Параллельно с военной службой Морозов примкнул к организаторам КЦПН и, много лет сотрудничая с этой организацией, занимался организацией волонтёрских поставок, вопросами связи и снабжения не только в собственном подразделении, но и во множестве других подразделений сначала НМ ЛНР, а потом ВС РФ. Параллельно с этой деятельностью, Морозов вёл телеграм-канал Нам пишут из Янины.

Длительное время, как в Живом Журнале, так и в телеграм-канале он публиковал крайне пессимистичные оценки обстоятельств обороны Донбасса, а после начала СВО - способов и форм управления ВС РФ, их готовности к длительному противостоянию с ВСУ и негативные оценки отдельных эпизодов боевых действий. С его точки зрения руководство российской армии делало совершенно недосточно для обеспечения её боеготовности и эффективного ведения войны. Незадолго до смерти Морозовым были опубликованы крайне негативные оценки российской наступательной операции в Авдеевке - по его мнению, российские потери были недопустимо велики[2], а Сырский сумел вывести основную массу войск практически без потерь.

За эту и ряд предшествующих записей Морозов подвергся безобразной по формату травле со стороны ряда ведущих телеграм-каналов, в том числе входящих в т.н. "сетку Соловьёва".

Среди непосредственных исполнителей особенно ярко выставили каналы Юлии Витязевой и Армена Гаспаряна[3]. Эти корреспонденты обвинили Морозова в паникёрстве, лжи, работе на украинские интересы, а также тиражировали утверждения о том, что тот вообще не является военнослужащим и вводит окружающих в заблуждение по поводу своего статуса.

Морозов публично предложил Витязевой прислать ему свой адрес электронной почты, на который он обещал выслать скан справки о том, где он проходит службу, обставив это, впрочем, неким дополнительным условием[4].

Ответа Морозов не дождался. Вместо ответа он получил приказ от командира подразделения, в котором служил, удалить это сообщение.

Решив, что на него оказывается недопустимое административное давление, которое роняет его честь, и что у нет иного способа привлечь всеобщее внимание к ряду проблем в ВС РФ, Морозов написал объёмное предсмертное послание и покончил жизнь самоубийством, застрелившись.

Последствия[edit | edit source]

После смерти Морозова Витязева опубликовала у себя в канале хамское послание, в котором привела цитату, что для решения своих проблем нужно тихо повеситься в сарае на вожжах, указала на то, что те, кто написал о предшествующих самоубийству обстоятельствах "помойки по обе стороны фронта" и заявила, что в смерти Морозова виноваты его друзья, не доглядевшие за состоянием его психики. Через несколько часов это сообщение было удалено, а Витязева опубликовала слова сожаления, сославшись на эмоции.

Гаспарян, кажется, отмолчался.

Библиография[edit | edit source]

Ссылки[edit | edit source]

  1. см. также Википедию.
  2. Источник информации не приводился.
  3. Последний находился в длительном конфликте с Морозовым, в том числе по поводу акции по уничтожению памятника казакам и фон Паннвицу, в котором Гаспарян обвинял Морозова, написав на того заявление в милицию. Поскольку Морозов плитку не разбивал, после задержания милицией и допроса он был отпущен. При этом Гаспарян никогда не признавал своей неправоты.
  4. Подробнее желающие могут ознакомиться в его канале.