Александр Машин:Основная проблема управления

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Основная проблема управления



Автор:
Александр Машин



Дата публикации:
29 марта 2015






Предмет:
Управление

Всякий, кто прожил более десяти лет, кто видел более пяти лет Перестройки и последовавших реформ, кто знакомился с историей государственных преобразований прошлого или чужих земель, будет со здоровым скептицизмом относиться к любым проектам устроения государства.

Читая что-нибудь вроде «После окончания иностранной оккупации, именитые люди провинции собрались на учредительное собрание, на котором приняли временную конституцию. Через месяц были проведены выборы и сформировано коалиционное правительство», разумный человек уже представляет себе последовавший непристойный цирк или кровавый бардак, или, по крайней мере, не питает иллюзий, что подобным образом можно обустроить Россию.

Ибо нельзя просто так взять и устроить государство.

На самом деле, нельзя вообще разделить между людьми полномочия и ответственность. Нельзя вот так взять и нарисовать организационную структуру. Неизбежно будут пересекаться полномочия, отдельные подразделения начнут борьбу между собой, и будут делать не то, что тебе от них нужно, а то, что улучшает их положение. За что бы ни поощрять подчинённых, как бы ни считать их KPI, всё, что удастся сделать, — это породить рынок справок о формальном выполнении требований.

Казалось бы, проблема управления в том, что никакую задачу нельзя разделить между людьми на подконтрольные им подзадачи и назначить поощрения и наказания за их выполнение. Да, это может быть проблемой.

Но если отказаться от принципа справедливости, и поощрять людей в зависимости от успеха общего дела, невзирая на то, что он им неподвластен, — например, поставив зарплату продавцов в зависимости от продаж товара, который они не производят и цену на который не назначают, — проблема останется. Продавцы станут добиваться высоких продаж, обманывая покупателей и втаптывая репутацию магазина в грязь. Формально задача будет выполнена, но вопреки твоим действительным интересам.

Проблема в том, что невозможно сформулировать свои интересы, даже до разбивки их на задачи для подчинённых. От магазина тебе нужны не продажи, а нечто другое. И это не прибыль, и не рост курса акций — если требовать от подчинённых этого, они начнут фальсифицировать бухгалтерскую отчётность, записывать мусор в активы и экономить на обновлении основных фондов. Что бы ты ни требовал, какие бы награды и наказания ни установил, подчинённые найдут способ, формально исполнив требования, делать не то, что тебе нужно.

Но дело даже не в подчинённых. И без них всё плохо. Например, любой, кто модерировал веб-ресурс, знает, что правила модерации невозможно описать исчерпывающе, если хочешь защитить ресурс от спаммеров и троллей. Всегда надо оставлять оговорку об усмотрении модератора.

Любая возможная формализация даже собственных высших интересов будет требовать или распродать свои органы, или пойти на панель, или раздать всё своё имение нищим и сдохнуть под забором, или спустить всё на героин.

Нельзя позволять пробовать правила и законы на прочность. Они этого не выдержат. Наивный человек, который, установив определённые правила для управляемого им сообщества, станет им точно следовать, обнаружит прискакавших злоупотреблять ими клоунов, чертей и манипуляторов. Принципиальный человек, неосторожно облёкший свои принципы в слова, станет добычей негодяев или начнёт поступать неадекватно. Какие бы требования ты ни сформулировал, можно будет точно соблюдать их, но делать не то, что тебе на самом деле нужно.

Тот, кто слишком настойчиво расспрашивает о правилах сообщества или о принципах человека, — негодяй, собирающийся ими злоупотребить к своей выгоде и ищущий уязвимости. Это одна из причин, по которым требование «определения русского» всегда недобросовестно.

Правовое государство невозможно. Его законы вступят в противоречие с интересами государства и погубят его.

Закон господствует только там, где есть добрая воля его соблюдать. Механизм, допускающий только людей доброй воли к возможностям закона, частью закона не является. Открытого общества не бывает. Общество, где обеспечено верховенство права — это как плавательный бассейн на берегу тропического моря: прочная стена отделяет его от акул, а за безопасностью бдительно следят спасатели.

Всё потому, что интересы людей и сообществ не могут быть выражены словами. Ты не можешь сказать, что тебе на самом деле нужно.

Почему же язык настолько недостаточен? Возможно потому, что эволюция никогда не и требовала от языка способности выражать чьи-то интересы. В этом не было нужды, ибо для того, чтобы поступать в соответствии со своими интересами, язык не нужен. Интересы любого существа, как оно их воспринимает, выражаются в действиях, а жизнь обеспечивает обратную связь, корректирующую их восприятие. Ни поступки, ни реакция мира на них, словами не выражаются.