Александр Машин:О позитивных и негативных благах

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

О позитивных и негативных благах



Автор:
Александр Машин



Опубликовано:
Дата публикации:
20 января  2010






Предмет:
этика


Изучив собственный ответ на опрос Крылова об идеальной России,[1] я обнаружил в нём, в основном, отрицания. Почти все пункты утверждали отсутствие тех или иных неприятных явлений. Частица «не» или присутствовала или подразумевалась. Демагог-охранитель бы завёл песню об отсутствии позитивной программы: «вот упразднишь ты каннибализм и человеческие жертвоприношения, а что ты можешь построить взамен?»

Но я не очаровываюсь позитивным смыслом слова «позитивный». Если в моём понимании обеспечить себе будущее значит избавиться от определённых вещей, значит в этом есть философский смысл.

В самом деле, почему я не пожелал наличия чего-нибудь хорошего? Хотя бы потому что я не знаю, насколько я буду это ценить в будущем. Позитивное благо обычно определяют в абсолютных единицах или даже понимают под ним индивидуально-определённые вещи или представителей множества идентичных вещей. Но эта абсолютная единица может со временем обесцениться: в голодный год можно отдать многое за гарантированную пайку чёрного хлеба, но когда наступят сытые времена, у других будет масло и икра, и этот выбор окажется глупым. Социалистический выбор — пример позитивного целеполагания, Перестройка — его результат.

Можно было бы определить свои цели относительно других: пожелать иметь благ больше других. Но когда слишком многие так ставят цели, достигшие их видят, что не столько они приобрели, сколько другие потеряли. Таков исход девяностых и нулевых в России.

Благо условно, но зло — безусловно. Зло есть отнятие блага, принадлежащего человеку по праву рождения. Зло измеряется в единицах безразмерных, но абсолютных, как отнятая доля блага. Инфляции эти единицы не подвержены, ибо больше одной единицы зла человеку не причинить: жизнь и свобода у каждого одна. Поэтому отсутствие зла — абсолютное благо, которое не может обесцениться. Как ценность сосуда в пустоте внутри, так и ценность негативного блага — в отсутствии зла. Человек же, хотящий слишком конкретных вещей, рискует оказаться в положении медведя из сказки о вершках и корешках.

Сопоставим любой вещи множество пар вида (название свойства; значение свойства), доступных её владельцу для независимого свободного выбора. Его можно смело назвать пространством свободы, даваемым вещью. Если пространство свободы одной вещи есть подмножество пространства свободы другой, то вторая не менее ценна, чем первая. Это верно, даже если дополнение первого пространства до второго состоит из неблагоприятных значений свойств, ибо владелец не обязан их выбирать. Чем конкретнее определена вещь, чем ближе она к индивидуально-определённой, тем меньше мощность её пространства свободы. У блага, определённого негативно, как отсутствие зла, пространство свободы представляет собой дополнение до универсума пространства свободы позитивно определяемого зла. Оно наверняка будет мощнее пространства свободы любого позитивно определяемого блага.

Кстати, из позитивно определяемых благ одним из ценнейших, ввиду ликвидности, являются деньги, называемые отчеканенной свободой. Это так, ибо они очищены от почти всех индивидуальных свойств; и тем ценнее, чем лучше очищены: деньги ценнее талонов на питание в столовой, деньги, имеющие хождение во всём мире, ценнее денег, обращающихся в пределах одного государства.

Итак, я договорился до Четвёртой этической системы по Крылову. Следовало ожидать.

Примечания[править]