Александр Петрович Никольский:Схема необходимых и удобоосуществимых мероприятий по крестьянскому делу

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Схема необходимых и удобоосуществимых мероприятий по крестьянскому делу



Автор:
Александр Петрович Никольский



Дата публикации:
1902






Предмет:
Крестьянская община
О тексте:
Раздел из книги:

Никольский А. П. Земля, община и труд. Особенности крестьянского правопорядка, их происхождение и значение. — СПб.: 1902. — С. 195.>

А. П. Никольский — крупный чиновник, один из директоров Госбанка, интересовался аграрным вопросом. Его короткая, емкая книга по существу представляет собой программу столыпинской аграрной реформы. Что подтверждает тезис о том, что Столыпин сам ничего не придумал, но сумел правильно воспользоваться чужими идеями, лежащими на поверхности. Когда Никольский наконец стал в 1906 году Главноуправляющим землеустройством и земледелием, он не ужился со Столыпиным, который отправил его в отставку.


Требуется не ломка, а требуется, главным образом, снять с Положения 19-го февраля ненормальные наросты, образовавшиеся на них в последующее время, а засим сделать дальнейшие шаги к сближению крестьян с другими сословиями на почве общих гражданских законов и общих учреждена судебных и административных. Эти задачи отнюдь не представляют каких-либо чрезвычайных трудностей, а тем больше не могут возбуждать каких-либо опасностей. Все дело сводится к довольно простым и удобоосуществимым мерам, схемою которых я и заканчиваю настоящий мой труд.

Вот эта схема:

  1. Распространение на крестьянское сословие действия общего гражданского кодекса, с указанным ниже ограничением (см. п. 6), необходимым для охраны крестьянскаго землевладения, при чем для некоторых, весьма впрочем немногих и наименее значительных, случаев из области гражданских правоотношений можно сохранить силу местных обычаев, при непременном, однако условии, что существование обычая должно быть надлежаще удостоверено и доказано в каждом случае, когда на него делается ссылка.
    Распространение положительного гражданского закона на крестьян было бы для них великою милостью, ибо внесло бы в их гражданский оборот ясность, определенность и устойчивость, а главное — было бы дарованием действительной воли, ибо наш X том есть основа гражданской свободы, которою пользуются все остальные сословия, кроме крестьянского. Неужели же можно опасаться, что это увенчание освободительной реформы 19 февраля 1861 г. вызовет какое-либо расстройство в ходе крестьянской жизни, и тем более — потрясёт? Да и теперь крестьяне при каждой возможности, даже у себя в волостном суде, охотно обращаются к общему гражданскому закону взамен обычаев, а главное, несмотря на юридическое обособление их от остального населения, они ведь входят в частые и разнообразные деловые отношения с людьми, живущими по тому и во всех таких случаях сами тоже руководствуются X томом. Во всяком случае переход наших крестьян к общему гражданскому кодексу гораздо более подготовлен, чем был подготовлен переход польских крестьян, в начале XIX столетия, к совершенно до того чуждому им кодексу Наполеона, который тем не менее вошел в жизнь этих крестьян беспрепятственно и весьма прочно.
  2. Распространение на крестьян действия общих судебных учреждений не только по делам уголовным, как теперь, но и по всем гражданским делам, а также общих административных учреждений. Эта реформа потребует расширения сети судебных учреждений и некоторых перемен в организации местного управления, для чего с удобством можно воспользоваться имеющимися органами крестьянского управления. Так, земские начальники могли бы, по примеру английских мировых судей, сделаться органами суда и управления для лиц всех сословий, живущих в пределах участка, причем для отправления их судебных функций готовым руководством могли бы служить уставы мирского суда. Взамен же сословного волостного суда мог бы быть образован низший всесословный суд, необходимость в котором настоятельна и для не-крестьян не менее, чем для крестьян. Волостные судьи могли бы комплектоваться из людей, отвечающих тем же требованиям, какие установлены для земских начальников, кроме, конечно, сословного ценза, который нарушал бы всесословный характер органов местного управления и суда. Прохождение должности волостных судей служило бы превосходной школой для подготовки кандидатов на более значительный должности местного управления и суда и в особенности на должности земских начальников, которых, соответственно их новому положению, было бы правильно переименовать в мировых посредников или судей. Над этими последними, как и теперь, высшей инстанцией были бы их уездные съезды, с теми же подразделениями присутствий судебных и административных. Внизу, где теперь волостное правление, низший административный орган, тоже всесословный, мог бы быть устроен подобно гминному управлению в губерниях Царства Польскаго, но с заменой выборного старшины должностным лицом по назначению правительства; в особенности на первое время это важно, чтобы крестьянство, составляющее огромное большинство населения во всех волостях, не явилось фактическим руководителем волостного управления, что и для самих крестьян, при нынешнем уровне их образования и развитая, принесло бы больше вреда, чем пользы.
    Здесь, конечно, намечаются только в самых общих чертах перемены, вызываемый дарованием крестьянскому сословию действительной гражданской свободы. Но и из схемы, надеюсь, совершенно ясно, как просто и легко приспособить нынешнее судебно — административное устройство сельского быта к тем новым потребностям, который возникли бы с распространением на крестьян действия общих гражданских законов. От реформы этой не менее крестьян выиграло бы и все сельское население, получив близкие и доступные органы управления и суда.
  3. Отмена круговой поруки, то есть применение к крестьянским повинностям принципа, что каждый отвечает только за себя, весьма облегчает осуществление следующих мер:
  4. Ограничение крестьянского сословного самоуправления, по примеру других сословных самоуправлений, лишь деятельностью в сфере сословных хозяйственных нужд, как-то: призрения, продовольственной части, попечения о школах, надзора за общественными сооружениями (мосты, пруды, магазины и т. п.), содержания пожарных инструментов, наряда подвод по общественным деламъ и т. п. Всякое вмешательство мира в хозяйственную деятельность отдельных дворов и лиц должно быть безусловно устранено, а тем более должно быть отменено право мира стеснять каким бы то ни было способом свободу отдельных лиц в выборе места жительства и рода занятий, в выделе из состава двора и в увольнении из состава общества.
  5. Предоставление отдельным домохозяйствам права выдела полевой надельной земли из общинного землевладения в участковое, то есть восстановление того права, которое условно давалось крестьянам ст. 165 полож. о вык. и отменено законом 14 декабря 1893 года, а с отменой круговой поруки может быть дано в гораздо более широком объеме, ибо если каждый отвечает только за себя, то и нет причин ограничивать крестьян в праве выдела. Кто хочет хозяйственной самостоятельности, пусть выделяется; кто предпочитает оставаться участником общинного землевладения — пусть остается им. Вот и вся реформа. Никакой ломки, никакого насилия, а лишь устранение существующего насилия. Не захотят крестьяне выделяться — прекрасно! Захотят выделить только полевые надельные земли, а выгоны или какие другие угодья сохранить общими — и то хорошо: мера эта, как уже сказано, требует установления точных оснований для частичного развёрстания надельной земли при выделе отдельных участков, и при том на случаи двоякого рода на случаи выдела только полевой земли, с сохранением участия в общем выгоне, леса, водоснабжении и т. п., без переноса усадьбы на выделенный участок, и на случаи полного выдела с переносом самой усадьбы на выделенный участок, как о том говорено в предыдущей главе.
    Как добровольно сохраняемый участниками его институт, общинное землевладение просуществует ровно столько, сколько оно может просуществовать в силу его собственной жизненности или в силу соответствия его с местными хозяйственными особенностями. Вот тогда и познается истина, как она есть, в отношении прочности общинного землевладения. Прочное останется прочным, а где земельная община отжила свое время и держится только подпорками, там она упадет, когда эти подпорки будут сняты.
  6. Установление законодательным путем неделимости участков, выделенных из общего владения, и отчуждаемости их лишь в полном составе и только в руки крестьян, не имеющих самостоятельного хозяйства ни на собственной земле, ни на земле общего владения, причем если выделена только полевая земля, без переноса на выделенный участок усадьбы, то в отношении таких участков преимущественное право на их покупку можно предоставить односельцам, удовлетворяющим сказанному требованию о неимении самостоятельного хозяйства, подобно тому, как то установлено для крестьян Царства Польского;
  7. Организация межевой части. Без этого, конечно, немыслимо правильное земельное устройство крестьян, и снятие общинного хомута в отношении земли останется фиктивным благодеянием. Организация межевой части и без того, впрочем, давно уже является настоятельною потребностью всего сельского населения, а не одного лишь крестьянского, и нельзя придумать никаких оправданий тому, что это важное дело не двигается впредь.