Виктор Арайс

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Арайс, Виктор»)
Перейти к: навигация, поиск
Виктор Арайс.

Виктор Арайс (Виктор-Бернхардт Теодорович Арайс) (13 января 1910 года — 13 января 1988 года) — латышский нацист, военный преступник.

До войны[править]

Родился в городе Балдоне Курляндской губернии в семье кузнеца, по происхождению — полулатыш, полунемец. Отец бросил семью, приведя после Мировой войны новую жену — китаянку. Виктору пришлось работать с восьми лет — сначала батраком, потом рабочим строительной артели.

Окончил гимназию в Елгаве, учился прилежно. Был призван на срочную службу в Видземский артиллерийский полк, благодаря наличию образования получил звание капрала. После демобилизации окончил школу полиции, потом поступил на юридический факультет Латвийского университета, получил звание лейтенанта полиции. Вскоре после этого женился на Зельме Зейбот.

К установлению советской власти в Латвии в 1940 году отнесся достаточно лояльно, успешно сдал государственный экзамен по марксизму-ленинизму и получил диплом юриста. Позднее, уже служа в СС, не раз говорил, что действительно верил коммунистам и что в его понимании они были не хуже фашистов. До нападения Германии на СССР ни сам Арайс (несмотря на то, что он был полицейским), ни члены его семьи не подвергались в советской Латвии каким-либо репрессиям или преследованиям, при этом к приходу гитлеровцев Арайс создал из числа латышских националистов нелегальную т. н. «команду безопасности», получившую затем известность как «команда Арайса».

Палач[править]

К моменту вступления немцев в Ригу 1 июля 1941 года «команда Арайса» захватила оставленное здание управления НКВД и таким образом заявила о себе как о реальной силе, буквально через несколько дней после этого она уже была реорганизована оккупантами в «латышскую вспомогательную полицию безопасности». Оправдывая оказанное доверие, люди Арайса с ним самим во главе уже 4 июля сожгли заживо в рижской Большой хоральной синагоге около полутысячи евреев. После этого ими же в Риге при поддержке сочувствующего населения был проведен масштабный еврейский погром. Этому предшествовала публикация объявления в оккупационной газете «Тевия»:

«Все национально думающие латыши — "перконкрустовцы", студенты, "айзсарги", офицеры и другие, кто желает принять активное участие в очистке нашей земли от вредных элементов, могут обращаться к руководству команды безопасности по адресу Валдемара, 19, с 9-00 до 11-00 и с 17-00 до 19-00.»

Сам Арайс первые недели оккупации занимался вымогательством денег у «вредных элементов» под угрозой расстрела; тех, кто не мог заплатить, расстреливали сразу, остальных — несколько позже. К концу июля 1941 года латышская вспомогательная полиция в Риге уже насчитывала более сотни человек, причём на службу добровольцами шли не только члены националистических организаций, военные и полицейские, но и студенты и даже старшие школьники из числа латышской молодёжи. В дальнейшем численность «команды» была доведена до нескольких батальонов, командирами которых стали близкие друзья Арайса. После организации рижского гетто «команда Арайса» перешла от спонтанных акций к систематическому уничтожению евреев — их расстреливали по утрам в Бикерниекском лесу на окраине Риги. После расстрелов полицаи «премировались» вещами казнённых, прочим местным жителям эти вещи запрещалось брать под угрозой расстрела. Полицай из «команды Арайса» Лиготнис показал после войны на допросе, что только с января по март 1943 года в Бикерниекском лесу латышскими полицейскими были расстреляны более 10 тысяч человек. В некоторые дни расстреливали до 2 тысяч человек, то есть практически на пределе физических возможностей палачей. После одного из таких массовых расстрелов, 1 декабря 1941 года в той же оккупационной газете «Тевия» появилась статья под заголовком «Борьба против жидовства», где помимо прочего было сказано:

«Наконец, пришло время, когда почти все нации Европы научились распознавать своего общего врага — жида. Почти все народы Европы начали войну против этого врага, как на полях сражений, так и в деле внутреннего строительства. И для нас, латышей, пришел этот миг...»

Вскоре после этой публикации латышские националисты из «команды Арайса» под руководством своего бессменного руководителя организовали ещё одну показательную акцию: 8 декабря 1941 года они провели расстрел детей, находившихся в больнице на улице Лудзас, под тем предлогом, что большинство из них было евреями. Сам Арайс активно участвовал в расстрелах и требовал того же от своих подчиненных. Получило известность его высказывание:

«Что это за латыш, который не убил ни одного жида?»

К началу декабря 1941 года, согласно отчёту СС-айнзацгруппы «А», в Латвии было уничтожено уже более 35 тысяч евреев, а за всю войну из более чем 80 тысяч латвийских евреев уцелело только 162 человека. Около 50 тысяч из этих жертв — на счету непосредственно «команды Арайса». Заслуги Арайса были по достоинству оценены его немецкими хозяевами — в 1942 году за проявленное усердие ему было присвоено звание штурмбаннфюрера СС, а в июле 1943 года он был награжден крестом «За боевые заслуги» с мечами (ни разу не побывав на фронте). Немцы посчитали, что и весь личный состав «команды» за свои «подвиги во славу фюрера и рейха» достоин принятия в ряды СС.

С благословения своего командира, подчинённые Арайса уничтожали не только евреев — с тем же рвением они убивали и представителей других национальностей, например, заподозренных в симпатиях к советской власти, и даже просто тех людей, имуществом которых палачам захотелось поживиться. В начале существования «команды» практиковались и спонтанные расстрелы совершенно случайных людей «для поднятия боевого духа». Со временем эсэсовцы Арайса начали выезжать «на гастроли» с карательными акциями в соседние районы Белоруссии и РСФСР. Вот что писал в официальном рапорте об их «подвигах» офицер штаба РОА латыш Балтиньш:

«В середине декабря мес. 1943 года по делам службы пришлось мне (с несколькими сотрудниками) быть в районе Белоруссии (быв. Витебской губернии), в деревнях Князево (Красное), Барсуки, Розалино и др. Эти деревни занимали немецкие части и вполне терпимо относились к русскому населению, но когда им на смену пришли латышские части СС, сразу начался беспричинный страшный террор. Жители были вынуждены по ночам разбегаться по лесам, прикрываясь простынями (как маскировка под снег во время стрельбы). Вокруг этих деревень лежало много трупов женщин и стариков. От жителей я выяснил, что этими бесчинствами занимались латышские СС.

23 апреля 1944 года пришлось мне быть в деревне Морочково. Вся она была сожжена. В погребах хат жили эсэсовцы. В день моего прибытия туда их должна была сменить немецкая часть, но мне все-таки удалось поговорить на латышском языке с несколькими эсэсовцами, фамилии коих не знаю. Я спросил у одного из них, почему вокруг деревни лежат трупы убитых женщин, стариков и детей, сотни трупов непогребённые, а также убитые лошади. Сильный трупный запах носился в воздухе. Ответ был таков: "Мы их убили, чтобы уничтожить как можно больше русских".

После этого сержант СС подвел меня к сгоревшей хате. Там лежало также несколько обгорелых полузасыпанных тел. "А этих", — сказал он, — мы сожгли живьём..."

Когда эта латышская часть уходила, она взяла с собой в качестве наложниц несколько русских женщин и девушек.»

После подобных «выездов» «команда Арайса» отводилась «на отдых» в концлагерь Саласпилс под Ригой, где имела возможность заниматься убийствами в гораздо более комфортных условиях. Некоторые из офицеров «команды» даже перешли в дальнейшем на службу в подразделения, «обслуживавшие» концлагерь. С началом комплектования латышских «добровольческих» дивизий СС (15-я и 19-я) на «команду Арайса» были также возложены задачи по отлову «добровольцев» и казням наболее активно уклоняющихся. При отступлении немцев из Латвии бо́льшая часть эсэсовцев из «команды Арайса» была использована для укомплектования диверсионно-террористических подразделений, которые, перейдя в дальнейшем на снабжение американских и английских спецслужб, продолжали действовать на территории советской Латвии как мимнимум до 1947 года и получили известность как «лесные братья».

После войны[править]

До момента капитуляции Германии Арайс сумел пробраться в американскую зону оккупации, где легализовался под фамилией жены как участник войны, и даже некоторое время проживал в США после того, как 1 сентября 1950 года власти США заявили, что более не считают латышских эсэсовцев военными преступниками и не будут их преследовать. Ряд подручных Арайса из его «команды» были разысканы израильскими спецслужбами в Латинской Америке и казнены. После неоднократных требований представителей СССР и Израиля власти ФРГ 10 июля 1975 года всё-таки арестовали Арайса и он предстал перед судом. На суде вины своей он не признал и в содеянном не раскаялся, заявив, что к его сожалению

«...всех расстрелять не удалось, а потому остались живые свидетели.»

Однако под тяжестью улик он был приговорен к пожизненному заключению и умер в тюрьме Кассау.

В настоящее время в демократической Латвии, являющейся членом НАТО и ЕС, ведётся планомерная работа по ревизии национальной истории, в рамках которой на государственном уровне предпринимаются попытки по реабилитации как самого Арайса, так и нацистских преступников из числа эсэсовцев его «команды». Так, например, в учебники по истории Латвии включен раздел о командире одного из батальонов «команды» гауптштурмфюрере СС Г.Цукурсе, где о нём повествуется как о „популярном латышском лётчике, убитом агентами израильских спецслужб“, а в июне 2005 года в Лиепае с санкции властей была организована музейная экспозиция, освещающая его «жизненный путь». В то же самое время 22 февраля 2007 года сейм Латвии абсолютным большинством отклонил законопроект «О статусе борца антигитлеровской коалиции Второй мировой войны».

Документы[править]

Выдержки из «Справки по команде Арайса» НКГБ Латвийской ССР от 11 октября 1946 года:[править]

«С первых дней оккупации немецко-фашистскими войсками территории Латв. ССР для проведения арестов и расстрелов советских активистов и лиц еврейской национальности в Риге по поручению начальника 3 отдела СД - немецкого генерала ШТАЛЕКЕРА бывшим юристом АРАЙСОМ Виктором был создан карательный отряд, который получил известность как "команда АРАЙСА ".

Команда была укомплектована исключительно добровольцами, в основном из махровых фашистов, бывших офицеров латвийской буржуазной армии, корпорантов и мелкобуржуазных элементов, объединенных ненавистью ко всему советскому.

Имея широчайшие полномочия, "команда" стала наводить страх и ужас на советских людей беспримерными жестокостями и зверствами. Они говорили: "Там, где команда Арайса побывала, трава не растет".

Сам АРАЙС и один из его ближайших помощников, бывший капитан латвийской армии ЦУКУРС развивали у сотрудников команды звериные инстинкты: часто хватали младенцев арестованных советских граждан и на виду у всех у себя на груди разрывали их.

Убийства стариков и детей, насилия над девушками происходили на глазах обезумевших матерей, но для арайсовцев такая казнь была долгом чести и источником славы. Каждый из сотрудников команды соревновался в количестве совершенных им арестов и убийств, изысканности пыток своих жертв.

С августа месяца 1941 г. почти поголовно все участники команды Арайса стали принимать участие в организации и проведении расстрелов евреев в Латвии и других странах Прибалтики. При этом было уничтожено свыше 100 000 человек. Диким пыткам и издевательствам арайсовцы подвергали ограбленных и раздетых донага людей во время этих "акций".

С осени 1942 г. из числа сотрудников команды Арайса началось формирование отрядов для проведения жестоких карательных экспедиций на территории Белоруссии, Польши...

В Минске под руководством офицера команды Арайса - Скамберга уничтожали в душегубках еврейское население гетто. Здесь зверства, проводимые арайсовцами под руководством Турка, стали настолько вопиющими, что даже немцы были вынуждены отозвать последнего из Минска.

На оккупированной немцами территории деятельность арайсовцев характеризуется массовыми безрассудными расстрелами, сжиганием живьем людей в поджигаемых ими советских деревнях. <...>

Накануне капитуляции из числа отступивших в Курляндию отрядов Арайса были сформированы для последующей деятельности в советских условиях диверсионно-террористические группы "СС-Ягдфербанд" - "Лесные кошки".

До капитуляции участники команды Арайса проводили в Курляндии карательные мероприятия против советских партизан, аресты и расстрелы, а также охрану заключенных и переправку их в Германию . За время существования команды Арайса в нее вливались окончательно морально разложившиеся преступники, кровожадность которых не имела границ.

Многих команда Арайса привлекала возможностью безнаказанно грабить свои жертвы, насиловать женщин и "искупать" ранее совершенные ими перед немцами "проступки". Все они были осведомлены о чинимых командой зверствах и преступлениях. Многие из них открыто рассказывали о массовых убийствах, в которых принимали участие.

Сотрудник команды Арайса - Эриньш кичился тем, что лично расстрелял 2500 человек....»

Выдержки из показаний еврейки-жительницы Риги, сумевшей в 1944 году бежать в Швецию:[править]

(перевод с идиш)

Сразу же после вступления немецких войск в Ригу была образована латышская Команда Безопасности под руководством латышского студента АРАЙС

В день основания Команды Безопасности АРАЙС издал приказ арестовывать евреев, идущих по улице, и приводить их на ул. Вольдемара, 19, в резиденцию команды. После того как арестованных в продолжение нескольких дней пытали и мучили, АРАЙС приказывал приводить их по отдельности в свой рабочий кабинет. Он заявлял, что готов освободить этих евреев за высокую взятку, однако только немногим удалось откупиться, так как большинство были бедными людьми. Впоследствии стало известно, что пропавшие были убиты.

В команду АРАЙСА принимались только добровольцы.

Задачей команды было - победить внутреннего врага, т.е. евреев и коммунистов, затем направиться в провинцию, если местная полиция не принимала слишком строгие меры против евреев и коммунистов, и закончить там их ликвидацию.

Членами команды АРАЙСА были исключительно латыши.

Вышеупомянутая команда фактически использовалась немцами для выполнения самых грязных работ, даже за пределами Латвии.

Если немцами занимался русский город, то сразу же после армии вступала эта команда, чтобы осуществить "очистительную кампанию" против населения.

Команда АРАЙСА терроризировала мирное население и приводила в исполнение аресты и смертные казни.

Если возникало подозрение, что в русской области, занятой немцами, имеются партизаны, то туда направлялись члены команды АРАЙСА для того, чтобы истребить все мирное население. В большинстве случаев они забирали с собой всех трудоспособных мужчин, посылали их на принудительные работы в Германию ; женщин, детей и стариков они запирали в домах и поджигали их. Они начисто грабили области, куда были командированы, и не гнушались даже ограблением трупов. Немногочисленное поголовье скота захваченных областей они реквизировали и поедали на месте. Все эти зверства происходили в Белоруссии.

Латышский командир роты (обершарфюрер, вецакайс уцраугс vecakais uzraugs) ЛАЙМОНС ЛИДУМС, чиновник латышской тайной полиции, бывший ранее капралом караула при штаб-квартире латышской армии, рассказал мне следующее:

Задачей его роты было уничтожение всех гетто в Белоруссии. В доказательство он показал мне фильмы и фотографии. Мне удалось похитить у него один фильм, который находится у знакомой в Риге. На пленке заснято горящее гетто белорусского городка Даниловска. Вначале при расстрелах евреев в Риге ему было как-то странно участвовать в них, а потом, в Польше, по его высказыванию, ему стало это так же привычно, как будто он жарил котлеты.

В Польше также использовалась команда АРАЙСА . Обершарфюрер (vecakais uzraugs) латвийской тайной, полиции в Риге Эдгар КАРУИНС, который был в Польше, одновременно с командой АРАЙСА , рассказал мне следующее:

Вместе с членами названной команды, к которой он был прикомандирован, он остановился в польском городишке. Днем они терроризовали население, ночью устраивали оргии или отправлялись на частный разбой.

От жителей городка он узнал, что знаменитый генерал и его сын были похоронены после бальзамирования, украшенные драгоценностями и орденами с драгоценными камнями, в двух гробницах уединенно стоящей часовни кладбища. Он вместе со своим товарищем, членом команды АРАЙСА ЛИПИНЫМ проникли в часовню, и ручной гранатой взорвали гробницу. Но когда они увидели, что в темноте они вместо гробницы генерала взорвали гробницу сына, то сразу же убежали, охваченные неожиданным испугом.

Позже к команде АРАЙСА присоединились латыши, которые преследовались полицией за преступления и тайную торговлю, так как вступление в команду было очень легким делом и полиция не могла причинить им более никакого вреда. Так как команда АРАЙСА очень разрослась, то позже она была поделена на роты.

Резиденция команды находилась сначала на Вольдемарштрассе, 19, и позже была перенесена в здание бывшей латышской школы на Кр. Баронштрассе.

После увеличения команды отдельные роты ее попеременно посылались на фронт.

АРАЙС был вызван немцами в Германию , где прослушал специальный курс при немецкой тайной полиции; ему присвоили звание майора и наградили орденом. Члены команды АРАЙСА были главными участниками последующих погромов во всей Латвии.

Служащие полиции охраны и порядка направлялись позже в Ригу для охраны гетто, вместе с командой АРАЙСА они конвоировали евреев к месту ужаснейших казней, какие только известны в мировой истории. Охраняя гетто, они неоднократно предавались ужасным развлечениям. Стоя у ограды из колючей проволоки, они обстреливали окна гетто - после массовых убийств почти все оконные стекла в гетто были прострелены.

В массовых убийствах, которые проводились командой АРАЙСА и полицией охраны и порядка, принимали участие и члены объединения "Перконкрустс".

Часто случалось так, что латвийские полицейские врывались ночью в еврейские квартиры, особенно где были одни женщины, наводили им в голову пистолет и угрожали им расстрелом, если они не отдадут деньги и дорогие вещи. Руководителем этих разбоев был АРАЙС , начальник команды безопасности.

Как-то утром в нашем рабочем, помещении появилась мать нашего коллегии по работе - Харри ШЕНКЕР - и умоляла нашего начальника ПОЛЯ позаботиться о ее сыне. Он был арестован членами команды АРАЙСА и уведен на Вольдемарштрассе, 19. ПОЛЮ, как немцу, удалось освободить ШЕНКЕРА, поскольку он был нужен ему, как рабочая сила. Позже ШЕНКЕР рассказал о нечеловеческом обращении с ним.

Вечером 30 ноября в ту часть гетто, где жили еврейские семьи, пришли члены команды АРАЙСА и сотрудники полиции охраны и порядка немецких войск СС . Они врывались в квартиры, стаскивали людей с постели под предлогом, что их будут переселять в другой лагерь и взяли таким образом около 15.000 евреев. Имеющиеся ценные вещи евреи должны были взять с собой.

Много детей было расстреляно еще на месте - в гетто. На глазах у родителей их кололи штыками. Старые евреи, которые не могли итти, также были убиты прикладами на месте.

На следующее утро в гетто было найдено 700 трупов зверски убитых евреев.

В самом гетто и вне его за проволочным заграждением после 7-го декабря выставлялись для охраны помимо латвийских часовых также немецкие. Никто и даже из членов команды АРАЙСА или сотрудников в полиции охраны и порядка не имели права без разрешения посещать гетто. В гетто стояли открытыми квартиры убитых евреев со всей мебелью, бельем и одеждой.

Несмотря на запрещение, латвийские полицейские и члены команды АРАЙС ночью неоднократно пробирались сквозь проволочные заграждения и грабили квартиры.

Часто дело доходило до вооруженных столкновений между немецкими часовыми и грабителями.

В лучших еврейских квартирах поселились сотрудники полиции охраны и порядка и члены команды АРАЙСА , разбогатевшие от грабежей при убийствах евреев.

АРАЙС , руководитель латвийской команды безопасности (команда АРАЙСА ), ездил по улицам города в элегантном экипаже. Жены полицейских, которые раньше были в большинстве своем служанками и крестьянками, разряженные ходили по улицам Риги. Ювелиры ЯКОБСОНС - Айцзаргусштрассе, ЯКОБСОНС в Старом городе, золотых дел мастера МОРОЗОВС и ШМИТХЕН скупали у полицейских украденные драгоценности по ценам до смешного низким. Эти ювелиры стали миллионерами. "Конфискованные" в свое время из еврейских магазинов и фабрик новые вещи были привезены на один сборный пункт - как я слышала, во дворец д-ра Карлиса УЛЬМАНИСА (бывший латвийский президент), где они охранялись латвийскими полицейскими. Эти полицейские предлагали в городе в обмен на водку меховые пальто, пуховые одеяла, шелковые чулки и т.д.

Каждый латвийский полицейский, служащий, член команды АРАЙС или сотрудник полиции охраны и порядка, Службы Безопасности и т.д. имели право подать заявление своему начальнику с просьбой выдать ему из фондов сборного пункта мебель, белье, предметы домашнего обихода и т.д. Такие заявления в большинстве случаев удовлетворялись.

Ссылки[править]

Литература[править]