Бригитта Хаманн:Артур Требич

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Артур Требич»)
Перейти к: навигация, поиск
17.04.1880 - 26.09.1927

Венский писатель Артур Требич,[1] еврей из богатой семьи, друг и соученик Отто Вейнингера, тоже родился в 1880 году. До Первой мировой он был известен лишь немногочисленным единомышленникам. В юности, как и Вейнингер, он входил в венский круг почитателей Хьюстона Стюарта Чемберлена, а как писатель-дилетант конкурировал со сводным старшим братом Зигфридом Требичем, которому сопутствовал успех.

Требич устраивал большие приёмы и обижался, что гости ценят его как богатого человека, а не как поэта и философа. В марте 1910 года в Философском обществе его доклад о «влечении к единству» позорно провалился. Эта неудача усилила его ненависть к профессорам и философам, способствовала развитию у него болезненного убеждения, будто они его преследуют и хотят уничтожить.

Две его книги, роман и философские диалоги, опубликованные соответственно в 1909 и 1910 годах, успеха не имели. Не найдя издателя, Требич основал собственное издательство, назвав его в честь греческого великана Антея: сын Посейдона и Геи оставался непобедимым, прикасаясь в битве к матери-земле, дававшей ему силы. Антей упоминается и в статье Рихарда Вагнера «Произведение искусства будущего», где содержится призыв создавать искусство, не отрываясь от народа и земли. Рейхсканцлер Гитлер однажды вскользь упомянул античного великана Антея, который всякий раз, когда падал на землю, становился сильнее, продемонстрировав тем самым знание древнегреческой мифологии удивлённым слушателям.

В январе 1909 года Требич официально вышел из венской еврейской общины, что подтверждается наличием его имени в «Списке выбывших», опубликованном в сионистской газете «Нойе Националь-Цайтунг». Отныне он отрицал, что вообще был евреем: «Я не еврей, никогда им не был и никогда им не буду». Да, его прадедушка принадлежал к этой «рабской расе безрасовости», но он, «рождённый свободным и благородным, наследник трёх поколений предков, крепко укорененных в благоприобретённой родной земле», не затронут «расовой безродностью» и является таким же «честным и верным австрийским немцем, как и все остальные».

В начале века имя Требича не раз попадало на страницы венских газет в связи с многочисленными дуэлями и судебными процессами об оскорблении чести, затеянными им против всех тех, кто называл его евреем. В 1912‒1913 годах он стал объектом насмешек, подав жалобу в районный суд на сводного брата Зигфрида и критика Фердинанда Грегори: Грегори назвал новеллу Артура Требича «халтурой и дрянью», Зигфрид с ним согласился и добавил, что лишь однажды читал что-то написанное братом и текст этот был «дилетантским», а Артур страдает «манией величия и манией преследования».

Во время Первой мировой войны Требич стал «политиком от отчаяния» и целиком посвятил себя служению обожествляемому им «германству», которому якобы угрожали еврейские силы. В 1916 году вышел его памфлет «Фридрих Великий, открытое письмо Томасу Манну», где он, австриец, упрекал немца Манна в создании искажённого образа прусского короля, бывшего «воистину героическим и великим человеком».

«Исповедальная книга» Требича «Дух и еврейство» (1919) представляет собой многословную вариацию на тему Вейнингера, едва ли добавляя к воззрениям последнего что-то новое. Требич уверен, что арийцам присущи «первичный» дух, оседлость, работа, искусство, творческое начало, а евреям — «вторичный» дух, захватничество и спекулирование тем, что создали арийцы. Как и Вейнингер, Требич выставляет евреев эротоманами. Нервозность, с его точки зрения, есть «преимущественно еврейское заболевание, проявляющееся как в вырожденческой сексуальности, так и в общем беспокойстве». Психоанализ Зигмунда Фрейда для Требича — типичное выражение еврейской «эротомании», «потому что здесь всё духовное с большой лёгкостью и охотой сводится к сексуальному, в то время как более здоровый и уверенный в себе германский северянин, наоборот, одухотворяет плотское, превращая его в действие и работу».

«Morbus judaicus», еврейская болезнь, отравила «весь мир народов-хозяев», и те «страдают теперь от неизлечимых последствий ужасной инфекции».

По окончании Первой мировой войны Требич ездил по городам с докладами на тему «Германия или Сион» или «Немецкий человек и его избавление», предупреждая о «еврейской опасности». Еврейский философ Теодор Лессинг писал, что Требич считал свои доклады «воззванием к немецкому народу. Выступая перед парой сотен безучастных слушателей, он ощущал себя Мартином Лютером, сжигающим папскую буллу». Требича считали «уникумом», «ни одна группа не воспринимала его всерьёз».

В 1919 году, во время одного из выступлений в Берлине, мания преследования Требича проявилась настолько сильно, что его едва не арестовали. Тем более агрессивной стала его следующая книга «Немецкий дух или еврейство», выпущенная издательством «Антей». Она была полна предостережений от «отравления» еврейским духом и надвигающегося мирового господства евреев. Требич писал, что евреи в союзе с социалистами, церковью, иезуитами и масонами хотят погубить арийцев и захватить власть. Если немецкий народ не будет защищаться, он погибнет: «Но у руля тонущего немецкого корабля сможет встать только тот, кто сумеет распознать врагов, спрятавшихся среди членов его команды, и безжалостно расправиться с ними». Необходим «прирождённый, посланный Богом вождь. Служить его воле — значит подчиняться и служить воле всего немецкого народа, которая до сих пор была скрыта и лишь с приходом вождя проявит себя громко и ясно».

В 1920 году вышла брошюра Требича «Мы, немцы из Австрии», завершавшаяся фразой: «Объединившись, немецкий народ выстоит в мировом пожаре, он непобедим!». Автор был убеждён, что его преследуют евреи, пытаясь отравить при помощи электрических лучей. В 1923 году он рассказал о замышленных преступлениях в книге «История моей „мании преследования“», которой предпослал посвящение: «Меня не проведёшь, еврейский сброд! Ведь я и сам не так-то прост». В книге «Арийский экономический порядок» (1925) Требич, как и Лист, поставил знак равенства между понятиями «справедливый миропорядок» и «германский миропорядок».

В осознании себя немцем высокий и светловолосый Требич зашёл так далеко, что представлял себя арийским мессией и германским героем. Как и Вейнингер, он ссылался на Христа, сумевшего полностью преодолеть в себе еврейство. Не раз Требич даже претендовал на то, чтобы возглавить националистические группировки, но поддержки не получил.

В начале 1920-х годов Требич, познакомившись в Мюнхене с Гитлером и его ближайшим другом и наставником Дитрихом Эккартом, стал одним из первых спонсоров новой национал-социалистической партии. Эккарт упоминает Требича в книге «Диалог между Адольфом Гитлером и мной». Эккарт — Гитлеру: «Ты же помнишь, что говорил Требич. Если Германия станет большевистской, евреи играючи покончат с Римом. Он еврей, ему ли не знать». В комментариях — хамское пояснение: «Артур Требич — еврей, который борется против еврейства, или скорее думает, что борется. Он через слово повторяет: „Мы, арийцы“».

В марте 1935 года Гитлер посоветовал одному знакомому изучить работы Требича: Внимательно прочитайте каждое предложение. Он развенчал евреев, как никто. Требич же видел у Гитлера слепое пятно на глазу, мешающее ему разглядеть хитроумных сионистских змей, проникших в партию… Еврейские выродки и предатели поставили движение под свой контроль. Партия отдана им на откуп. Гитлер якобы сказал дальше: Ему не нравились Штрайхер, Штрассер, Лей, Розенберг и многие другие — список был длинным. По словам одного знакомого, Гитлер почитал Требича настолько сильно, что даже подумывал отдать ему должность Альфреда Розенберга по контролю за мировоззренческим воспитанием, и сожалел, что Требич отошёл от движения: Я давно ничего о нём не слышал. Но я помню всё, что он говорил и писал. Значит, в 1935 году Гитлер ещё не знал, что Требич умер уже в 1927-м.[2]

Дополнения[править]

  • de:Arthur Trebitsch (* 17. April 1880 in Wien; † 26. September 1927 in Eggersdorf bei Graz)
  • Источник: Бригитта Хаманн. Гитлер в Вене. Портрет диктатора в юности