Бедный кузнец

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Бедный кузнец


Автор:
Чешская народная








Язык оригинала:
Чешский язык



Жил один кузнец, бедный-пребедный. Была у него жена и четверо детей, а достатку — никакого. Однажды приходит к нему воинский начальник и говорит:

— Сделай мне восемь тысяч подков!

— Что ж, — говорит кузнец, — сделаю!

— Через несколько дней я приду за ними, —— сказал офицер и ушёл.

— Ну, наконец-то я подзаработаю, — обрадовался кузнец. Денег не было, пришлось ему взять железо в долг. С охоткой взялся он за работу и усердно ковал, пока не сделал весь заказ. Вскоре опять пришёл к нему воинский начальник и спрашивает:

— Готовы ли подковы?

— Готовы, — отвечает кузнец, — вот здесь, в кладовой сложены.

Офицер говорит:

— Бери мешок, клади в него подковы и неси за мной! Кузнец набил мешок и пошёл за офицером. Пришли они к высокой горе́. Офицер ударил по скале прутиком, скала перед ними расступилась. Только они вошли, скала затворилась снова. Очутились оба в большой красивой конюшне. В конюшне той было великое множество лошадей, а на лошадях сидели солдаты. Все они, сидя, спали, и лошади под ними тоже спали, только офицер ходил и не спал. Офицер велел кузнецу высыпать подковы в угол и вывел его. Так и ходил взад-вперед кузнец, пока не перенёс в гору все подковы. Наконец, пришли они в последний раз. Офицер и спрашивает:

— Сколько я тебе должен?

— Сколько сами дадите, — отвечает кузнец, — это ваша добрая воля.

— Нечем мне заплатить тебе, братец, — говорит офицер, — ничего у меня нет, только вон та куча конского навоза. Насыпь его в мешок, в котором ты носил подковы!

Опечалился кузнец и думает:

«Бедный я, горемычный! Сколько задолжал, как измаялся от работы, а мне за всё про всё — мешок навозу!»

Но вслух ничего не сказал, только стои́т, мнётся. Офицер опять ему приказывает:

— Набери себе навозу, сколько унести сможешь! Кузнец — ни с места.

Офицер в третий раз сурово так, строго говорит:

— Набери навозу, сколько войдёт в мешок, и уходи!

Делать нечего, набрал кузнец полный мешок конского навоза, офицер выпустил его. Как только кузнец вышел, гора опять закрылась.

Стои́т бедный кузнец под горой и горюет:

— Боже мой, боже! Что мне делать? Ждут меня до́ма жена и дети; думают, раздобыл кучу денег. А я вместо денег принесу им конского навоза. Чем же уплачу я за железо? Навозу то у меня и до́ма много, что его таскать!

Сказал так, высыпал навоз под дерево и пошёл домой. Подходит к хате, жена выбежала навстречу, привечает его:

— Вот ты и вернулся, муженек, вернулся, желанный! Каково сходил?

— Худо! — отвечает муж.

— А чем же худо? Где у тебя деньги за подковы?

— Нет у меня ни гроша: тот пан дал мне не деньги, а мешок конского навозу!

— Ты что, муженек, шутить надо мной вздумал? А ну показывай деньги.

— Правда, — говорит кузнец, — истинная правда: ни копеечки я не получил!

Жена даже руки заломила:

— Ты задолжал купцу за железо; я — пекарю за муку, мяснику за мясо; и ты не принёс денег? Не лги, муженек, не лги!

— Нет, дорогая жена, я не лгу, — отвечает муж. — Вон там мешок: потряси-ка его и увидишь, что в нём был конский навоз.

Жена взяла мешок за концы, тряхнула, и из него выпало штук пятнадцать червонцев. Обрадовалась она и кричит:

— Я знала, что ты шутишь; вон сколько у тебя здесь денег!

— Да что ты, жена, — говорит кузнец, — заговариваешься, что ли? Откуда взяться деньгам? Ведь там были конские катыхи.

Жена подобрала червонцы, принесла их в избу, положила на стол и говорит:

— Глупый ты человек! На, погляди!

Поглядел кузнец — и вправду: видит перед собой настоящие золотые червонцы.

— А где же ты остальные выбросил? -~— спрашивает жена. — У горы, под деревом, — отвечает кузнец. — Пойдём посмотрим. Да только там один навоз.

Взяли они мешок и скорее к горе. Подошли и видят кучу червонцев, жёлтеньких, словно канареечки. Большой клад нашли! Обрадовались они! Быстренько собрали в мешок и пошли домой. идёт кузнец домой и приговаривает:

— Эх, свалял я дурака! Надо было потуже мешок то набить, а я подумал: навозу у меня и до́ма хватает. Высыпал червонцы наземь и пошёл домой с пустыми руками и с горькими мыслями.

Тотчас заплатили они все долги. Построили себе новую хату, кузню поставили хорошую и до самой смерти го́ря не знали.