Бедняк и счастье

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Бедняк и счастье


Автор:
Македонская народная








Язык оригинала:
Македонский язык



У одного бедняка было пятеро ребятишек — мал мала меньше. Работал он с утра до ночи, а спать зачастую ложился голодным.

Вот нанялся он хлеб убирать. Встали работники в ряд и пошли по полю. До конца полосы доберутся — сидят, бедняка дожидаются.

Стыдно ему, что он отстаёт, а силы-то нету. Как закончит свою полосу, весь обливается по́том — от слабости да усталости. А люди смеются. Так целый день и промаялся.

Вечером пошёл он вместе со всеми в деревню и совсем уж до места добрался, да вспомнил, что оставил серп на ниве. Надо вернуться, без серпа то куда же, — ведь завтра опять на работу!.. Пока добирался до поля — стемнело. Вдруг видит — идёт по жнивью какой-то парень незнакомый, колосья собирает да что-то бормочет тихонько. Бедняк притаился, стал слушать.

— Разве мне мало забот о моём господине? А тут ещё собирай колосья за бедного парня, чьё Счастье работать не желает!

Услышал такие слова бедняк, подбежал и схватил незнакомого парня:

— Ты кто такой? Зачем колосья воруешь?

— Я — Счастье, — ответил пришёлец. — Я — Счастье хозяина поля. Вы тут колосья порастеряли, а я их собираю. А ты почему же вернулся? Добрые люди давно уже́ до́ма и садятся за ужин.

— Ах, братец, я свой серп потерял и вернулся поискать, — ответил бедняк.

— Да вот он, твой серп, у тебя на плече! — ответило Счастье хозяина. — Да-а, видно, лениво твоё Счастье, коли ты собственного серпа на плече своём не замечаешь.

— Ленивое Счастье?..

— А как же! Ты разве не знаешь, что Счастье у каждого есть? Оно вместе с человеком родится. Да только твоё Счастье нерадивое. Сидит целый день за широким твоим поясом да знай на тамбуре играет. Оттого ты и ложишься не пивши, не евши. Да вот ещё что: задумало твоё Счастье нехорошее дело. Как только начнёшь ты завтра утром жать, решило оно пробежать у тебя меж ногами, обернувшись трусливым зайцем. А ты серпом размахнёшься да ногу себе и поранишь и больше работать не сможешь, тогда уж беднее последнего нищего станешь... Ты вот как сделай: возьми мешок подлиннее и к поясу привяжи его — так, чтобы отверстие-то между колен оказалось. Как вздумает Счастье шмыгнуть меж твоих ног — сразу и попадёт в мешок. А ты излови его да отделай как следует дубинкой. Вот увидишь, исправится Счастье, и ты станешь, парень, богатым.

Наутро бедняк всё так в точности и сделал: пришёл на поле, изловил своё Счастье, вскинул мешок на плечо — и домой. А дома закрыл поплотнее все двери и окна и ну дубасить своё Счастье: бей-бей, бей-бей-бей!

— Ты, что ж, так и будешь всё время играть на тамбуре и сидеть у меня за поясом? Ты что ж, и вправду намерено мне только гадости всякие делать? Хочешь, как заяц, шмыгнуть у меня между ног, чтобы я себя покалечил? Вот я покажу тебе тамбур! Ты у меня попляшешь! А я буду бить по тебе, как по барабану.

Ох, и колотил он своё нерадивое Счастье, да ещё грозился его, лежебоку, в колодец закинуть!

Вопило и плакало Счастье, молило помиловать, клялось и божилось, что скоро станет бедняк богатеем, только пусть пощадит ленивое своё Счастье. А за это, мол, Счастье тамбур свой изломает и станет прилежно трудиться, чтоб в доме всего было вдоволь.

Отколотил бедняк ленивое Счастье, развязал мешок и строго потребовал:

— Скажи сейчас же, что мне делать, чтоб разбогатеть. А пока я беден, победствуй со мной — я тебя в покое не оставлю, узнаешь мою нищету, помаемся вместе без хлеба.

Рассердился бедняк. То и дело хватал дубинку и, верно, до полусмерти избил бы несчастное Счастье, кабы не жена: очень ей жалко Счастья стало, и вступилась она за него. Как муж замахнется, жена его за руку схватит и просит и молит:

— Не надо!

Совсем перетрусило Счастье и завопило:

— Не бей меня больше! Ведь если я умру, сам пото́м пожалеешь, навеки останешься бедным. А коли пощадишь меня, — завтра же утром, на зорьке, взберёмся с тобой на крутую гору. Там ты ореховое дерево сыщешь, под ним увидишь колодец. Зачерпни воды из колодца и скорее к царю отправляйся, — скажи, что ты лекарь, и побрызгай водицей царскую дочь: она вмиг от недуга исцелится и здоровою станет. Тебе царь и денег отвалит, и даст всё, что твоя душа пожелает. А ты говори, что ты лекарь, и врачуй все болезни целебной водою. Быстрёхонько разбогатеешь. Но только запомни: как зайдёшь к больному да увидишь ангела в ногах у него, — лечи. Если ж ангел стоит в изголовье — тотчас отступайся: больной всё равно помрёт. Может, ты речам моим, парень, не веришь, так проверь: сходим на гору, пото́м — к царевне, а уж тогда ты на свободу меня отпусти.

А тут как раз подала жена скудный ужин: краюшку хлеба ржаного, соль да луковку. Мука то была смолота не из чистого жита, а больше из лебеды. Прочитал бедняк молитву: «Пусть господь мою трапезу благословит, хоть такой хлеб и дерёт горло, да голод не тётка, всё сгложешь — и щепку и камень». Посолил бедняк ломоть хлеба крупной солью и говорит:

— Пожалуйста, отведай, Счастье. Завтра проверю твоё обещанье, и если ты не солгало, с почётом тебя отпущу, а обманешь — убью как собаку.

Вот приступили к еде. Бедный хозяин следит за ребятами, смотрит, чтоб они много соли не брали: ведь денег то нет, и купить соли не на что будет, коли всю съедят!

— Ну что, Счастье, — спросила жена, — видишь теперь, как нас, горемык, нищета замучила? Пожалей ты хоть малых детишек, уж сами-то мы как-нибудь!..

— Не плачь, хозяйка, не надо! — ответило Счастье. — Лихое — прошло, а хорошее — не за горами. Коли не умру нынче ночью от побоев, завтра увидишь в своём домишке уйму денег. А я уж безделье заброшу, на кусочки разломаю свой тамбур — виновника ваших напастей.

Пошли они спать. Хозяин запер Счастье в горницу, боялся, как бы оно не удрало.

А утром, чуть свет, сходил наш бедняк потихонечку в горы, кувшин волшебной водой наполнил, вышел на улицу и кричит:

— Эй, кому нужен всезнающий лекарь?

Прошёл мимо царских ворот, и как только услышали во дворце такие слова, его тотчас позвали и спрашивают, не может ли он от злого недуга царевну избавить. Побрызгал новоявленный лекарь царевну волшебной водой, и болезнь мигом прошла. Царская дочь просияла от счастья, сразу же лекаря к отцу повела, и царь отвалил ему кучу денег.

Пришёл целитель домой, притащил два мешка, туго набитых деньгами. Сразу же отправился на базар, накупил всякой снеди и напитков, устроил в честь своего Счастья богатый пир, а пото́м проводил его с почётом и хорошее платье новое дал ему в подарок.

С тех пор стал бедняк знаменитым лекарем, и зажило его семейство в достатке. Счастье тоже без дела не сидело: ведь прежде-то ему тамбур трудиться не давал, а теперь он был сломан.