Владимир Лещенко:Демографический императив

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Демографический императив



Автор:
Владимир Лещенко









О тексте:
Об авторе: Владимир Лещенко — юрист, историк, писатель, автор книги «Ветвящееся время. История, которой не было» (АСТ. 2003)


Пагубная самонадеянность[править]

В последнее время — главным образом, в связи с событиями вокруг Ирака, довольно активно обсуждаются перспективы будущего мирового устройства, а точнее — наступления глобального и тотального «Пакс Американа», или, если угодно «Пакс Атлантика».

Одним словом, нынешняя ситуация гипнотизирует не только политиков и политологов, которые уже давно разучились по определению заглядывать дальше следующих парламентских и президентских выборов, но и, что печальнее, и историков. «Глобальный порядок», то есть единое либеральное общество под единым управлением в масштабах земного шара, в интересах «золотого миллиарда» кажется многим целью вполне достижимой (если уже практически не достигнутой). Нотки глубокого отчаяния и обреченности по этому поводу, от которого у самого квасного патриота могут опуститься руки, слышаться и в рассуждениях нашей оппозиции — вроде того, что: «Америка оставила Россию на десерт». Всерьез говорится и пишется, что судьба Афганистана и Ирака ждет РФ уже буквально в ближайшие годы — причем об этом можно прочесть не только в изданиях вроде «Завтра» или «Советской России», но и во вполне респектабельных, так сказать «буржуазных» газетах.

Столпы общественной мысли — от З.Бжезинского до А.Зиновьева, кто — с удовлетворением, кто -с горечью, считают это практически неизбежным, а возвращение западной цивилизации к абсолютному доминированию в мире явлением достаточно долговременным, если не вечным.

Уже даже придумано название для этого процесса: «вторичная колонизация».

На Западе уже слышаться голоса о необходимости насильственного «обеспечения соблюдения прав человека где бы то ни было», широкой силовой «демократизации» исламского мира, и даже о «принудительной вестернизации» Китая и Индии…

И вот уже Тони Блэр заявляет о своем желании свергать тоталитарные режимы всюду где можно, а Сильвио Берлускони провозглашает: «Запад продолжит завоевывать народы, даже если это означает конфронтацию с другими цивилизациями…»

Правда, последнее время этот воинственный пыл как будто приугас — по крайней мере вопрос о «иракизации» Северной Кореи снялся сам собой (после появления достоверной информации о наличии у нее ядерного оружия); да и насчет Ирана тоже как будто обстановка разрядилась (а еще один «изгой» -Ливия, так вообще числиться чуть ли не союзником атлантического мира).

Но все равно, общий вектор пока не изменился.

Как пример можно привести две высказанных людьми противоположной ориентации мнения о будущем развитии мира. Агрессивный западник Л.Радзиховский говоря о проблеме исламской экспансии, упомянул о желательности не много ни мало «Второй холодной войны» которая продлиться не меньше чем первая, и включит в себя согласованные действия всего западного сообщества против стран ислама (вроде внесения расколов а-ля СССР-Китай, подкупа и разложения элит, сколачивания блоков, и т. п.)

А упоминавшийся выше А.Зиновьев чуть ли не со слезами на глазах поведал, что в середине этого века с КНР по замыслам «золотого миллиарда» произойдет то же, что и с СССР, в результате чего «азиатский коммунизм» рухнет, а полмиллиарда китайцев погибнут.

Автор может привести десятки причин почем подобные замыслы обречены на провал (хотя бы такую, что китайские Горбачев и Ельцин появиться не могут, потому, что они уже были, и КНР счастливо миновал этот этап).

Но есть одна причина, которая изначально снимает все вопросы, подобно тому, как у генерала из одного анекдота про Наполеона, было тридцать причин сдать крепость, а главное -закончился порох.

Она такова — у Запада уже нет этих пятидесяти лет.

Как все обстоит на самом деле[править]

Взглянем же на мир и процессы в нем непредубежденным взглядом, «зря в корень» как говаривал Козьма Прутков.

Что же мы видим?

Несмотря на внешне впечатляющие успехи пресловутой глобализации и на то, что стараниями отечественных западников в мире на данный момент существует только одна сверхдержава, иудео-христианский мир явственно клонится к своему концу.

И не пресловутая угроза «исламского фундаментализма» и международного терроризма, и тем более не атомная бомба в руках «стран-изгоев» (непонятно кем и откуда изгнанных) грозит западному сообществу неизбежной гибелью.

Все куда проще и в чем-то печальнее.

Дело в том общеизвестном факте, что рождаемость среди абсолютного большинства европейцев уже давно не покрывает смертность. То есть так называемая «белая раса» себя не воспроизводит -за редчайшим исключением.

Эта проблема, хотя и замечается, но считается как бы второстепенной. А между тем, именно она и является главной причиной грядущего -уже недалекого --коллапса западной цивилизации.

Америка и шире -Запад может разбомбить Ирак, или даже десять Ираков, но уже не в состоянии повернуть вспять неблагоприятный демографический вектор.

В Европе, например, только три страны имеют определенное превышение рождаемости над смертностью — Албания, Польша и Молдова (отметим — две бывшие социалистические страны, и одна бывшая советская республика).

Даже в такой сравнительно недавно включившейся в общеевропейское пространство стране, как Испания, с ее многочисленными пережитками патриархального прошлого, менее чем через четыре с небольшим десятка лет более 40 % процентов жителей составят лица старше 65 лет, причем всего испанцев будет на 10 миллионов меньше, чем сейчас.

И так дело обстоит в большинстве стран Европы. Уже через четверть века Европа может потерять 40 миллионов человек, а нехватка трудоспособного населения из-за старения составит до 100 миллионов человек.

По оценкам демографов, примерно тогда же на Британских островах выходцы с Индостана составят до половины населения, Франция превратиться в страну арабов и мулатов, а Германия -турок и албанцев.

(Впрочем, уже сейчас, к примеру, порядка 80 % детей моложе шести лет в современной ФРГ происходят из турецких семей, а в Швеции дети рождаются практически лишь в семьях эмигрантов.)

Рост популярности ультраправых -вреде Ле Пена во Франции и австрийца Йорга Хайдера, с их примитивной ксенофобией, изоляционизмом, стремлением опустить перед эмигрантами с Юга «железный занавес» -симптом глубокого неблагополучия в этой сфере.

Почти такая же картина и за океаном — то, что для поступления в армию США достаточно «гринкарты», или даже просто разрешения на работу, кое о чем говорит. Так же как и то, что уже в настоящее время в большинстве крупных городов Америки основные надписи и вывески дублируются на испанском, а в ряде штатов преобладает испаноязычное население.

А к сороковым годам этого века (примерно тогда же, когда и в Европе) -не позднее, и в США «цветное» население получит заметное преобладание над англосаксонским. Автор не является сторонником идеи о неизбежном развале США на «белые», «латинские» и негритянские территории, хотя подобный сценарий в принципе не исключен. Но в любом, даже самом благоприятном случае, Америка где президентом будет афроамериканец, а вице-президентом — мексиканец (а представителю белого меньшинства, достанется в лучшем случае, должность госсекретаря) — это отнюдь не Америка Рейгана и Буша, с ее демократическим мессианизмом авианосцев и «стелсов». Скорее, можно представить, что ее руководство предпочтет тратить деньги не на содержание военных баз где-нибудь в районе Памира, и не на всякие весьма сомнительные с практической точки зрения проекты, вроде НПРО, а на новые школы в Гарлеме, и программы социализации эмигрантов-латиноамериканцев.

Если иметь ввиду и те неизбежные осложнения, что ждут заокеанскую сверхдержаву, когда ставшие большинством меньшинства потребуют серьезного перераспределения власти в свою пользу, то становятся понятными разговоры о необходимости «сокращения американской ответственности», разговоры о необходимости которого, видимо, не случайно время от времени возникают в достаточно влиятельных кругах США.

И Пол Бьюкнен — воинствующий неоконсерватор, пытающийся быть, по поговорке «святее римского папы» (в данном случае — Буша-младшего), в своей книге «Смерть запада» предлагает спасать оный запад вовсе не силой оружия (наоборот, призывая убрать все американские войска из за границы, и сократить армию до минимума), а пропагандой многодетности среди белых американок.

Но массовый наплыв неевропейцев в страны Запада — это не проблема, а всего лишь ее симптом.

И если допустить, что каким-то образом удастся полностью закрыть границы ЕС и США для миграции, то через какое-то -очень недолгое — время, Европа столкнется с тем, что ее экономика начнет серьезно пробуксовывать из-за элементарной нехватки рабочих рук.

А чуть позже Запад станет миром стариков -со всеми вытекающими последствиями.

Хотя бы такими, что потребуются еще десятки, если не сотни тысяч человек, этих стариков обслуживающих -персонала социальных служб, больниц, хосписов, и т.п -которых опять-таки придется завозить из за рубежа.

Иными словами -это именно тот случай, когда предлагаемое лекарство оказывается хуже болезни.

Кроме этого, есть еще один важное, хотя и мало кем замечаемое обстоятельство.

Западное общество, как известно — «общество потребления», и его экономика требует непрерывного роста потребления товаров и услуг, или хотя бы стабилизации его уровня. То есть возможное снижение численности населения будет иметь катастрофическое последствия хотя бы по одному этому. А значит, наряду с работниками, «первый мир» просто вынужден ввозить из развивающихся стран и потребителей (поскольку на исторической родине те почти ничего не могут купить).

Таким образом, пресловутая политическая корректность -это вовсе не выдумка свихнувшихся на правах человека интеллектуалов, как это иногда можно слышать, и уж во всяком случае -не причина неурядиц на Западе в данной сфере.

Напротив — это достаточно продуманная система мер, призванных устранить причины для конфликтов, угрожающих стабильности западных обществ в новых, объективно сложившихся условиях.

И альтернативой ей является вовсе не некая консервативная идиллия, с благостными чистыми европейскими городами без «цветных кварталов» — куда представители чуждых цивилизаций будут лишь ездить в краткосрочные экскурсии -полюбоваться плодами недоступной им высокой культуры.

Альтернатива политкорректности и сложившейся миграционной политике — это межрасовые бои а-ля Лос-Анджелес осени 1992 для США, и перманентный, стремительно углубляющийся экономический кризис из за нехватки рабочих рук -для Европы.

Говоря прямо, политическая корректность -это аналог здорового образа жизни, благодаря которому неизлечимо больной может протянуть несколько дольше, и умереть тихой естественной смертью, а не в грязи, крови и мучениях.

К слову — современный Запад считается наследником античного мира. Так вот — интересная параллель: в эпоху поздней античности в греко-римском мире наблюдались аналогичные процессы. Падала рождаемость, многие вообще не заводили детей -и не только бедняки, но люди состоятельные: чтобы обеспечить себе более легкую жизнь — что, кстати, с тревогой отмечалось историками и философами того времени.

Изучение женских скелетов из римских погребений показывает, что большая часть рожала всего один-два раза; а античная медицина знала множество, выражаясь современным языком, «средств планирования семьи».

Как следствие — население редело, и Рим был волей-неволей вынужден обращаться к услугам соседних, не затронутых цивилизацией племен. Вначале, привлекая их для службы в легионах, а затем — и для заселения пустеющих провинций. К чему это привело — известно всякому, кто изучал историю в школе.

Роль данного явления в упадке и гибели греко-римского мира -вопрос малоизученный, хотя очевидно, роль эта была не последней.

Видимо, современный Запад движется — и довольно быстро -в том же направлении, что и его античные прародители; причем процесс уже находится на финишной прямой.

Согласитесь, немыслимо представить ситуацию, при которой во французских или канадских семьях вновь будет в среднем хотя бы по трое детей.

Можно было бы продолжить, но нет смысла -думается, из всего этого следует однозначный вывод — атлантическая цивилизация уже в ближайшей исторической перспективе обречена на смерть.

Быть может, с позиций абстрактной морали все это может показаться проявлением некоей высшей справедливости — как и то, что смерть эта воспоследует именно благодаря действию базовых принципов оной цивилизации.

Ведь, как бы там ни было, но именно она уже почти полтысячелетия насилует своих ближних и дальних соседей по планете, грабит их и вдобавок, навязывает свой образ жизни и свои «ценности» (да еще требует за это любви и благодарности).

Но увы — стать на эту точку зрения нам, гражданам России и ее европейских ближайших соседей, невозможно.

Ибо, стараниями нашей современной элиты мы тоже являемся частью этой обреченной цивилизации, вернее сказать, находимся внутри нее. (Или, как полагают пессимисты — в стадии переваривания).

И все вышепоименованное в полном объеме угрожает и нам, причем, вполне вероятно, что как и во многом другом, мы и тут окажемся в роли первопроходцев.

Победа не будет за нами[править]

Как признают почти все, в результате пресловутой эпохи реформ, РФ оказалась в положении страны «третьего мира». При этом обычно забывают, что у нас нет важнейшего ресурса развития, имеющегося у «обычных» развивающихся стран -демографического.

Интеллигенция, полтора десятка лет назад получившая в результате каприза истории -прихода в Кремль своего представителя --возможность реализовать в тайне лелеемый либерально-западнический проект, не взяла в толк, что стремится присоединиться к цивилизации уже умирающей и обреченной.

И в результате страна и общество получили весь букет западных болезней (причем в гипертрофированном виде), при этом не имея тех благ, которыми сопровождается увядание наций в «первом мире».

И тут хочется отвлечься, и сделать небольшой экскурс в историю, сравнив положение нынешней РФ и СССР.

Падение рождаемости среди европейских народов Союза наметилось довольно давно -примерно с начала 60х годов ХХ века, хотя оно и отдаленно не было похоже на ту депопуляцию, что имеет место сейчас.

Но в Советском Союзе проживали десятки миллионов представителей азиатских культур, являвшие собой почти неисчерпаемый резерв рабочей силы.

В российском обществе уже давно — задолго до сего дня — утвердилось высокомерно-пренебрежительное отношение к этим народам, что позже великолепно использовали демократы, при разрушении СССР.

Многие даже в среде интеллигенции воспринимали их не просто как младших братьев (это было бы полбеды), но как братьев, если так можно выразится, дефективных, как некую обузу для будто бы «кормящей всех» России.

Обидные прозвища, вроде «чурок», «чучмеков» и «зверьков» имели хождение не только среди рядовых граждан — вспомнить хотя бы Г. Попова, в эпоху перестройки как-то в телеэфире обозвавшего среднеазиатские республики «экзотическими странами».

Между тем, для этого не было ровно никаких оснований.

К примеру, в Узбекистане производились, и производятся до сих пор самолеты -и на ташкентском авиазаводе работали не только славяне.

На шахтах и рудниках, на нефтепромыслах (скажем, в Азербайджане) в заметном числе трудились представители местных национальностей.

Были и видные физики и математики из их числа — не дутые величины (подобные подвизались в основном в сфере гуманитарных наук), а подлинные ученые из числа восточных народов -пусть и не так много, но они были.

Чтобы не быть голословным, назову только несколько имен.

Азербайджанец К. А. Керимов, был в числе создателей советской космонавтики, и именно он руководил разработкой станции «Мир».

Другой азербайджанец — И.Ашурбейли, уже в наше время возглавил концерн «Алмаз» -один из лидеров оружейного комплекса России, и одно из немногих относительно устойчивых предприятий ВПК.

Кстати, открытием нефти Западной Сибири, Россия обязана не кому другому, как азербайджанскому геологу Ф. К. Салманову, в свое время сумевшему вопреки мнению официальной науки «пробить» геологические изыскания в тех краях, как считалось, бесперспективных для нефтедобычи.

А не так давно астроном-узбек Рашид Салимов, работающий в РАН, получил престижную премию американского астрономического общества, считающуюся своего рода, Нобелевской премией в области исследований космоса.

Впрочем, вот два еще более наглядных (и невеселых) примера: генерал-майор стратегической авиации Джохар Дудаев и командир лучшего артиллерийского полка Советской Армии Аслан Масхадов.

Бесспорно, что без познаний в точных науках сделать такую карьеру было бы затруднительно.

Но, пожалуй, гораздо важнее, учитывая отнюдь не блестящее состояние отечественного сельского хозяйства, было то, что мусульманские народы могли дать стране огромный контингент людей с неразрушенной трудовой крестьянской этикой, умеющих работать на земле и любящих землю.

Кроме того, узбеки, казахи и таджики ходили в те же школы, получали то же образование, состояли в пионерах и комсомоле, смотрели те же фильмы и развлекались на тех же дискотеках — одним словом жили в том же информационно-цивилизационном поле, что и европейские народы СССР.

Общая история, общие победы и свершения (вспомнить, например, хотя бы настоящий культ панфиловцев, существовавший среди казахов) тоже играли немаловажную роль.

То есть — в противоположность, скажем, арабам во Франции — эти люди были полностью лояльны к господствующим в стране ценностям (Не обязательно разделяли их, но были однозначно лояльны к ним и власти).

Та сильная культура мирового значения, которой обладал СССР и наша система образования, позволяли относительно легко ассимилировать возможных переселенцев из союзных республик на российскую территорию.

К тому же миграционные потоки централизованно регулировались в масштабах страны, а административные рычаги, которыми располагала власть, несравненно превосходили те, которыми располагает нынешнее руководство России.

Таким образом, СССР в отличии от других стран Севера имел и значительные человеческие ресурсы, способные к самовоспроизводству, и возможность рационального и управляемого их использования.

И, как следствие, именно наша страна имела все шансы уже в обозримом стать единственной сверхдержавой. Или, что вернее, первой среди равных центров силы, после упадка евроатлантического сообщества и становления по настоящему многополярного мира, одержав своеобразную, (и при этом бескровную) победу над США и НАТО.

Теперь этот шанс утрачен, и нам, похоже суждено разделить общую печальную судьбу Запада.

Разговоры о том, что дескать, с заметным улучшением экономической ситуации, русские женщины станут рожать больше (подразумевается --намного больше) не имеют под собой реальной основы.

Во первых, причины депопуляции западных народов лежат не в экономической, а в иной плоскости — в противном случае, чемпионами по приросту населения были бы не Колумбия и Кения, а Швеция и Германия.

Скорее, этот процесс лежит ближе к неким природным явлениям, подобным энтропии. (Возможно, таким образом подтверждается теория этногенеза Льва Гумилева, и мы являемся свидетелями наступления старости европейских этносов.)

Во вторых — в это заметное улучшение не очень, мягко говоря, верится. Опыт десяти с лишним лет реформ к этому, во всяком случае, не располагает.

Попутно следует отметить, что, в отличие от Запада, дело осложняется еще и тем, что наряду с количеством населения, заметно падает и его качество.

О резком росте алкоголизма и взрывном -наркомании, о быстром, если не сказать — ураганном — распространении СПИДа, говорилось уже достаточно, чтобы приводить здесь эти, убийственные в буквальном смысле слова цифры. Точно так же как излишне напоминать, что в некоторых городах уже практически нет здоровых детей и подростков, а в других молодежь буквально поголовно «сидит на игле». Или говорить о катастрофическом положении с призывниками, среди которых не редкость переболевшие по три раза сифилисом (заболеваемость которым сравнительно с 1990 годом выросла почти в 100(!) раз), неграмотные, страдающие рахитом и дистрофией.

То, что отечественные подростки уже потеряли право называться самыми интеллектуальными в мире, и все чаще уступают на международных математических и физических олимпиадах своим сверстникам из КНР -по сравнению с вышеупомянутым не столь уж страшно.

Сейчас РФ проедает человеческий капитал (впрочем, как и любой другой) накопленный в столь презираемую нашими либералами советскую эпоху.

Но в ближайшие годы в активную жизнь начнут вступать люди, родившиеся и выросшие уже в «Новой России». И тогда положение может стать заметно хуже буквально сразу и везде.

А уже через 10-15 лет число выпускников школ станет значительно меньше, чем мест в вузах и колледжах. Более того -как встревожено заявляет министр труда А. Починок (еще не столь давно — восторженный демократ ельцинского призыва) не будет не только трудовых резервов для промышленности, но и пополнения и для силовых структур. К примеру, армия будет обеспечена призывниками менее чем на 50 % — именно этим и объясняется согласие военных на переход к контрактной системе. (Иное дело, что на практике, в нынешних экономических реалиях это будет, скорее всего, невозможно). А к середине этого века главным дефицитом станут не нефть, золото и оружие, а дети -во всей России будет 2,8 миллионов детей.

И признаки уже недалекого кризиса налицо. Часто говориться об «утечке мозгов», но мало кто обращает внимание на то, что уже сейчас обнаруживается нехватка более-менее квалифицированных рабочих. Даже в Москве возникают проблемы уже не с учеными и конструкторами, --ощущается недостаток токарей и фрезеровщиков. На эти вакансии не так легко найти работников даже при приличных по российским меркам зарплатах в сотни долларов.

А ведь Россия сталкивается еще и с тем, что население не только сокращается и, если можно так выразиться, «портится», но и стареет!

И ситуация, в которой немногочисленные работники просто не смогут прокормить многочисленных пенсионеров просматривается достаточно явственно. Без новых рабочих рук невозможен не только какой бы то ни было реальный экономический рост, но даже сохранение ныне существующего шаткого положения. Но этих рабочих рук как раз и нет, да и не предвидеться.

Все это известно — и обществу и властям, но никакой реакции, кроме заявлений о необходимости «что-то с этим делать», по сути нет.

Все советы экспертов обычно сводятся к вялым рекомендациям несколько увеличить грошовые детские пособия и пресловутую «адресную помощь» многодетным семьям.

В стратегическом же плане они выхода, похоже, не видят. Если не считать даже теоретически неосуществимой идеи о поголовном возвращении домой всех этнических россиян. Или «стягивании» русских с окраин уже собственно РФ в центр. (То есть, по сути — к оставлению Дальнего Востока и Сибири и окончательному превращению радикально урезанной России в гигантский хоспис для остатков некогда великого народа).

Единственные, кто реагирует на сложившееся положение вполне по деловому, это крупный бизнес и обслуживающая его часть интеллигенции.

Так, Е. Гайдар, являющийся одним из идеологов нынешнего экономического курса -курса, отметим еще раз, практически неизменного со времен его премьерства, озвучивая точку зрения олигархов призвал власть к элементарной капитуляции перед сложившейся ситуацией. По его мнению (и в данном случае -только в данном — автор склонен с ним согласится), миграцию уже невозможно ни повернуть вспять, ни даже ограничить. А значит, следует превратить, по пословице, нужду в добродетель, и снять большинство барьеров в этой сфере.

О том же говорит и губернатор Красноярского края А.Хлапонин, заявивший что без иностранной — читай: китайской — рабочей силы освоение сибирских богатств скоро будет невозможно.

(К сведению — ряд аналитиков называют именно Хлапонина вероятным преемником Путина после 2008 года.)

О том, что именно Китай должен стать главным источником пополнения населения РФ говорит и глава Независимого исследовательского совета по миграции стран СНГ и Балтии, Ж. Зайончковская, «утешая»: мол, чайнатауны существуют во всех городах мира, и боятся вроде как и нечего.

Рождаемость, это следует отметить, упала практически везде в экс-СССР-хотя и в разной степени, да и детская смертность выросла -иногда, как в ряде регионов Средней Азии -на порядок.

Но надеяться, что демографическое давление соседей на РФ благодаря этому ослабнет оснований нет.

Кстати, довольно интересное наблюдение — там, где режим хоть немного отличается от классического «постсоветского» (эталоном которого является РФ), положение с рождаемостью да и не только с ней — становится лучше.

В число депопуляционных регионов прочно вошли Грузия и Армения --чего нельзя сказать об Абхазии и Карабахе. Приднестровье, хотя и уступает по этому показателю Молдавии, но заметно превосходит Украину, оказавшуюся на последнем месте среди бывших республик.

В Белоруссии, управляемой столь ненавидимым нашей демократической интеллигенцией А. Г. Лукашенко, не только рождаемость и продолжительность жизни, но и уровень этой самой жизни несколько выше, нежели в среднем по РФ.

Это само по себе показательно, но сейчас не будем рассматривать данную тему.

Вернемся к сравнительному положению РФ и СССР.

Иногда можно слышать, что при всех тяжелых последствиях, развал Советского Союза будто бы пошел на пользу русским.

Дескать, еще лет двадцать-тридцать, и «небелые» нации СССР, пользуясь своим численным превосходством и плодовитостью, оттеснили бы русский народ на второй план.

Если подобные рассуждения -не еще одна попытка реформаторского истеблишмента задним числом оправдать свою разрушительную политику, то можно констатировать, что услуга, оказанная им русскому народу, была, воистину, медвежьей (Это не намек на чьи-то символы.).

Во первых, — да простят меня читатели-русофилы, но лично автор не видит в вышеизложенной гипотетической перспективе ничего фатального --не имея ввиду даже ее достаточной отдаленности.

В конце концов, если Российской империей относительно неплохо правили немцы, то, почему, спрашивается, узбек или дагестанец на должности генсека должен был стать вторым Сталиным?

Напротив, думается, выходцы из азиатских республик были бы куда лучшими правителями, нежели Кох и Березовский. Во всяком случае, они уж точно не стали бы заявлять о пользе и неизбежности конфедерализации и распада страны на десяток сырьевых придатков просвещенного Запада.

(Например, очевидно, что диссидентскую проблему, шеф КГБ из Туркмении или Азербайджана, видимо, решил бы эффективнее, нежели поэт в погонах Андропов).

Да и, если на то пошло (пусть не сердятся поклонники расовой теории), прививка толики азиатской крови пошла бы русскому народу, Бог свидетель, только на пользу. Может быть в русских семьях стало бы больше детей и меньше пьяниц.

Но даже не это главное.

Нужно помнить, что у руководства СССР в распоряжении был мощнейший административный ресурс, и с его помощью положение с рождаемостью у славянских народов нашей страны могло быть относительно легко и быстро исправлено. Достаточно было, например, ввести полный запрет на аборты, и соответствующую систему правоохранительных мероприятий, для обеспечения его безусловного соблюдения.

А что мы имеем теперь?

То, что Россия вымирает, публично признали все, включая ее президента, назвавшего демографическую катастрофу проблемой № 1 для России.

Даже несмотря на мощнейший приток извне русских, украинцев, и все тех же кавказцев с азиатами, все равно население РФ на три миллиона (как минимум) меньше чем РСФСР на 1990 год.

Но мало этого -переселенцев с юга в России и Москве несравненно больше, чем было бы при сохранении СССР и советской власти.

По мнению отечественных демографов, например в Москве пришельцы составят порядка 30 % от общей численности уже к 2025 году.

Существует и более радикальный прогноз, озвученный специалистами Российской Академии госслужбы при президенте — что через 20 лет в Москве и Петербурге мусульмане составят даже до 40 %, а в российской армии их будет половина.

А ведь миграция захватывает не только столицу и крупные города. В ряде сельских местностей России уроженцы союзных республик составляют до 40 %; появились даже и главы администраций из их числа.

И процессы эти, похоже, уже необратимы.

Кстати — еще один экскурс в прошлое — в СССР, с его отсутствием всяких границ и таможен, и режимом прописки заметно более мягким, чем лужковская «регистрация» население стремилось, например, в Москву куда как в меньшей степени. Во всяком случае, желающих переехать в столицу, а тем более — в Курскую или Воронежскую область, из Баку или Тбилиси, и даже с Северного Кавказа было не так много.

К слову — северокавказские народы, с точки зрения значительной части как рядовых граждан, так и многих представителей элиты рассматриваются практически как, своего рода, «внутренние иностранцы» и, соответственно, их переселение в центральные области РФ видится процессом нежелательным и опасным.

Как иллюстрацию к подобному положению приведу сентенцию, промелькнувшую в наших СМИ, по поводу результатов последней переписи в Чечне: как, дескать, можно рассчитывать на победу над противником, численность которого растет быстрее, чем его истребляют?

А, кроме всего прочего, это означает и то, что в перспективе северокавказские этносы, в грядущих конфликтах, окажутся, скорее всего, на стороне пришельцев.

Положение отчасти могла бы смягчить миграция ментально и культурно близкого населения из европейских экс-республик: Украины и Молдавии.

Но наша власть демонстрирует завидное старание и от этих мигрантов отбиться --во всяком случае, действующий в РФ закон о гражданстве чуть ли не жестче американского. Россия успешно отталкивает даже белорусов, хотя мы вроде как живем в Союзном государстве. А разговоры о необходимости всемерного «укрепления границ» РФ и введении новых таможенно-полицейских мер, вроде визового режима со всеми (?!) странами СНГ с упорным постоянством время от времени возникают и в обществе, и в кругах, близких к власти.

Кстати, меры эти, как показывает мировой опыт, малоэффективны с точки зрения заявленных целей, но весьма способствуют наполнению карманов взяточников в погонах и без (может, в этом-то все и дело?).

К примеру, очевидно, что никаких реальных путей исправить ситуацию на среднеазиатском направлении невозможно отыскать даже теоретически. Тысячи километров границы с Казахстаном потребуют для пресловутого «обустройства» денег, которых в бюджете пост-ельцинской России нет и не будет по определению. (Результаты, кстати, уже сказываются — во многих приграничных районах численность казахов выросла на порядок).

Но, кроме своей практической неосуществимости, подобные меры еще и противоречат интересам отечественного бизнеса.

Думается, излишне говорить, что нынешняя российская власть никогда не пойдет на то, чтобы ущемить их даже в небольшой степени.

Так что перспектива утраты русскими контроля над Россией (от которой нас будто бы спасали, разваливая СССР) явственно вырисовывается уже при нашей с вами, читатели жизни.

Законы демографии гласят, что положение на какой-либо территории радикально меняется, если некоренной элемент составляет одну треть жителей.

По прогнозам, численность населения к 2020 году составит (без учета миграции) от 135 до 128 миллионов человек. Существуют и куда более пессимистические прогнозы, предусматривающие падение численности почти вдвое, но и при более-менее положительных ничего хорошего нам не светит.

Если мы будем исходить из среднеоптимистического сценария (около 130 миллионов) то на первый взгляд потребуется привлечь в страну всего всего-то каких-то десять-пятнадцать миллионов мигрантов.

Но при этом забывают, что придется компенсировать еще и убыль трудовых ресурсов -тех, кто уйдет на пенсию или станет нетрудоспособным. Делаем несложные подсчеты и прибавляем уже имеющихся мигрантов, их потомков и «северокавказский фактор» -и мы получаем требуемые двадцать-тридцать процентов.

Учитывая, что диаспоры будут занимать преобладающее положение в бизнесе, торговле, криминалитете — областях, которыми определяется жизнь «новой России», почти нет сомнений, что именно они станут хозяевами положения.

И это случиться уже в 30 г.г. нынешнего века -не позднее.

Но это может произойти и гораздо раньше: рождаемость в среде мигрантов -по крайней мере в первом-втором поколении заметно выше, нежели у коренных россиян. И когда власти радостно рапортуют о том, что в прошлом оду родилось аж на 75 тысяч детей (на полтораста миллионов населения!) больше, чем в прошлом, нужно задаться вопросом -а чьи это дети?

А с учетом того, что происходит падение численности русского населения именно активных возрастов (в противоположность росту именно этой категории среди мигрантов), может оказаться, что «некоренные» займут господствующее положение в РФ просто в силу естественного хода вещей.

Реальная жизнь несколько отличается от электоральных игр, и в ней одна бабка-пенсионерка вовсе не равна одному крепкому молодому южанину.

Но ситуация будет радикально отличаться от возможной --всего лишь возможной — аналогичной, в случае продолжения существования СССР.

Это будут уже не сограждане по великой стране.

Это будут дети и внуки тех, кого избивали и обирали стражи порядка, чьим каторжным трудом строились дома для элиты, кого мордовали в чеченских фильтрационных лагерях, и высокомерно именовали в СМИ и на официальном уровне «черными», в лучшем случае -«лицами кавказской национальности».

К тому же общины эти будут заражены радикальным исламом, за которым стоят Саудовская Аравия, Иран и Турция, с их финансовыми средствами, заметно превосходящими то, чем располагает Россия.

Как они будут относиться к своим русским соседям -на 70 % беспомощными больным старикам, к утратившей последние следы великодержавности России, к ее законам и ценностям? Риторический вопрос.

Можно, конечно, вслед за иными, уповать на новое миграционное законодательство, и пресловутое укрепление границ.

Но те, кто идет по этому пути, забывают о первопричине наших миграционно-демографических проблем.

Как почти никто не замечает, проблемы воспроизводства населения у нас во многом аналогичная тем, что имеют место на Западе — разве что у нас они куда более очевидны, поскольку на низкую рождаемость накладывается сверхвысокая смертность.

Страна, не способная или не желающая производить свои автомобили, авиалайнеры, или куриные окорочка, обречена покупать их за рубежом.

Точно так же страна, граждане которой не хотят производить потомство, обречена «импортировать» людей -в противном случае ее ждет достаточно быстрый крах.

В этом-то и трагедия…

Подведем итоги, оказавшиеся весьма пессимистическими.

Конечно, очень печально, что благодаря перестройке, Беловежским соглашениям и лично Михаилу Сергеевичу с Борисом Николаевичем, у нас больше нет незамерзающих портов на Балтике, Крыма, а так же хрома и марганца. И даже газ мы теперь должны закупать у Туркмении, оплачивая из нашего с вами тощего кармана новые памятники туркменбаши и новые издания его сочинений. (Как доверительно сообщали автору простые туркмены, народ с нетерпением ждет смерти Ниязова, чтобы начать жечь эти книги и крушить памятники).

Но несравненно печальнее, что лет через тридцать-сорок эти вопросы уже будут неактуальны для России. Русский этнос из субъекта политики и истории превратится в ее объект — как это уже почти случилось с грузинами, и давным-давно — с курдами. И судьба его окончательно станет зависеть от доброй воли других…

Можно, конечно, успокаивать себя надеждами на милость Божью, или убежать, что такой народ как русский не может исчезнуть просто так, что кривая вывезет, что все как-нибудь наладиться.

Про надежды на «авось» или заступничество высших сил говорить не буду.

Но история не дает поводов для оптимизма.

Вспомним, как быстро и легко исчезли сарматы, еще в III веке нашей эры владевшие степями от Алтая до Дуная.

Или бесследно пропали тохары, в середине первого тысячелетия нашей эры создавшие обширное процветающее государство в нынешней Центральной Азии (многие ли слышали о них?).

Уже в историческое время, в прошлом тысячелетии -после монгольских походов — исчезли многочисленные и воинственные половцы, обитавшие на пространстве от Китая до Руси, чжурчжени с их высокой культурой, или весьма влиятельные тангуты. Тогда же был разгромлен хорезмийский этнос, потомками которого являются нынешние таджики.

Исчезли булгары, правда, дав начало народам современного Поволжья.

Наконец, лишь несколько веков назад, бесследно сгинул большой ромейско-византийский этнос — тоже, между прочим, православный и сверхдержавный — оставив после себя обломок в виде современных греков. (Кстати, ассимилировавшие его турки резко уступали ему в численности.)

Вспомнить хотя бы эти примеры, и следует неизбежный вывод — существующее положение к оптимизму не располагает.

Теперь по идее следовало бы указать путь к спасению, и несколько обнадежить читателей. Но увы — боюсь, буду вынужден их разочаровать.

Да, принципиальная возможность изменить приуготованную нам судьбу, так сказать, "сойти с «Титаника», все еще сохраняется -в отличие, кстати, от Европы.

Но для этого приоритетом для властей должно стать не «обеспечение прав и свобод человека», не членство в престижных международных клубах, или выплата внешних долгов, а выживание нации.

То есть нужно не что иное, как радикальное изменение политического режима.

А наша современная элита видимо, уже не способна свернуть с прозападного курса — прежде всего даже не технически, а психологически. Ведь для хотя бы частичного исправления ситуации необходимо не только пересмотреть многие базовые положения внутренней и внешней политики.

Для начала потребуется поставить точный диагноз --то есть внятно и громко заявить, что последние десятилетия ХХ века были для русского народа эпохой рукотворной цивилизационной катастрофы.

Судя по объему социальных гарантий для первого президента России — одного из главных виновников нынешнего плачевного положения, и по реверансам в сторону М. С. Горбачева, ожидать этого не приходиться, во всяком случае, в обозримом будущем.

А что до смены самой элиты — то есть называя вещи своими именами --революции, то ее вероятность выглядит столь же малой.

А потом может оказаться просто поздно.

Итак — стоит посмотреть беспристрастно, и мы легко можем увидеть уже недалекую -ныне живущие еще станут этому свидетелями — смерть России в том виде, в каком мы ее знаем, и превращения остатков русского народа из субъекта истории в ее объект.

И то, что аналогичная судьба ждет и всю «белую» цивилизацию, тут утешением служить не может.

Как и то, что народы Балтии, или столь неполюбившаяся нашим крутым патриотам Украина имеют шансы сойти с исторической сцены даже раньше нас.

…Впрочем — может быть, в этом и в самом деле есть некая справедливость?

Разве в конце 80-х годов нас не предупреждали о результатах «демократического выбора»?

Разве умнейшие люди — от Юрия Бондарева до упомянутого в начале статьи Збигнева Бжезинского — не говорили о последствиях избранного тогда курса для русских и их исторической судьбы?

Разве оный «демократический выбор», приведший нас туда, где мы находимся не был сделан сугубо добровольно? Разве, наконец, он не подтверждался нами не раз? Подтвержден как пассивно — «смирением и недеянием» большинства, отказавшегося от возможной борьбы и принимавшего все, что предлагали власть предержащие, так и активно -на многочисленных выборах и референдумах? Разве день провозглашения пресловутого «суверенитета России» поныне не числится среди государственных праздников?

Приходит время, как выражаются в определенных кругах, «отвечать за базар».

Время платить по счетам…

А история, в отличие от наших зарубежных кредиторов, не имеет привычки списывать долги — их она привыкла получать исправно — так или иначе.