В доме хозяина слушаются

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

В доме хозяина слушаются


Автор:
Македонская народная








Язык оригинала:
Македонский язык



Был в деревне пастух. Вот пришёл праздник Николы-зимнего. Возвратился под вечер пастух домой и молвил:

— Добрый вечер, жена!

— Добрый вечер, муженёк!

— Достала ль ты, жёнушка, рыбы на праздник?

— Не успела. По дому хлопот было много.

— Как же праздновать будем святого Николу без рыбы?

Призадумалась жена. А пастух к рыбным рядам поспешил. Да уж поздно: распродали купцы весь товар и по домам разошлись. Лишь один копошился в далёком углу, да и рыбы-то у него осталось в корзине немного — хорошо, если будет три или четыре окки.

— Сколько хочешь за рыбу, приятель?

— По два гроша за окку.

— Что ж, пускай будет по два. Взвесь мне всю.

А рядом с торговцем стоял тощий поп. Уж юлил он, юлил — норовил рыбу взять за бесценок, по грошу за окку. Увидал поп, что хочет пастух всю рыбу забрать, рассердился, разобиделся и говорит:

— Ишь ты! Что выдумал! Забрал весь товар, да и цену даёт несусветную! Иль не видишь, что я битый час тут стою, хочу выторговать подешевле?

А пастух ему:

— Слушай, поп! Я хоть и простой пастух, да у нас в селе праздник, я гостей позвал. Как же можно без рыбы? Ну, а что до цены, так ведь рыбу-то я раз в году покупаю, можно и не скряжничать.

Страсть как лаком до рыбы был старый поп. Говорит:

— Хорошо! Если так, я приду к тебе в гости.

— Приходи! — отвечает пастух. — Приходи, двери будут открыты.

Свечерело. Собрались у пастуха гости — полное застолье. Поп тут как тут. По обычаю, выпили, закусили, а тут уж хозяйка и ужин несёт, как заведено — блюдо за блюдом. А попу́ невтерпёж — закричал он:

— Эй, пастух, где же рыба?

— Не спеши, — отвечает пастух, — не спеши. В каждом доме свой порядок.

Принесли ещё блюдо. Не выдержал поп:

— Эй, пастух, где же рыба?

Парень рассердился: пусть я простой пастух, но разве я не хозяин в своём доме? И влепил он попу́ оплеуху. Приуныл бедный поп, разобиделся, да уж очень рыбы ему захотелось — домой не ушёл.

Наконец подали и рыбное блюдо. Гости поужинали, распрощались и по домам разошлись. Тут и поп ушёл — сыт и пьян. А сердце у него щемит: как же так, пастух, деревенщина, залепил попу́ оплеуху?

Утром встал поп, отправился в собор, рассказал всем попа́м свою обиду и владыке о том поведал.

— Посоветуй, владыка, как быть, как мужику отплатить за поношенье?

Думал, думал владыка — придумал:

— Устраивай ужин, пригласи всех дьячков да попов со владыкой и пастуха позови.

Ну что ж, сказано — сделано! Приготовил поп ужин, пришли все дьячки да попы́ со владыкой, пошушукались — и за пастухом послали. Тот ответил:

— Приду.

А владыка сказал:

— Как придёт он, сажай его за стол на почётное место, выше меня. Коли не осмелится парень сесть выше владыки, ты скажи; «Я здесь хозяин!» — и отвесь ему оплеуху. Вот и дело с концом.

Подождали. Пришёл пастух. Приглашают его сесть на почётное место, выше владыки, — садится. Хочет поп залепить парню оплеуху, — не может! Стали ракию пить, тут же и пастуху наливают, а хозяин и говорит:

— Благослови нас!

Он думал — пастух не посмеет благословить, к владыке отошлёт. А пастух не таковский: чарку поднял да разом всю братию и благословил.

Подали ужин. Просят пастуха трапезу благословить: все думали — не посмеет он дать вместо владыки благословение. А пастух, ничуть не смутившись, исполнил волю хозяина дома.

Рассердился поп, весь изныл от обиды, видит ясно: оплеухой тут и не пахнет, а ужин к концу приближается. Вышел он во двор и владыку позвал:

— Вразуми, что мне делать?!

Тот и говорит:

— Слушай. Только войдёшь в горницу — дай пастуху затрещину и скажи: «Эй, ты! Долго будешь сидеть? Убирайся! Я здесь хозяин!»

Поп вернулся, закатил пастуху затрещину и крикнул:

— А ну, пошёл вон! Сколько ещё будешь сидеть? Убирайся! Я здесь хозяин!

Пастух повернулся к владыке — тот ведь рядом сидел — и дал ему затрещину:

— А ну, пошёл! Долго ещё будешь сидеть? Слышал, что хозяин велит? Проваливай! Живо!