Рене Генон

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Генон, Рене»)
Перейти к: навигация, поиск

Рене Генон (франц. René Guénon, 15 ноября 1886, Блуа — 7 января 1951, Каир) — французский философ.

Биография[править]

Родившийся в Блуа в семье архитектора, придерживавшейся строгих католических традиций, получивший математическое образование в Париже, Рене Генон стал одним из немногих европейцев, проникших в эзотерические восточные учения и получившим реальные посвящения, ведущие человека к реализации его бессмертия.

Наставником, определившим путь Генона, стал индус, принадлежавший к школе Адвайта, однако, как часто бывает с истинными духовными учителями, известно о нем удивительно мало. Тем не менее, выражая признательность этому вожатому на пути Знания, Генон скажет, что «тем, что у нас есть интеллектуального, мы обязаны исключительно Востоку». Среди людей, повлиявших на Генона нужно назвать также видного арабского богослова Абд-эр-Рахман эль-Кебира, памяти которого он посвятил свою книгу «Символика креста» и трех европейцев: принявших ислам Леона Шампрено, известного под исламским именем Абд-эль-Хакк — Служитель Истины, и шведского ориенталиста Иоганна Густава Агели, которые первыми ввели Генона в круг суфистских понятий, а также графа Альбера де Пувурвиля — отставного французского офицера и дипломата, много лет прослужившего в Китае, где он принял даосское посвящение.

В 1912 г. Генон принимает ислам и берет себе арабское имя Абд-эль-Вахед Яхья — Служитель Единого. При этом он всегда подчеркивал, что акт этот носил очень личностный характер и ни в коей мерой не был вероотступничеством, но «если Религия по форме едина, то различные религии могут быть лишь ответвлениями первозданной Доктрины» и человек, постигший трансцедентное единство религий, проникается «чувством всеобщности», позволяющим перейти от одной экзотерической формы к другой. В 1930 г. он навсегда покидает Европу и уезжает в Каир, где женится на дочери одного из шейхов, чей род принадлежал к фатимидам — потомкам Пророка по женской линии.

Генон вовсе не считал себя открывателем каких-то истин или создателем собственного учения. Более того, он всегда утверждал, что в метафизике, то есть в познании принципов универсального порядка, «абсолютно невозможны открытия; ведь поскольку речь идет о способе познанная, не прибегающем ни к какому специальному и внешнему средству исследования, то все, что поддается познанию, могло быть в равной степени познано определенными людьми во все эпохи.» Цель и значение своей деятельности он видел совсем в ином: "Насколько нам известно, никто, кроме нас, не излагал на Западе подлинных восточных учений; мы же делаем это так, как сделал бы на нашем месте любой житель Востока, приведи его к тому те или иные обстоятельства, то есть не в целях «какой бы то ни было „пропаганды“ или „популяризации“ и единственно ради тех, кто способен усвоить эти учения такими, какие они есть, не пытаясь исказить их в угоду общедоступности.» В основе всего, что говорил Генон, лежала Традиция — совокупность «нечеловеческих» знаний, передаваемая из поколение в поколение кастой жрецов или иными институтами подобного рода.

«Традиционной цивилизацией, — писал он, -мы называем цивилизацию, основанную на принципах в прямом смысле этого слова, то есть такую, в которой духовный порядок господствует над всеми остальными, где все прямо или косвенно от него зависит, где как наука, так и общественные институты суть лишь переходящее, второстепенное, не имеющее самостоятельного значения приложение чисто духовных идей.» В соответствии с общим ходом вселенского проявления, которое ведет от Единого к множественному, Первозданная Традиция распалась на ряд отдельных традиционных форм, каждая со своей системой второстепенных традиционных наук: алхимией, астрологией, нумерологией и т. д. Все эти науки носят символический характер, «ибо учение, касающееся невыразимого, может быть преподано лишь с помощью соответствующих символов, служащих подспорьем для созерцания.»

Генон утверждал, что «бытие есть только проявление небытия и содержится в нем в потенциальном виде.» «Бесконечность принадлежит совокупности бытия и небытия, ибо лишь она тождественна вселенской возможности.» Эта «вселенская возможность» для Генона и является Абсолютом.

«Вселенская возможность» ничего не творит, а лишь последовательно проявляется в своих двух аспектах — бытии и небытии, как чередование дня и ночи, как выдох и вдох. Полный цикл такого проявления Генон именовал санскритским термином «кальпа». Этот цикл подразделялся на подциклы, носящие в индуистской традиции название «манвантар» — «юг». Каждый подцикл повторяет в миниатюре схему проявления, заложенную в кальпе. Внутри каждого подцикла действуют две противоборствующие тенденции — нисходящая и восходящая. Общий ход проявления, или манифестации, состоит, таким образом, в последовательном движении от «чистой духовности», отождествляемой с «чистым бытием» к окончательному «низвержению в материю».

Это учение о цикличности необходимо учитывать, читая те работы Генона, что предлагаются Вашему вниманию. Они взяты из книги «Основные символы священной науки», вышедшей уже после его смерти в 1962 году и собравшей под одной обложки статьи Генона, опубликованные в различных традиционных журналах.

Труды[править]

Книги в хронологическом порядке (по дате первой публикации)[править]

Посмертные издания[править]

  • «Инициация и духовная реализация» («Initiation et réalisation spirituelle», 1952)
  • «Взгляд на христианский эзотеризм» («Aperçus sur l’ésotérisme chrétien», 1954)
  • «Символы священной науки» («Symboles de la Science Sacrée», 1962)
  • «Очерки о масонстве и компаньонаже» («Études sur la Franc-Maçonnerie et le Compagnonnage», 1964)
  • «Очерки об индуизме» («Études sur l’Hindouisme», 1966)
  • «Традиционные формы и космические циклы» («Formes traditionelles et cycles cosmiques», 1970)
  • «Заметки об исламском эзотеризме и даосизме» («Aperçus sur l’ésotérisme islamique et le Taoïsme», 1973)
  • «Comptes rendus», 1973
  • «Mélanges», 1976

Ссылки[править]