Девушка и дракон

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Девушка и дракон


Автор:
Словацкая народная








Язык оригинала:
Словацкий язык



Жил-был богатый пан, и была у него одна-единственная дочь-раскрасавица. Со всех краев приезжают к ней женихи свататься, но привередливая красавица одно твердит:

— Я за того пойду, кто приедет в чистом золоте одетый!

И вот примчалась однажды карета, шестёркой коней запряженная, из неё статный мо́лодец выходит, с головы́ до пят в золото одет. Подала ему красавица ручку, со свадьбой торопит.

Стали к свадьбе готовиться, двенадцать портных день и ночь невесте свадебный наряд шьют, а для жениха — свадебную рубаху с золотыми кружевами.

В день свадьбы едут кареты одна другой краше. В них знатные гости, в последней — сам достойный жених. Обвенчали жениха с невестой, пошло веселье и танцы до упаду. С невесты пот ручейком льётся.

Приковылял на свадьбу нищий на костылях. Хотят его в кухне покормить, а он в кухню не идёт, сел на пороге, стал к гостям приглядываться. Вот пошли жених с невестой плясать, вдруг нищий руками всплеснул, да как крикнет:

— Гляньте-ка, люди добрые, гляньте! Что-то мне гости не нравятся! Вы только поглядите, у одних вместо ног конские копыта, у других — гусиные лапы!

Услыхал его слова молодой муж, схватил жену в охапку и бегом во двор, гости поскорей в кареты кинулись, засвистели кнуты и все прочь умчались! Вот они уже́ за деревней.

Вдруг откуда ни возьмись чёрный петух! Закричал петух во всё горло, и в мгновенье ока провалилась вся свадьба сквозь землю, а на том месте озеро разлилось. Молодой муж подхватил жену, в небо поднялся и полетел, неведомо куда. Был он вовсе не добрый мо́лодец, а дракон о двенадцати головах, с двенадцатью хвостами! А чтоб людей обмануть, обвязался он соломенными жгутами, и все готовы были поклясться, что надето на нём чистое золото, а он сам — хорош и статен.

День и ночь плачут родители, что пропала их единственная дочка и ни слуху о ней, ни духу, совсем с го́ря зачахли-исхудали, бродят, словно тени.

Как-то раз к ним явилась какая-то бабёнка, увидала их слёзы, стала спрашивать, по какой-такой причине плачут.

— Да разве тебе неизвестно, что у нас пропала дочь единственная. Хоть бы узнать, хоть бы проведать, где она, что с ней, хорошо ей иль худо! — причитает мать.

— Не плачьте, — утешает её женщина. — Слезами го́рю не поможешь. Я помогу узнать, где ваша дочь и хорошо ей иль худо. Есть у меня сын, а он всё на свете видит, он её отыщет, где бы она ни была. Я его к вам нынче же пришлю.

— Ах, пришлите, да только поскорее! — просит мать. Долго ли коротко, а той женщины сын уже́ тут как тут!

— Это ты — Всевид? — спрашивает его отец девушки.

— Я, — отвечает парень. — Говорите, что я должен увидать, а вы — узнать!

— Скажи нам, где наша дочь и что она делает? Тут Всевид оглянулся вокруг и молвит:

— Эх, сударь, незавидно вашей дочери живётся! Ведь её дракон унес. Спрятал он вашу дочь среди голых скал, в темной пещере. И должна она день и ночь его двенадцать голов почесывать, чтоб ему сладко спалось.

— А как её оттуда вызволить?

— Вызволим, коли мы с братьями за дело возьмёмся. Там, где мой средний брат обушком ударит, сразу поднимется стена тройная, непреодолимая, а мой младший брат за сто вёрст не то, что комара, а ещё кого поменьше выстрелом собьёт.

— Беритесь за дело, я всё отдам, что у меня есть, всё, что пожелаете.

— По рукам! — согласился Всевид.

Мать собрала сыновей в дорогу, дала каждому полную сумку хле́ба, котомку с брынзой и проводила.

А Всевид уже́ знает, куда путь держать и что в драконьей пещере происходит. Идут они прямо, никуда не сворачивают. Пришли — и Всевид сразу в пещеру кинулся. Видит: де́вица сидит, головы́ дракону почёсывает, дракон дремлет, а сам её хвостами держит.

Увидала девушка Всевида, перепугалась и шепчет:

— Как ты осмелился к нам явиться? Ведь сюда и муха не залетит!

— Не время разговоры разговоривать, — отвечает он. — Ты головы́ почёсывай, чтоб дракон не проснулся, а что мне делать — я сам знаю.

Она чешет, а мо́лодец её от хвостов освобождает. Снимет один хвост — дракон спросит:

— Жена, почему это у нас человеком пахнет? А жена его успокаивает:

— Это тебе снится, ты же знаешь, что сюда и мухе не добраться. Освободил он её от всех двенадцати хвостов и она вслед за Всевидом тихонько вышла из пещеры.

Окружили братья со всех сторон де́вицу и прочь подались. Тут дракон проснулся — и за ними, а она со страха кричит:

— Ой, не отдавайте меня, ой, не отдавайте! Говорит Всевид тому брату, у которого обушок:

— Стукни обушком об землю, поставь стену, уж очень она громко кричит!

— Нет, ещё рано, пускай поближе подлетит.

А де́вица всё кричит, боится, что дракон её схватит и назад унесёт. Но только дракон к ней лапы протянул, ударил средний брат обушком об землю и тут же выросла стена тройная, превысокая. Бегает дракон вокруг стены и рычит:

— Отдай мне мое, оно не твое! Отдай мне мое, оно не твое! А де́вица криком исходит:

— Аи, не отдавайте меня! Аи, не отдавайте!

Потеха да и только. Надоела братьям эта кутерьма, отвечают они дракону:

— Нету здесь твоего! Где потёрял, там ищи! Но дракон упёрся и ни с места:

— До конца света простою, коли не исполните моего желания, дайте мне хоть на один её волосок взглянуть!

— Как же мы тебе на волосок взглянуть дадим?

— Есть у вас обушок, вот и проделайте в стене щелочку! — крикнул им дракон.

— Не слушайте его, — ничего ему не показывайте! — говорит братьям Всевид, он-то знает, что дело плохо кончится.

Но тем так надоело крики да вопли слушать, что они согласились:

— Экая малость! Пускай его глядит!

Добился дракон своего. Показали ему волосок, а он его вокруг пальца обернул и вытащил за волосок всю де́вицу! Только ей и оставалось что кричать!

— Аи, не отдавайте меня!

Видят братья — из-под самого носа у них дракон де́вицу утаскивает. Тут Меткий стрело́к усмехнулся: пришёл его черёд отличиться и де́вицу заполучить.

— Дракон у меня ещё попляшет, когда мой час пробьёт! И стал ждать.

А дракон уже́ далеко-далеко, почти не видать — с комара величиной стал.

— Что ты мёдлишь? Стреляй! — шумят братья.

— ещё не время, — отвечает Меткий стрело́к.

— Как бы не опоздать! — кричит Всевид. — Он уже́ с полкомара!

Тут стрело́к прицелился и — раз! Отстрелил дракону все двенадцать голов и двенадцать хвостов! Освобожденная де́вица к братьям навстречу кинулась,

братья — к ней. Отвели они её к отцу с матерью, то-то была радость превеликая! ещё бы! Ведь она у них была одна-разъединственная!

Перестала де́вица ждать жениха в золото разряженного. Хорош ей в мужья и младший из трёх братьев, Меткий стрело́к. И другие два не в накладе: каждый получил богатую награду и стал на своей земле хозяйствовать. А потом? нашли они красивых невест и сыграли сразу три свадьбы, да такие веселые — ни раньше, ни пото́м таких не помнили.