Дмитрий Голубовский:Рабов доллара ведут на убой

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Рабов доллара ведут на убой



Автор:
Дмитрий Голубовский



Опубликовано:
Дата публикации:
27 октября  2008








Каков внутренний механизм дефляционного коллапса? Он очень прост. Поскольку все доллары созданы банками как чей-то долг под залог какой-то собственности или ценных бумаг, возникает парадоксальная ситуация. Как только где-то кто-то начинает массово требовать долги и их отдают, свободных денег в экономике становится не больше, как может показаться на первый взгляд, а меньше. Этот парадокс очень трудно принять, потому что он противоречит интуитивному представлению о том, что если долгов нет, свободных денег должно быть больше, но очень легко понять, если понимать, что почти все деньги созданы как чьи-то долги.

Глобальный кризис, которому посвящены статьи в моей авторской колонке, вступает в новую фазу. Для того чтобы понять, что будет твориться в глобальной экономике дальше, надо совершенно ясно понять, как функционировала до недавнего времени и пытается продолжать функционировать до сих пор глобальная финансовая система. Я объясню это на конкретном примере долларовой экономики, которая занимает на Земле самое значительное место.

Предположим, есть заемщик, который берет кредит в долларах, то есть, грубо говоря, у американской кредитно-финансовой системы. Кредит — это деньги, взятые в долг, и вернуть надо больше чем взял. Есть два вопроса:

  • откуда возьмутся деньги для возврата основной части ссуды, и
  • откуда возьмутся деньги для оплаты процентов?

Эти два вопроса различны по своей сути потому, что банк, предоставляя вам ссуду, «создает» только ее основную часть под предоставляемый вами залог, но он не создает проценты для возврата по вашему долгу. Понимаете эту тонкость? Чтобы не теряться в деталях всевозможных конкретных финансовых манипуляций, что приведет к тому, что за деревьями не станет видно леса, упростим рассмотрение этих вопросов до самой простой схемы, которая, тем не менее, применима к любым финансовым операциям, ибо лежит в их основе.

Экспоненциальный рост — рост со всё более увеличивающейся скоростью.

Чем больше некоторая величина, тем быстрее она растёт,
при этом скорость роста примерно равна (пропорциональна) самому накопленному значению величины.

Примеры:

  • рост числа бактерий в колонии (до ограничения ресурсов)
  • рост раковых клеток (до смерти носителя)
  • рост денег в банке ростовщика (до финансового кризиса)

Вы берете в долг у американского банка $20 под 5 % годовых, и никак их не используете, а вернуть вам через год надо $21. Где вы возьмете еще $1? Только у ФРС США, которая ссудит вам его через банковскую систему США под процент. Еще через год вам нужно будет достать где-то еще 5 центов, на покрытие процента по этому доллару, и снова под процент, и так далее в нисходящей геометрической прогрессии. Если вы не хотите перезанимать вечно или если условия на рынке, на котором вы работаете, сделают для вас невозможным взятие новых кредитов, вы когда-нибудь просто продадите банку какую-то часть своей собственности.

Так вот, если весь бизнес, существующий на Земле, условно разделить на производство долларов, которым занимается ФРС США и кредитно-финансовая система США, и производство всего остального, то при рассмотрении картины в целом неважно, как именно кредитные доллары крутятся в нефинансовом секторе экономики, можно для простоты картины считать, что они там просто находятся, условно — лежат без дела, как в изложенном выше простом примере, с той лишь разницей, что через год вам придется занимать не $1, а все $21, потому что $20, которые находятся в обороте нефинансового сектора, изъять из оборота проблематично — это значит остановить шестеренки бизнеса. Важно то, что сам по себе нефинансовый сектор не производит долларов, а отдавать ему всегда приходится больше, чем он взял, и если учесть то, что он не может отдать и основную часть ссуды, которая стала оборотными средствами, то можно понять, что ему постоянно приходится перезанимать все большие и большие суммы денег. Это касается не только отдельных отраслей экономики, но и целых суверенных экономик, нуждающихся в долларах для проведения международных расчетов, потому что без международной торговли сегодня не может существовать ни одна более или менее развитая страна. Около 80 % всех трансакций в мировой экономике производится в долларах, поэтому вся мировая экономика, взятая как единое целое, просто не может вылезти из долларовых долгов — ее субъекты могут лишь объединиться, чтобы создать собственные суверенные кредитно-финансовые системы, и уйти из долларового долгового рабства в эти системы, начав самостоятельно производить для себя оборотные средства. Когда суверенная экономика начинает самостоятельно производить для себя оборотные средства, она переходит из состояния, в котором ей постоянно надо перезанимать деньги у ФРС США, в состояние, когда она может погасить все свои долларовые долги за счет своего экспорта. В полной мере суверенными экономиками на сегодняшний день можно считать ЕС, Японию и Китай. Россия, в силу того, что ее экспорт слишком однобок и в нем доминируют сырье и полуфабрикаты, а так же в силу того, что в России очень слабо развито внутреннее кредитование, обладает лишь частичным финансовым суверенитетом.

Все же страны, не обладающие финансовым суверенитетом, являются просто придатками долларовой экономики и полностью зависят от нее благодаря долговому механизму создания всех денег. Каждую такую страну по отношению к кредитно-финансовой системе США можно рассматривать просто как некую американскую многопрофильную корпорацию, которая, точно также, как и обыкновенная корпорация, может сводить бюджет с прибылью, с убытком и даже оказаться банкротом. Важно понимать, что единственное, что такая система долгового денежного обращения может породить в долгосрочной перспективе — кучу невозвратных долгов всего нефинансового сектора перед финансистами. Эта парадоксальная и довольно абсурдная ситуация, в которой те, кто производят все реальные блага мира, оказываются в неоплатном долгу перед теми, кто создает парой нажатий клавиш на компьютере цифровой эквивалент стоимости этих благ, является на сегодняшний день реальностью и следствием работы принятой на Земле системы долгового денежного обращения. Само существование такой абсурдной ситуации невозможно оправдать ничем иным, кроме как полным невежеством подавляющего числа жителей планеты относительно природы кредита и денежного обращения, однако останавливаться на причинах этого невежества я сейчас не стану — в сущности, мои работы имеют одной из своих целей устранение этого невежества у неподкованного в финансовых вопросах читателя.

Если вам ясно изложенное выше относительно долговой природы денежного обращения, и, главное, ясно то, что все, кто пользуются кредитными деньгами, рассматриваемые как единое сообщество, всегда должны отдать больше, чем взяли, вне зависимости от того, что и как, и насколько хорошо они производят, тогда идем дальше.

Как именно создаются все доллары на Земле? Расхожее представление о том, что ФРС США просто печатает эти фантики и рассылает по всему миру с тем, чтобы потом им присылали их назад с завернутыми в них конфетами, в сущности, верно, но ошибочно в деталях. ФРС США не создает доллары «из воздуха», как полагают многие, оно создает их только как государственный долг правительства США, то есть под залог налогооблагаемой базы США. Эта схема была необходима для обеспечения стабильности работы всей системы, чтобы не превратить экономику США в чистую финансовую пирамиду, которая рано или поздно рухнет под собственной бумажной тяжестью, когда неограниченно и беззалогово эмитируемый доллар просто станет бросовым товаром на рынке ликвидности.

Когда был золотой стандарт, за доллар, как и за другие валюты, давали какое-то установленное центробанками количество золота, и гарантия выплаты этого количества золота считалась обеспечением валюты. Однако количество кредитной денежной массы, растущее экспоненциально в силу того, что этот рост спрофилирован ссудным процентом, просто не может быть обеспечено со временем золотом хоть в сколько-нибудь значительных количествах, так как золотодобыча не может расти экспоненциально, да и количество золота на Земле попросту физически ограничено. После отмены золотого стандарта считается, что государственный долг США обеспечен ростом налогооблагаемой базы США. Пока налогооблагаемая база США росла экспоненциально теми же темпами, что и государственный долг США, эта схема была сбалансирована, но она начала давать сбои уже в 70-х годах. И с тех пор схема создания денег под залог налогов и их дальнейшее ссуживание всему миру стала постепенно превращаться в долговую финансовую пирамиду. Если вы читали мои предыдущие статьи, вы должны понять, что этот процесс превращения сегодня полностью завершен, более того, как только он завершился, закономерно начался процесс крушения этой пирамиды, но это крушение происходит не так, как обвалилась известная многим пирамида МММ.

Суть в том, что созданная американцами пирамида — это пирамида долгов, но печальная истина заключается в том, что это — пирамида долгов всего нефинансового мира долларовой экономики перед финансистами США. Когда пирамида привлекает деньги вкладчиков, она рушится по инфляционному сценарию, при котором все обязательства создателей пирамиды обесцениваются. Но когда пирамида является пирамидой займов центра заемщикам, она рушится не через банкротство своей вершины — вершина в этой схеме не может обанкротиться в принципе, потому что она создает денег всегда меньше, чем требует вернуть. Такая пирамида рушится через банкротство всей периферии по направлению к центру. Когда в центре начинают требовать возврат долгов, эти требования отсылаются периферии, и первыми банкротами оказываются конечные заемщики. Именно это случилось с потребителями американской ипотеки. Сейчас на очереди стоит индустрия кредитных карт. И если пирамида типа МММ рушится по мере утраты репутации центром, то пирамида типа американской пирамиды долгов рушится как раз по обратному сценарию — центр становится единственным надежным прибежищем доллара, потому что весь остальной мир в большей или меньшей степени находится под угрозой дефолтов. Такой сценарий можно назвать дефляционным коллапсом, в противоположность крушению МММ, который был коллапсом инфляционным.

Едем еще дальше. США — это двойственная пирамида. С одной стороны — это пирамида долгов всех, кто пользуется долларами (и в первую очередь — самих простых американцев и реального сектора американской экономики) перед финансовой системой США, потому что любой доллар, который выходит из финансового сектора США во внешний мир, неважно, наличный этот доллар, или безналичный, это кредитный доллар, созданный в США под залог чего-либо, а в конечном итоге — под залог всей американской экономики. Но с другой стороны США — это пирамида государственного долга, благодаря которому кредитные доллары вообще существуют. Эти две пирамиды, дополняя друг друга, порождают две противоречивые тенденции, потому что пирамида госдолга США — это как раз обычная пирамида типа МММ, и если она начнет рушиться — то по инфляционному сценарию — госдолг просто обналичат через печатный станок и обменяют на что-нибудь реально ценное.

Инфляционный потенциал и дефляционный потенциал должны быть более или менее уравновешены — иначе одна из тенденций возобладает, и вся глобальная кредитно-финансовая система свалится в кризис, либо в инфляционный, связанный с переизбытком долларов, либо в дефляционный, связанный с перекредитованием глобальной экономики в долларах. Точно так же, как залоговое равновесие, которое в США было нарушено в 70-е годы, должно обеспечиваться равными темпами роста ВВП и госдолга, инфляционно-дефляционное равновесие должно обеспечиваться равными темпами роста госдолга и широкой денежной массы М3, и здесь, если залоговый баланс нарушен, возникает неразрешимый парадокс. Если госдолг растет быстрее ВВП, то рост М3 теми же темпами, что и госдолг, порождает инфляцию внутри американской экономики притом, что инфляционный и дефляционный потенциалы уравновешены. То есть происходит некая своеобразная «утечка инфляции». С другой стороны, если М3 растет так же, как ВВП, «утечки инфляции» нет, но происходит разбалансировка инфляционного и дефляционного потенциала финансовых пирамид, что приводит к дефляционным кризисам в долларовом секторе глобальной экономки. Примерами таких кризисов были различные схлопнувшиеся «пузыри»: на фондовом рынке в США в конце 80-х, азиатский кризис 97-го, российский дефолт 98-го, крах рынка «доткомов» в начале 2000-х и, наконец, крах ипотечного пузыря, начавшийся в прошлом году.

Последний кризис оказался самым тяжелым, потому что ипотечный пузырь был очень тесно связан с рынком деривативов и межбанковского кредитования, и схлопывание этого пузыря привело к дефляционному коллапсу всей долларовой экономики, который мы сегодня наблюдаем.

Каков внутренний механизм дефляционного коллапса? Он очень прост. Поскольку все доллары созданы банками как чей-то долг под залог какой-то собственности или ценных бумаг, возникает парадоксальная ситуация. Как только где-то кто-то начинает массово требовать долги и их отдают, свободных денег в экономике становится не больше, как может показаться на первый взгляд, а меньше. Этот парадокс очень трудно принять, потому что он противоречит интуитивному представлению о том, что если долгов нет, свободных денег должно быть больше, но очень легко понять, если понимать, что почти все деньги созданы как чьи-то долги. Ссуда, выданная в одном банке, становится депозитом в другом, который благодаря кредитному мультипликатору через резервное соотношение увеличивается на порядок и превращается в десяток новых ссуд. Так работает двухуровневая (ЦБ + коммерческие банки) банковская система с частичным резервированием. В силу самой природы механизма создания кредитных денег, даже я бы сказал — в силу математической модели, лежащей в основе функционирования этой системы, если процесс отдачи долгов принимает лавинообразный характер, дефицит денег тоже растет лавинообразно. Это и есть дефляционный коллапс.

Ясно, что в этой игре, в этом соревновании по отдаче долгов, победителем может быть тот, кто раньше начал, и у кого есть что продать за доллары. Залогом победы в дефляционной мясорубке являются низкий долг и профицит текущего платежного баланса. Это касается как корпораций, банков, так и целых государств, и чем дольше вы задержались «в долгах», тем труднее вам вылезти, потому что долларов становится все меньше и меньше по мере того, как кто-то успел отдать долги раньше вас. Это, как я уже говорил выше, кажется парадоксальным, но это так и есть. И если вы, простите за невольный каламбур, задержитесь «в долгах» слишком долго, вы можете не вылезти из долгов вообще, потому что из-за стремительного подорожания исчезающего с рынка ликвидности доллара, который суть долларовый кредит, ваш текущий платежный баланс становится отрицательным. Как только это происходит — вы пропали, и единственная дорога, которая у вас осталась — это дорога к дефолту. В таком положении сегодня уже оказались целые государства. Что с ними будет дальше?

А дальше все будет очень просто. Есть такая контора, МВФ, которая, фактически, является одним из филиалов казначейства США, и МВФ ссудит этим странам те самые доллары, которые дефляционный коллапс уже из них высосал. Сами доллары в необходимом количестве будут созданы как госдолг США под один процент, а ссужены дефолтным экономикам под более высокий процент. Именно так государственный долг США будет размазываться по всей мировой экономике — никакой глобальной валюты или какой-то новой банковской аферы для этого не нужно. И самое печальное, что из-за действия этого, в сущности, совершенно бессовестного механизма больше всего пострадают слабые и бедные государства.

Каков будет конечный результат этого глобального ограбления, от которого больше всего пострадают страны «третьего мира» и неосмотрительные государства, типа Исландии? Значительная часть внешнего долга США посредством МВФ будет переложена на эти экономики, и темпы роста М3 будут приведены в соответствие с темпами роста госдолга США, то есть инфляционный и дефляционный потенциалы долларовой экономики будут уравновешены. А что изменится по сравнению с началом кризиса? Отношение госдолга США к ВВП достигнет очень больших величин, и разрыв между темпами роста ВВП и госдолга США еще больше увеличится, причем будет продолжаться увеличиваться в прогрессии. США должны будут собирать все больше и больше налогов, чтобы обслуживать свой долг, или привлекать все больше и больше инвестиций извне в свою экономику. Потянут ли они? Ясно, что однажды разрыв темпов роста ВВП и госдолга достигнет таких величин, когда они надорвутся обслуживать свои долги по приемлемым для кредиторов процентным ставкам. Успеет ли МВФ переложить весь лишний американский госдолг на попавшие сегодня в тяжелое положение страны, чтобы выправить ситуацию, или ситуация окончательно выйдет из под контроля? Тоже трудно сказать…

Теоретически, выход из кризиса есть, и он таков, как я изложил его выше, и заключается в наращивании и перепродаже американского госдолга третьему миру посредством МВФ, если, конечно, допустить, что человечество и дальше будет играть в эту глупую американскую игру «кто-кому-сколько-должен». Ранее в своих статьях я говорил, что «бесконечная глубина ликвидности», использовавшаяся в математических моделях расчетов рисков — фундаментально ошибочное понятие, и именно поэтому совершенно невозможно бесконечное наращивание долгового и страхового финансового рынка. Однако бесконечное наращивание объема одного отдельно взятого простого финансового инструмента, например — государственного долга США, в принципе, возможно — глубина ликвидности в данном конкретном случае определяется только глубиной человеческой глупости тех, кто верит в то, что эта игра может продолжаться вечно.

Доллар сегодня стремительно растет в цене потому, что те, кто сегодня идут к неизбежному дефолту, кто уже попали сегодня в безвыходное положение, в долговое рабство, вынуждены скупать его. Это невероятный, фантастический и даже какой-то дьявольский процесс. Они скупают доллары, мастя себе ими дорогу к своему банкротству, но если число банкротств в долларовой экономике в единицу времени превысит некоторый допустимый предел, по всем долларовым платежным цепочкам просто пойдут неплатежи, как в России в начале 90-х годов, и тогда доллар просто прекратит свое существование как платежное средство. Какова вероятность этого? Снова трудно сказать… Но интуитивно она мне кажется таковой, что связываться с ней лично мне не хочется даже ради быстрой прибыли, которую в краткосрочной перспективе можно получить на нынешнем росте американской валюты.

Ссылки[править]