Дмитрий Ульянов:Диспозитив России прямая демократия сверху

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Опубликовано в "Русском журнале" 4 декабря 2007 года.

ДИСПОЗИТИВ РОССИИ: ПРЯМАЯ ДЕМОКРАТИЯ СВЕРХУ[править]

Выборы прошли, их итоги еще будут обсуждаться. В тень от этих выборов отошло последнее на данный момент публичное выступление политика #1 в России - Путина перед избирателями. Мы полагаем, что это выступление не столь "технологично", как показалось тогда. В нем содержались элементы того, что с легкой руки политконсультантов теперь называется "план Путина".

Обращение Путина к нации перед выборами в Государственную думу требует осмысления. Во многом потому, что так называемое сообщество политических экспертов отказалось его осознавать и анализировать. Вместо этого они ограничились критикой, построенной на том, что президент не оправдал их ожиданий - он не назвал "преемника", не стал зачитывать "списки врагов", опроверг все старательно приписываемые ему бонапартистские суждения и решения.

"Политологи" так и не поняли своей главной ошибки - Путин обращался не к ним, но к народу. Более того, Путин высказал политическим теологам свое "фи", полностью отвергнув навязываемые ему понятия и действия. Политические "эксперты" уже который год отождествляют себя со всем населением страны, а свое видение развития России считают лучшим и единственно верным. Политик, который окажется в зависимости от таких рекомендаций, удалится от жизни в башню, построенную из чужих мифов и фантазий. Для главы государства, тем более такого, как Россия, это непозволительная роскошь. Президент нашей страны может и должен быть только плоть от плоти политической нации. Он обязан быть укоренен в действительности.

В чем же этот непонятый смысл выступления Путина, в чем его важность? Вроде бы Путин ограничился тем, что проговорил избитые вещи - про необходимость развития экономики, про участие в выборах. Впрочем, многие не понимают того, что эти простые явления действительности надо проговаривать, они определяют значение и смысл процессов, происходящих в России. Данные обстоятельства и являются, строго говоря, основными. Политика не сводится, как думают некоторые, к противостояниям элит и борьбе за "преемничество".

В стране, где хотят не выбирать, а лишь слушаться приказов сверху, действительно всегда есть попытка свернуть поле политики, заменить его красиво оформленным администрированием, в рамках которого в определенном отношении очень легко жить. Будущее кристально ясно, до мелочей предсказуемо - ведь все исполняют приказ, не нужно возиться с общественным мнением, ведь административный ресурс и политтехнологии тут достаточны для достижения определенной сверху цели. Вопрос в том, хотим ли мы на самом деле жизни в подобном государстве, возвращения худших элементов советской государственности в наш политический быт и закрепления их как единственно легитимных? Полагаю, что все те, кто требовал от Путина наречения "преемника", с уверенностью скажут, что нам не нужен такой строй, но, наоборот, нам нужна настоящая демократия. Но насколько недальновидным нужно быть, чтобы не понимать, что при демократии невозможны не то что объявления преемников, при демократии не допустимы вообще никакие преемники. Власть народа не совместима ни с какими авторитарными и квазиавторитарными построениями, последние - чужеродное тело для демократической политической системы, которое должно быть отторжено.

Речь Путина является ключом к пониманию его политической стратегии, того пути развития, который он предлагает России. Это "диспозитив" будущей России, построенной согласно принципам демократии. В существующих политических обстоятельствах президент России не просто является главой государства, он играет роль "суверена", ключевой позиции всего политического поля России, от решения которого зависит судьба страны. Очевидно, если бы Путин хотел установления в стране бонапартистского режима, столь желанного нашими "державниками", если бы он хотел создать тоталитарную систему, столь необходимую нашей оппозиции, то он бы воспользовался архаичной мифологией "преемников" и "врагов", столь активно подсовываемой ему патентованными лакеями. Однако что же выбрал Путин вместо этого? Он предпочел самоограничение и отказ от всех этих сомнительных концептов. Для того чтобы учрежденные Конституцией государственно-правовые формы обрели подлинно демократическую сущность, они должны быть наполнены демократическим содержанием, то есть быть избраны народом, а не назначены или одобрены сверху. Последнее было бы предательством демократии, перечеркиванием всех тех успехов, которые были достигнуты за последние годы. Путин против этого, в рамках его стратегии, его диспозитива будущее России не должно выглядеть таким образом.


Многие ошибочно полагают, будто бы демократия есть некий эталон идеального государственного устройства и управления, который падает с неба и достигается путем политического переворота, называемого "бархатной революцией". Президенту России, возможно, как никому иному, ясно, что с неба на нас будут падать отнюдь не политические режимы, что "оранжад" приведет не к демократии, а к тотальному закреплению у власти стаи жалких и омерзительных агентов Запада. Это будет крах демократии, потеря последней надежды на эффективное самостоятельное развитие России.

Необходимо понять, что демократия - это общественный процесс становления политического быта и ценностей политической нации. Без демократических предпочтений и ожиданий народа, без сформировавшегося политического действия демократический режим неосуществим. Носителем конечной и абсолютной власти является народ, и именно он сам по собственному желанию и волеизъявлению должен избирать как своих представителей, так и главу собственного государства. Россия не еще один штат Америки или дополнительный субъект новоявленного Европейского союза. А значит, российскую демократию мы должны строить сами, строить для себя, руководствуясь своим мнением и пониманием, а не присланными из-за границы инструкциями и брошюрками по развалу нашей страны и даже не желанием какой-либо части элиты, мечтающей получить власть для собственного обогащения. Безусловно, президент не способен учредить демократию единолично, этого не способен сделать никто, кроме народа. Именно поэтому Путин просил от граждан России содействия. Все, что мог сделать он сам: отказаться от поддержки какой-либо группы, выкинуть процедуру "помазанников на царствие" за пределы политической системы России, лишить сомнительных советников права говорить от лица народа, - все те самоограничения суверена, которые нужны для начала демократического процесса, он произвел. Путин собственной волей, своим решением установил предел своей власти, границу допустимого - и в этих рамках можно видеть его "стратегический императив". Последний заключается в том, чтобы сохранить демократические достижения и открыть пространство для оформления будущей независимой, великой России, власть в которой будет опираться не на поддержку извне, не на волю "первого лица государства" и не на аппетиты "новых аристократов". Власть будущей России должна держаться на главном политическом субъекте нашей страны - на ее народе.

И эта речь, это решение Путина - это важнейший индикатор, своего рода лакмусовая бумажка того, что у России есть достойное ее будущее. Обращение президента к народу - это обещание поддержки демократии, конституирование вектора развития нашей страны как независимой и демократической.

Не оставляют сомнения, что попытки всевозможных групп оказать на Путина давление, заставить его сменить диспозитив России на иной, более удобный какому-либо меньшинству, от этого не прекратятся. Поддержка народа необходима для победы стратегии Путина, направленной на установление демократии в России.

Неизбежно и то, что главе России будут активно указывать на такой вариант развития событий, как проигрышный, не обеспечивающий никакой безопасности будущему самого Путина. Многие будут говорить о том, что такой стратегический императив делает президента России, которого изберут в марте 2008 года, полностью независимым от того, который есть сейчас. Да, это тоже одно из условий демократии, и это правда. Но это только часть правды. Беспокоящиеся о безопасности Путина мыслят мифами прошлого, России, жившей не по установленному закону и праву, а по совсем иным "понятиям". Демократическая Россия должна и будет функционировать иначе, демократический политический процесс отличается от олигархического. Но дело не только в этом, искатели и создатели всевозможных институтов забывают о безопасности, которую дает История. Не та, которая написана в учебниках и пособиях по политической пропаганде, а та История, которая творится здесь и сейчас. Можно сомневаться в легитимности того, кто, солидаризовавшись с решением узкой социальной группы, передал власть последней, но невозможно ставить под вопрос легитимность того, кто доверил решение народу. Творцов демократии защищает их народ, те люди, которым поверили, к которым отнеслись не как к толпе, не как к глупым и безмозглым нелюдям, что старательно делает наша "оппозиция", предполагая, что только поддерживающие ее интересы имеют право носить гордое имя Человека. Да, Путин выступил против такого подхода, он попросил народ, не приказал ему с высот презрительным указом самодержца, но обратился с просьбой, с просьбой как к достойным носителям высшей власти. Если народ поверит и ответит президенту взаимностью, то воля высшего политического субъекта России станет лучшей защитой, куда разумнее тогда о безопасности будет думать тем, кто этот народ предал, кто его обворовал, кто использовал демократическую обертку, чтобы не выслушать волю и глас народа, а лишь обмануть его.

На кону сейчас стоит очень многое, не стоит заблуждаться, что становление демократии не сопряжено с массой рисков, наоборот, подобное конституирование, следование избранному Путиным диспозитиву - это очень рисковое и тяжелое мероприятие. В случае поражения, если победит не народ, а Запад или мелкие элитарные группы, Россия рискует потерять все, в случае победы - мы получим все.

Не стоит предаваться панике от завершения того, к чему многие привыкли, нужно смотреть в будущее с надеждой, с верой в нашу собственную страну, способную преодолеть все те трудности и проблемы, которые есть у нее сейчас. Лучшее - это враг хорошего. Россия должна стать лучшей!