Дмитрий Ульянов:Жрачка

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Опубликовано в АПН 1 октября 2007 года.

ЖРАЧКА[править]

Дедовщину нельзя уничтожить, пока солдат спит на соломе и питается отрубями В России бытует уверенность, что наш солдат в дерьме не утонет и на солнце тепловой удар не получит. Основа этого мнения лежит в плоскости того, что солдат регулярно в пресловутую жидкость физически и метафизически окунают и на жаре чуть ли не в шинелях стоять заставляют. Большая часть этой проблемы была раскрыта в предыдущей статье — а здесь мы расскажем о другой мифологеме, ничуть не меньше касающейся военного быта.


Это, извините за выражение, жрачка. Назвать «это» едой язык не поворачивается.

Итак, вот еще одно «истинностное суждение» о российской армии — это то, что военный может жить на хлебе и воде, по надобности питаться вершками и корешками, а в крайнем случае быть способным получить необходимые белки, жиры, углеводы и витамины даже из ржавого гвоздя.

В отличие от боевых условий, в части это все вроде бы не является необходимымю Но ведь человек должен приучаться «стойко переносить тяготы и лишения военной службы», а значит, нет таких благоприятных условиях, где надо было бы кормить хорошо. А то потом гвоздь жеваться не будет — или, не дай Бог, тушёнки захочется. А она у нас «по распорядку» только олигархам, ну и некоторым генералам причитается. Так что… ничё — нехай не помрёт от еды, более подходящей для зэков.

Мест для кормежки обычно бывает два: это столовая и буфет. Это не значит, что на все формирование только две точки, но по своей сути любое количество «мест, приспособленных для употребления пищи» можно разделить на эти две категории.

Начнем со столовой. Они бывают разные, точнее — делятся на три основных типа. Столовая бесплатная, как правило, предназначенная для военнослужащих срочной службы, столовая платная, рассчитанная на офицеров и контрактников, и «генеральская» столовая. Что? Кто там упомянул Суворова? Вместе с солдатами ел? Это все пережитки проклятого царского режима и всякой белогвардейщины, а мы — достойные наследники Красной Армии, так что нечего нас тут всякими монархистскими примерчиками забрасывать.

Итак, столовая для «срочников». Живет это учреждение согласно двум принципам «надо хоть чем-то накормить, чтобы совсем не окочурились» и «скажи спасибо, что вообще жрать даем». Первый это принцип организации «предприятия», второй — его пиара. Расписывать качества тамошней еды можно веками. Вы когда-нибудь видели, чтобы рис заливали в чан кипящей воды и тут же, в течение буквально минуты, начинали оттуда зачерпывать? Для непосвященных — это называется «рисовая каша». Про вариант «каши» с названием «гречневая» можно, думаю, долго не распространяться. Картофельное пюре будет в лучшем случае «Роллтоном», растворенным примерно во вдвое большем количестве, чем предполагается, количестве воды. Что будет в худшем случае — лучше вообще не знать. Объем уксуса в «салатах», представляющих собой нарезку капусты и моркови, по счастью, как правило, более-менее свежей, обычно измеряется количеством дней прошедших с понедельника, когда этот салат приготовили. И еще одно просто замечательное новаторство солдатской кухни — «чайный напиток» на завтрак. Это оставшийся с ужина чай, залитый нужным количеством кипятка с добавлением какого-нибудь растворимого кофейного напитка. Честно говоря, лучше бы просто кипяченую воду давали.

Думаю, представление о «меню» теперь можно назвать достаточным. Впрочем, про «меню» мы погорячились, ведь никакого выбора не предусмотрено. «Жри, что дают. Если это даже жрать нельзя, все равно жри!» Врочем, про пиарный подход этих столовых мы уже сказали выше.

Столовые для контрактников и офицеров обычно выглядят поприличнее. У них есть значительное преимущество: хотя бы два-три блюда на выбор для каждой «смены блюд» там найдется. То есть выбрать, что-то относительно съедобное все-таки представляется возможным. Но вот несмотря на все эти мелкие радости складывается ощущение, что кто-то сознательно гадит. Поверьте, никакой конспирологии. Понять, почему в суп с курицей специально кладутся такие куски, где кроме хряща и костей ничего нет, еще можно. И даже почему сосиски в тесте содержат в себе всего половину оной, я тоже могу. Но как можно из одного и того же риса сделать плов, настолько сухой, чтобы его без дополнительной подливки жевать было нельзя, и обычный вареный рис, разваренный до чуть ли не водянистости? Стоимость питания, несмотря на свою внешнюю дешевизну, вряд ли можно назвать соответствующей тому, чем кормят. Хотя и средняя цена обеда не превышает ста рублей, но вот только тарелка картофельного бульона с плавающими там столовой ложкой риса и вышеупомянутым хрящом не стоит двадцати пяти рублей, а зубодробительный плов — полтинник. Тем более, учитывая отнюдь не лучшее финансовое положение постоянного состава наших нынешних военнослужащих.

Вот мы и добрались до генеральской столовой. Вы ждете рассказа о барских хоромах со скатертями-самобранками? Зря, лучше купите губозакаточную машинку. Просто на фоне столовых для «срочников» и для «контрактников», едальня для генералов выглядит сносно. Но отнюдь не качественно лучше. Диктуется это тем, что кухня отдельная, как правило, только у срочников, еда для военнослужащих контрактной службы от сержантов до генералов готовится очень часто в одном котле. А вырезанный какой-нибудь виньеточкой помидор редко сказывается на зубодробительности плова в лучшую сторону. Поэтому не стоит обольщаться, райскими персиками генералитет не кормят. Другой вопрос, что наличие даже такой, «пищевой» стратификации не сказывается на армии положительно. Система подчинения начальству должна создаваться за счет того, что командир более опытен, умен и подготовлен, а не потому, что он просто оттянул лямку большее число лет, чем рядовой и ест и спит в разы лучших условиях.

На сладкое оставим буфет. Впрочем, оставлять там, откровенно говоря, нечего. Буфет у нас превратился в царство «Дошираков» и «Московского картофеля». По цене в полтора раза превышающую рыночную. И слойками, аналогичными продающихся в московских переходах. Булки эти, кстати, сужу по личным наблюдениям, не едят даже голодные дворняги. Что, впрочем, не мешает выстраиванию немалых очередей в буфете. Причина проста, обеды в столовой уж очень сильно требуют какого-то разнообразия, даже если оно будет обеспечено каким-то паршивым, но симпатично упакованным комбикормом. А о здоровье и качестве питания, как проницательные читатели, возможно уже догадались, заботиться в армии у нас не принято.

Подводя итог, напомню, что у нас сегодня принято критиковать армию и ратовать за ее реформы. Но обычно смысл предлагаемых реформ сводится к двум истошным воплям: «Уберите дедовщину!» или «Упраздните армию к чертовой матери!». Как правило, сторонники последнего лозунга не понимают о чем говорят, а просто движимы идеологическими трендами, а сторонники первого близко не видят реальных причин возникновения дедовщины. Которую нельзя убрать никакими поправками в законодательство, пока солдат одет в черт знает что, спит на соломе и питается отрубями пополам с отходами жизнедеятельности.

Есть правда, еще один нюанс. Не менее банальный, но очень жизненный. Но об этом — в следующий раз.