Дмитрий Ульянов:Марш для других россиян

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Опубликовано на АПН 18 декабря 2006 года.

МАРШ ДЛЯ ДРУГИХ РОССИЯН[править]

На Марш несогласных, приуроченный к выходным после проводившегося в начале недели Гражданского конгресса, я попал скорее из-за собственного нежелания сидеть дома в выходной, чем в силу стремления выразить политическую позицию. Решение оказалось верным: посмотреть было на что, при том что оказаться в одной лодке с организаторами мероприятия мне все-таки не хотелось.

Я шел на Триумфальную площадь через ряды ОМОНовцев, сравнивая свои впечатления от Русского марша этого года, в котором я также принимал участие. Против «несогласных» выдвинули меньшее, хоть и не разительно отличающееся, количество милиционеров. Вёртолёт, памятный с Русского марша, тоже был — он теперь, судя по всему, превратился в особый символ любого полулегального митинга. «Пока 1:1, — решил я, — и хотя все же заметно, что власть боится «Другой России» на порядок меньше, чем националистов, но будем непредвзятыми — уровень противодействия обоим митингам со стороны власти вполне сопоставим».

Пройдя через очень лояльный контроль на металлодетекторах, я оказался на площади. Все пространство было заполнено разномастной символикой примерно десятка общественных и политических организаций самого разного уровня: Национал-большевистская партия, Объединенный гражданский фронт, «Смена», Авангард красной молодежи, Российский народно-демократический союз Михаила Касьянова, Республиканская партия России Рыжкова и еще ряд объединений уровнем помельче выстроились в разных секторах площади. Впечатляли и число собравшихся, и пестрота политических сил, явившихся на митинг каждая со своей символикой. В глубине души даже стало обидно за Русский Марш, где огромный краснолицый представитель «Народной Воли» требовал у всех убирать флаги и снять символику. Напротив, на «Марше несогласных» пестрота флагов бросалась в глаза.

Организация мероприятия, пожалуй, малость прихрамывала, не все участники понимали как, кто и где будет выстраиваться относительно сцены, что вносило сумятицу как в ряды участников марша, так и сторонних наблюдателей, которые не понимали, где бы им приткнуться, чтобы не быть смятыми то национал-большевиками, то народными демократами, то просто мигрирующими зеваками.

В общем, до начала выступлений участники были малость дезорганизованы, чем воспользовались группы провокаторов, пришедших с плакатом «Сталин. Берия. ГУЛАГ». Кроме того, одновременно с ними члены «России молодой» установили на крыше одного из расположенных рядом домов растяжку с надписью «Привет политическим проституткам», запалили фальшфейеры и подняли флаг Российской Федерации. Оба случая, правда, были быстро урегулированы с помощью милиции.

Тем временем начался митинг. Первым говорил Гарри Каспаров, весь пафос речи которого можно выразить выдвинутым им лозунгом «Нам нужна Другая Россия!» Все было сделано как по книжке: максимум харизмы, четкий набор слов и мыслей, яркость лозунга — все было на месте. Слушать было приятно.

Лидера ОГФ сменил глава национал-большевиков. От Эдуарда Лимонова ждали чего-то большего, чем от Каспарова, какого-то полета мысли и слова, а получили в итоге какое-то невнятное бормотание про «власть чекистов, которые должны уйти в ЧК», а также про попытку проклясть гудевший над головами и мешавший ораторам вертолёт (Лимонов заподозрил, что правительственный пепелац «сейчас упадет»). Непопулярность излагаемых идей была видна по лицам участников митинга, видимо, не веривших во всевластие и всемогущество Кровавой Гебни.

Дальше слово взял Михаил Касьянов, который увидел в «появившемся солнце» хороший знак. Правда, стоило мне поднять голову, как солярное светило исчезло за облаками, будучи, судя по всему, неудовлетворенным подобной интерпретацией своих действий. Впрочем, «солнцем» дело не закончилось, дальше Касьянов стал говорить вещи более впечатляющие: «Кто отнял у народа бесплатное здравоохранение? Кто отнял у народа бесплатное образование?!» Как минимум пара находившихся рядом со мной людей абсолютно логично начала в ответ на подобные заявления смеяться: «чья бы корова, как говорится…» Но Касьянов не остановился на достигнутом — «через 15 месяцев произойдет смена власти», «приводите каждый двор голосовать — и мы все выиграем». Впрочем, весь этот поток ахинеи был поддержан разве что лояльным выступающему Российским народно-демократическим союзом, а это хороший знак — не хочет народ еще раз на те же грабли наступать.

Остальная часть митинга прошла куда скучнее, Все ораторы: и Владимир Рыжков, и Ирина Хакамада, и заменивший задержанного Козловского представитель «Обороны» Константин Митриев, и другие представители разномастных левых и либеральных объединений говорили примерно об одном и том же — "Нам нужна другая Россия!" и "Россия без Путина!" Отличилась разве что известная правозащитница Евгения Альбац, предложившая лозунг: «Свободу хижинам, войну властным дворцам!», но на общем фоне это трудно считать чем-то сильно выбивающемся из колеи.

В конце зачитали резолюцию Марша, четко оформившую претензии и требования митингующих, хотя это носило скорее официозный характер, поскольку из текстов выступлений «и так все было ясно».

Митинг подходил к концу, и дальше должен был реализоваться один из следующих сценариев: либо сторонники «Другой России» проламывались через кордоны и ОМОН на Тверскую, либо шли маршем в сторону Белого дома, либо медленно просачивались в сторону Белорусского вокзала по 1-й Брестской улице.

Лимонов объявил, что похода на Тверскую не будет, «дабы сберечь головы присутствующих», и в итоге все быстро пошли на Брестскую, милиция была явно не готова к подобному развитию событий и, скорее всего, ничего не смогла бы толком сделать, если бы не просто поразительное поведение «вождей».

Признаюсь, когда люди пошли на Брестскую, я мысленно расписался в проигрыше Русского Марша манифестации «Другой России» — если не цепляться за идеологию, в целом — все было организовано лучше. Однако лидеры Марша несогласных умудрились испортить все самостоятельно — какой был шок у участников и наблюдателей, когда возглавляющие колонну главы организаций остановились на ближайшем перекрестке, чтобы устроить небольшую пресс-конференцию. У следующего дома ситуация повторилась. Последний гвоздь в крышку гроба мероприятия загнал Касьянов, тут же быстренько уехавший домой.

Нарциссизм вождей — вещь объяснимая, но только уж слишком некрасиво выглядящая. Ведь именно из-за этих остановок, замешкавшуюся сзади часть народа смог оттеснить ОМОН и схватить порядка пятидесяти человек. Лидеров — это, видимо, не сильно интересовало, несмотря даже на то, что среди задержанных был один из организаторов Марша — лидер АКМ Сергей Удальцов.

Так глупым «сливом» закончилась акция «Другой России», превратившаяся из почти победы в без малого поражение. По словам Петра Милосердова, для того, чтобы реализовать все возможности, организаторам не хватило недели — все-таки слишком разных людей пришлось объединять, согласие наступило тогда, когда на фактическую подготовку мероприятие оставалось слишком мало времени. Сбило привлекательность Марша и полное отсутствие «русской темы», пользующейся куда большей популярностью в виду наличия некой «позитивной», а не исключительно «негативной» программы. И это делает националистов конструктивными критиками в отличие от псевдореволюционеров, сконцентрировавшихся исключительно на борьбе с Путиным.

Отсутствие большого опыта уличной политики, слабая готовность к участию в неразрешенных митингах и сильный нарциссизм лидеров еще могут сыграть со сторонниками леволиберальных взглядов злую шутку. Тем не менее, следует признать, что перспектива у Марша несогласных есть — стержнем Марша стала не простая сумма либеральных лозунгов, а антипутинская концепция, которая смогла объединить людей очень разных взглядов и это уже большая победа «Другой России».