Дмитрий Ульянов:Превентивная контрреволюция

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Опубликовано в "Русском журнале" 13 ноября 2007 года.

ПРЕВЕНТИВНАЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ[править]

Что касается того, что мы находим об отце - об их Отце - у отцов Церкви, то да позволено мне будет сразу заметить им, что этим довольствоваться нельзя. Жак Лакан. Имена Отца


Скандал на социологическом факультете МГУ вряд ли можно назвать недостаточно громким. Обсуждение деятельности OD-group стало одной из наиболее модных тем российского интеллектуально-образовательного истеблишмента. Темой столь популярной, что артикуляция чего-либо нового и осмысленного о данной ситуации может быть произведена только за счет выход за рамки как минимум двух регистров, касающихся дискуссии вокруг деятельности OD.

Первым делом следует обозначить разрыв с повествованиями о подковерной борьбе, развернувшейся вокруг судеб отечественной социологии и непосредственно соцфака МГУ. Это необходимо даже, быть может, не столько ради отсечения пустопорожних слухов и разговоров, но исключительно ради собственного блага, к заботе о котором призывал благоразумный капитан Бенито Серено: "Не устремляйся в arcana, но подожди, покуда тебя должным образом введут и допустят. Иначе у тебя может случиться вредный для здоровья приступ ярости и ты попытаешься разрушить нечто такое, что находится по ту сторону всякой разрушимости".

Второй разрыв необходимо осуществить с символическими порядками, присущими противоборствующим сторонам. Кто бы ни говорил о соцфаке МГУ, на самом деле он вынужденно говорит либо "за" OD, либо "за" Добренькова, фактически закрывая ложным выбором реально существующие проблемы. Чтобы смотреть на происходящее объективно, изначально следует объективировать то противоборство, которое организуют на разных уровнях "сторонники" и "противники" хоть юных революционеров, хоть декана социологического факультета.

Почему же мы выбираем такую стратегию вместо подхватывания революционных или контрреволюционных знамен, что оказалось столь мило общественности, падкой на любое проявление "бунта" и "протеста"? Ответ будет тривиальным и удручающе лишенным романтизма. Осмысленна поддержка только того дискурса, который на самом деле является революционным, который направлен на коренные изменения. Тем временем невозможно верно оценить подобный конфликт с лету, без внимательного предварительного анализа происходящего.

Абстрагирование от символических порядков ценно тем, что только оно позволяет рассматривать собственно сами эти регистры и происходящее as it is, а не отдельные факты, представление которых деформируется взглядом сквозь призмы соответствующих порядков.

Одним из наиболее заметных свойств "скорректированного взгляда" является попытка вскрытия некой сущности OD, потаенной в подвалах публичного противостояния с руководством факультета. Подобный подход предполагает, что "явление OD" - то, каким образом оно дано нам в восприятии посредством своих действий, - скрывает за собой "истину OD". Так, например, в интервью Александра Филлипова[1] после господского отрицания бытовых проблем как абсолютно чуждых науке следует длительное рассуждение на тему, какова сущность OD, т.е. кому и зачем может быть выгодна деятельность. Однако, говоря словами Гегеля, "внутреннее" или сверхчувственное потустороннее возникло, оно происходит из явления... явление есть его сущность и на деле его осуществление. Сверхчувственное есть чувственное и воспринимаемое, установленное так, как оно есть поистине..." [2]. Желание утвердить за Символическим определенный порядок Реального оборачивается абсолютным исключением мысли о том, что вся эта пиар-кампания и является единственной сущностью происходящего, умело затерявшейся в толпе всевозможных, вскрываемых экспертами всех мастей "подводных течений". Справедлив ли подобный подход?

Вот возьмем за образец нашумевшее дело о плагиате в учебниках, подписанных фамилией Добренькова. Активисты уже давно обещают судебное разбирательство, как будто забывая о реалиях уголовного законодательства нашей страны. Ведь, согласно существующему законодательству, быть инициатором возбуждения уголовного производство по делу о нарушении авторских прав, если не рассматривать квалифицированные составы преступления, может только непосредственный правообладатель. Есть ли договоренности с этими людьми или нет - об этом общественность не извещается. Самое интересное, что, судя по всему, никто даже не осознает, что в этой ситуации OD, как ни крути, выглядит не лучшим образом - независимо от того, забыли противники Добренькова посмотреть соответствующие законы или рассчитывали на тотальную правовую безграмотность населения в надежде, что PR может победить все. Ведь при обоих раскладах они выглядят как пропагандисты-самоучки, пытающиеся не установить справедливость и в конечно счете истину, а лишь устраивающие показательную дискредитацию Добренькова.

Но, быть может, смещение Добренькова и есть тот самый ключ к реформе российской социологии, выведению ее на качественно новый уровень? Дабы не вдаваться в детальный анализ этого вопроса, ограничусь ссылкой на, кстати, вполне лояльные по отношению к OD статьи Олега Иванова[3] и Михаила Соколова[4], очень трезво оценивающие объективные предпосылки проблем, связанных с социологическим образованием в России, и указывающие на недостаточность сопротивления и нанесения ущерба конкретно Добренькову. Михаил Соколов вообще открытым текстом пишет: "Настоящий противник OD-group - это вовсе не декан Добреньков и его сторонники из числа преподавателей. Основной противник студенческой революции - это молчаливые, но многочисленные однокашники революционеров, за счет которых факультет существует. Если бы единственным способом привлечь и удержать эту студенческую массу было бы повышение качества образования, Владимир Иванович с его ресурсами и его административными талантами давно стал бы деканом не только одного из самых больших, но и одного из самых лучших социологических факультетов в мире".

Внимательный читатель, возможно, удивится тому, что мы уделяем столь пристальное внимание пиару OD, обходя вниманием все остальное. Но ведь рассматривать больше, строго говоря, нечего. Безусловно, с куда большим интересом можно было бы взглянуть, например, на социологические исследования самих представителей OD, но, увы и ах, в отличие от своих достижений в рамках системы образования, они находятся вне зоны доступа широкой публики.

Однако главная проблема этого замкнутого круга PR-активности заключается в том, что такой метод приводит к тому, что противоборствующие стороны разнятся только тактически, а отнюдь не стратегически. Революционер отличается от сторонников существующего режима не только иными принципами, но и отсутствием разрывов между тем, что он обещает, и что делает на практике. Это пространство его искренности, его революционности. Безусловно, политизированный взгляд будет регистрировать их иначе ввиду изначально имеющихся у него установок, но тут речь не идет о подобной позиции.

Это "тактическое" отличие может быть объяснено только функционированием и привязанностью всех сторон одной системе - системе образования. Чтобы не быть голословными, процитируем апологета OD Александра Бикбова: "В дисциплине мирно соседствовали, пересекаясь на всероссийских конгрессах, несовместимые формы организации и верований, а вопрос о легитимности происходящего в таких заведениях, как социологический факультет, мягко переводился в терминологию "разных школ" в науке. Нарушить это ложное равновесие смогло только появление нового агента образовательной динамики - инициативной студенческой группы. Деградация интеллектуальных принципов зашла так далеко, что именно эта группа поставила под вопрос такие "школы"[5].

Но ведь система образования далеко не тождественна образованию как таковому. Появление нового агента системы образования, а не собственно образования приводит к тому, что борьба ведется за институциональные позиции и изменения, а не за эволюцию сущности социологического образования или, если угодно, структуры социологического знания. В подобных условиях любые достижения, любые прорывы не только обречены на присвоение системой (что косвенно демонстрируется тем, что требования OD-group выполняются только на основании предписаний ректората МГУ), но и на соответствующую деформацию под свои Geist und Begriffe. Я уж умолчу о том, что ключи к реформированию данной системы в любом случае лежат в кармане у государства, а не у ректората и не у членов OD-group. В отличие от ключей к Истине - последние могут стать собственностью каждого.

Тем временем проблемы и кризис социальной и политической науки становятся все более заметнымы и актуальнымы не только в России, но и на Западе. В подобных условиях передел феодальной власти и разборки вокруг доминирующей позиции в рамках системы образования выглядят если и не пиром во время чумы, то как минимум чемпионатом двора по домино в обстановке общемирового катаклизма.

Трагизм ситуации вокруг соцфака МГУ связан не только с тем, что деятельность OD, функционируя благодаря использованию классических политических технологий, оказывается не революционной. Загоняя всех причастных в рамки выбора между полностью автократичным, обеспеченным только деканом и его присными подходом к социологии, и квазидемократичной позицией, согласно которой кухарки должны управлять государством в наиболее извращенном и вульгарном понимании ленинского тезиса, OD не просто закрывает доступ к социологии как таковой, редуцируя последнюю либо к волеизъявлению "хозяев дискурса", либо к банальной политтехнологии. Эта позиция превращает OD в контрреволюционную силу, фактически направленную на предотвращение настоящей революции. Точно талк же прививка, вызывая болезнь в самой легкой форме, приводит к тому, что за счет активизации иммунной системы человек оказывается невосприимчивым к самой болезни. Тем временем революционный переход к социальной науке необходим не только России, но и Западу, погрязшему в популистской квазилевой банальщине ничуть не меньше, чем отечественные светила в "колесницах истории" и "метапарадигмах".

Примечания:

1. http://www.apn.ru/publications/article11681.htm 2. Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа / Пер. с нем. Г.Шпета. - СПб.: Наука, 1992. С.79. 3. http://www.russ.ru/politics/docs/socfak_bunt_v_tryume_flagmana 4. http://www.polit.ru/analytics/2007/05/25/socfak.html 5. http://www.polit.ru/science/2007/04/06/bikbov.html