Дмитрий Ульянов:Репортаж из автозака

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Опубликовано в "Русском журнале" 16 апреля 2007 года.

РЕПОРТАЖ ИЗ АВТОЗАКА[править]

Суббота 14 апреля 2007 года была для и так не бедной на политические события Москвы особенно "урожайной". От подробностей запланированных акций рябило в глазах, практически все политические активисты подробно разъясняли, куда, когда, зачем и почему можно прийти; интернет кишмя кишел всякими опросами в духе "пойдешь ли ты под дубинки ОМОНа на "Марш несогласных" или потусуешься с пятнадцатью тысячами андроидов?". Одним словом, среди пассионариев чувствовался ажиотаж в связи предстоящими событиями.

В принципе на субботу были запланированы три с половиной мероприятия. Во-первых, это "Марш несогласных", который должен был начаться в 12:00 на Пушкинской площади. Потом намеченный там же в то же время "Марш согласия" "Молодой гвардии" "Единой России", а также организованная ими же акция на Воробьевых горах. И наконец, митинг КРО на Болотной площади в 14:00.

Наибольший интерес, как среди наблюдателей, так и среди активистов, разумеется, вызывал "Марш несогласных". Это было связано с феноменальным успехом аналогичного мероприятия в Петербурге, где сторонники Каспарова, Касьянова, Лимонова и прочей "объединенной оппозиции" не просто смогли вывести на улицы рекордное количество народа, но и немалое количество обывателей, представителей так называемого среднего класса, обычно предпочитающих в таких ситуациях сидеть дома у телевизора.

Сразу скажу, говорить о том, удалось ли повторить питерский опыт в Москве или нет, - неверная постановка вопроса. Здесь сказывается совершенно иная ситуация, сложившаяся вокруг организации московского марша. Поскольку ОМОН, собранный из всех близлежащих субъектов Федерации (к этому уже, кстати, все привыкли), блокировал Пушкинскую площадь и все подходы к ней, то множество группок "несогласных" оказались разделенными и остановленными на подходах, в переулках и на перекрестках около площади.

В дальнейшем эти группки под руководством различных лидеров "Другой России" - благо, немалое количество самых разных организаций, входящих в этот "блок", позволило в каждой группке народа найтись своему Рыжкову или Лимонову, - двинулись в сторону Трубной, чтобы оттуда попасть к "Чистым прудам", где власти все же разрешили проводить "несогласным" митинг. В итоге, по разным подсчетам, около "Тургеневской" собралось от тысячи до двух тысяч человек. Впрочем, говорить о точных подсчетах количества людей вообще не приходится - слишком большое число людей было задержано ОМОНом, кто-то явно побоялся идти, а кто-то присоединился скорее из жажды экстремальных ощущений или чтобы "посмотреть на происходящее", чем руководствовался искренней нуждой в другой России.

Если уж говорить о столь часто озвучиваемой теме, как действия милиции, то я бы отметил не жестокость действий сотрудников правоохранительных органов, а их ошибочность. Огромное количество "повинченных и повязанных" были людьми, не имеющими к "Маршу несогласных" ровным счетом никакого отношения. Это были люди, которые просто собирались в выходной попить пива на Пушке, отпраздновать день рождения или погулять с девушкой. Их вообще не интересовала и не трогала политика. До того момента, пока их не заинтересовал в ней ОМОН. Здесь система совершила крупную ошибку - ведь в следующий раз эти ребята пойдут в день марша оппозиции уже не пить пиво, а участвовать в антиправительственной демонстрации. Применение физической силы может остановить человека, против которого ее никогда не применяли, он испугается, его остановит от участия страх, что ему отобьют почки, сломают руку или ногу или нанесут иной тяжкий вред здоровью. У "битого" же на место страха встает ненависть и злость - он уже опытный, ему не привыкать к тому, что посадят в автозак, промурыжат несколько часов в милицейском участке, а потом заставят заплатить 500 рублей за "нарушение общественного спокойствия". Но ценой за весь этот "опыт" будет жажда мести, хотя бы символической, выраженной в прилюдном сожжении портрета Путина или закидывании здания Государственной думы тухлыми яйцами. Можно, конечно, сказать, что это все не стоит внимания и президенту глубоко наплевать, что его фотографию сожжет какой-то "несогласный", но это будет ложный путь - от мести символической до мести кровавой только один шаг. Тот самый, во время которого в руку протестующего вложат вместо кислого помидора осколочную гранату. А значит, есть повод для беспокойства, внятного анализа ситуации и поиска решений.

В этой же точке - насилия и реакции власти - кроится поражение КРО по отношению к "Маршу несогласных". "Идея оправдывается кровью ее носителей" - это утверждение кажется пафосным и неискренним только до того момента, пока не оказываешься тем самым человеком, которого готовы бить только из-за того, что у него есть вообще хоть какие-то идеи, а если уж идеи окажутся "неправильными", то ласки милиции будут гарантированы.

На фоне акции "Другой России", с огромным количеством задержанных, с феноменальным сопротивлением обеих сторон, митинг на Болотной площади выглядел очень блекло. Особенно странно было, что, несмотря на полное отсутствие противодействия со стороны властей, Рогозин и Белов вывели на свое мероприятие не более полутора тысяч человек, что меньше даже уже заметно поредевшей толпы "несогласных", дошедшей до Чистых прудов.

Вектор оппозиции жестко сместился в сторону "Другой России", потому что все внимание, все противодействие и поддержка были направлены именно на ним, и это создало почву для проигрыша националистов "несогласным". Впрочем, отдельной проблемой здесь послужила постепенная маргинализация ДПНИ. Пример последней можно было наблюдать и на Болотной площади. Там исполняли "Честь и кровь" группы "Коловрат". Текст песни сам по себе вполне нормальный - довольно трудно увидеть нечто негативное в словах "Светлая память да поклон до земли, тем, кто погиб, сражаясь за Россию свою". Но вот остальной репертуар этой печально известной группы позволяет понять, что "борцами за Россию" авторы песни считают, мягко говоря, совсем не тех, кто традиционно понимается как защитник Отечества, - "Коловрат" воспевает подвиги карателей "СС Варяг" в одноименной песне, а Гитлера представляет как освободителя Руси от диктатуры большевиков. Как-то странновато смотрится на митинге русских националистов, тем более той их части, которая никогда не ассоциировалась с расизмом и апологетикой Гитлера.

Справедливости ради замечу, что говорить об окончательном поражении сторонников национализма все же не стоит, хотя тактически ситуация складывается не в их пользу: потеря революционности, статуса "запрещенных" и негативной реакции властей, безусловно, может привести к небольшим победам отдельных лидеров, но вряд ли приведет к реальному развитию движения в целом.

Для полноты картины субботних событий упомяну и акции "Молодой гвардии", проведенные в этот день. Впрочем, юных единороссов на фоне происходящего вообще не было видно. Митинг на Пушкинской площади собрал порядка пяти сотен человек, а на Воробьевых горах было около двух тысяч "молодогвардейцев". Остальные тринадцать тысяч пусть лягут тяжким бременем на совесть тех пиарщиков "молодогвардейцев", которые обещали ровно 15 тысяч юношей и девушек. Впрочем, судя по описаниям очевидцев, это был редкий случай, когда силы милиции были использованы не для того, чтобы разогнать митинг, а чтобы не дать "митингующим" разбежаться.

Подводя итог, нужно отметить, что подобная политическая активность является позитивным опытом для современной России, она позволяет строить общество, которое заинтересовано в собственном будущем, а не только в телепрограмме на завтра. Впрочем, это развитие будет зависеть от всех сторон, как от власти, которая должна учиться понимать свои ошибки и исправлять их, так и от оппозиции, обязанной осуществить переход от количественных показателей своей активности к качественным.