Дмитрий Ульянов:Ружья Авалона

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Опубликовано в "Русском журнале" 11 июня 2007 года.

РУЖЬЯ АВАЛОНА[править]

Скандалы, связанные с незаконным использованием оружия, для США превратились в будничную реальность. Не так давно мировые СМИ наперебой обсуждали детали скандала в Вирджинском технологическом университете (студент корейского происхождения Чо Сенг Ху убил более 30 человек, а потом и сам покончил жизнь самоубийством). Но это событие приобрело известность скорее из-за числа жертв, сам факт никого не смутил. Ведь для американцев - жителей страны, где практически во всех штатах существует крайне простая процедура покупки оружия, убийства школьниками одноклассников, а равно и другие эксцессы с применением огнестрельного оружия - не редкость. Это легко подтверждается тем, что произошедшие буквально вчера в городе Делаван событие, во время которого в жилом доме было расстреляно шесть человек, включая двухлетнюю девочку, прошло практически незамеченным. Именно по принципу "ну, не тридцать же человек убили".

Когда в подобных делах участвует молодежь, велик соблазн свалить всю ответственность за произошедшее на компьютерные игры, превратившиеся в наиболее популярное для нынешних горе-психологов и желтых журналистов объяснение массовых убийств в американских школах и университетах. Дескать, убийцы - всего лишь игроманы, в процессе долгих шастаний по подземным коридорам в поисках монстров шестого уровня, утратившие чувство реальности, да и решившие мочить одноклассников как инопланетян - в конце концов, не велика разница. Но вот как быть, когда дело касается не школьников и их "разборок", а вполне реальной перестрелки в жилом доме. Так может стоит оставить подобные "сенсационные" камлания?

Итак, будем рассуждать здраво. Попробуем понять, без чего вышеупомянутое и аналогичные ему преступления не могли быть совершены. От жертв преступлений ничего не зависит. Мотивы преступников могут быть самыми разными, но вряд ли все убийства могут быть объяснены исключительно поехавшей крышей людей, их совершивших. Однако в каждом подобном случае фигурирует огнестрельное оружие. Которое, как мы уже сказали выше, широкого доступно "широким трудящимся массам Американских Соединенных Штатов". Любой хлюпик, в жизни не поднявший ничего тяжелее шариковой ручки, может учинить бойню в школе с помощью старого доброго дедушкиного ружья. Я не говорю уже о более серьезном оружии. Но откуда у него (пусть не у хлюпика, пусть у дедушки) право владеть ружьем?

II поправка к Конституции США, ратифицированная 15 декабря 1791 года в рамках Билля о правах, гласит: Second Amendment: declares "a well regulated militia" as "necessary" to maintaining a free state, and as explanation for prohibiting infringement of "the right of the people to keep and bear arms." Это означает, что хорошо организованное народное ополчение является необходимым для поддержания статуса свободного государства, а также объясняет запрещение нарушения права народа хранить и носить оружие.

Как видно из текста злосчастной поправки, споры вокруг которой нарастают как снежный ком, смысл разрешения на хранение и ношение оружия в гарантировании "вечности" либерального демократического строя на территории США. Таким образом, в ситуации захвата ветвей власти теми или иными антидемократическими силами у народа всегда останется право на законное восстание, направленное на свержение узурпаторов и восстановление народовластия. Немаловажно отметить и то, что правом использовать оружие по прямому назначению обладает только народное ополчение. Право же конкретного лица очерчено уровнем владения - ношения и хранения, да и то это может быть ограничено или вообще упразднено в рамках отдельных территорий, поскольку отдельный гражданин и даже группа граждан в рамках логики американского права не тождественны народу.

С юридической точки зрения поправка составлена практически безупречно: никто не наделяется никакими особыми правами, кроме народа, чей статус и так указывает на его суверенитет, а значит и соответствующий последнему набор чрезвычайных прав. Одновременно с этим политический строй создает гарантию защиты своих фундаментальных принципов - народ получает право на восстание против тирании, к тому же восстания вооруженного. Ни о какой обязанности продавать всем и вся оружие, миф о которой возник во многом за счет вестернов и прочих репрезентаторов "Wild West", - и речь не идет.

Чтобы не показаться голословными, обратимся к такому источнику права как законодательство штатов, которое должно удостоверить нас в правильности трактовки конституционной правовой формулы и верности последующих выводов, либо опровергнуть построение на корню.

Первым, полностью подтверждающим истинность нашего рассуждения, аргументом является следующий: одним из критериев классификации штатов является разделение последних на те, где не разрешено носить оружие (таковых 10), и штаты, где разрешено оружие (число подобных соответственно составляет сорок). Все эти штаты в свою очередь подразделяются на пять групп. Среди штатов, где запрещено ношение оружия, особняком стоят два штата, где в принципе не существует возможности получить разрешение на ношение оружия "ни тушкой, ни чучелком". В остальных восьми теоретически получить дозволение возможно, но процесс реализации данного права является настолько затрудненным, что это если и не невозможно, то крайне затруднительно. Среди штатов, где "разрешено" ношение оружия, абсолютно свободно осуществить данное право можно только в Вермонте и на Аляске, в остальных же потребуется или мотивированная просьба, или, как минимум, письменное уведомление соответствующих органов.

Возвращаясь к вопросу опасной и особо опасной преступности, следует заявить, что основываясь на логике американского конституционного права вопрос запрещения ношения оружия не составляет проблемы. Тем не менее, штаты не спешат везде вводить запреты на ношение оружие, которые, справедливости ради заметим, могут и не помочь. В чем же причина подобных действий, в условиях ясного понимания властями вопроса относительно регулярного использования мирными гражданами оружия в целях совершения преступлений, количество которых могло бы быть сильно сокращено или, хотя бы предотвращено, в случае запрещения огнестрела и подобного?

Углубимся ненадолго в историю страны. Во время своего зарождения Соединенные Штаты Америки были далеко не очень сильным государством, которое оказывалось не в состоянии обеспечить личную безопасность каждому гражданину. Однако данный вопрос стоял очень остро, особенно учитывая необходимость освоения новых территорий, где смертельные опасности, если и не поджидали на каждом шагу, но все же составляли неотъемлемую часть быта покорителей "Brave New World". Отменить право на оружие для этих людей означало бы приговорить их к смерти. Позволять себе подобное ни старые, ни новые, недавно освоенные штаты были не в состоянии. В дальнейшем США смогли укрепиться не только на внешнеполитической, но и на внутриполитической арене - развитие и усиление государства привело к обеспечению безопасности человека, то есть фактически решению первоначальной проблемы. Но не стоит обольщаться, полагая, что теперь-то они смогли бы все "отнять и запретить". Люди привыкли рассчитывать на себя, возникли структуры, основанные именно в рамках гражданского общества, которые боялись передоверить решение вопросов своей безопасности исключительно государству. Именно в этой точке оказался сформирован конфликт, так до сих пор и не нашедший внятного решения в США. На пространстве безопасности человек, общество и государство оказались в позиции, когда границы ответственности каждого из субъектов стали пересекаться между собой - в итоге это вылилось в то, что вопросы безопасности оказались забыты ради "торга за зоны влияния". Это стало порождать лакуны, когда споры о высоких материях и выяснения в духе "кто здесь главный" создают условиях для преступлений, в которых гибнут обычные люди. Ведь охранник "покидает" школу именно тогда, когда на его пост начинают одновременно претендовать шериф, сотрудник ФБР и отцы учеников. А, когда начинается стрельбы в кварталах, офицер полиции, напомню, все разбирается, кому защищать школу, вместо того, чтобы предотвращать общественно опасные деяния.