Дмитрий Ульянов:Частные армии, которых нет

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

История текста[править]

Опубликовано в "Русском журнале" 10 апреля 2007 года.

ЧАСТНЫЕ АРМИИ, КОТОРЫХ НЕТ[править]

Не так давно частным охранным службам "Газпрома" и "Транснефти" дали возможность использовать правовой механизм осуществления безопасности и ряд прав, определяемых законом "О ведомственной охране", в отличие от ранее распространявшегося на них закона "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации".

Для критиков государства и крупных сырьевых российских фирм это стало поводом для того, чтобы обвинить администрацию "Газпрома" в создании частных армий, которые-де будут исполнять роль новых Вооруженных сил, призванных решать проблемы с великой "трубой", являющейся, с позиции некоторых, фундаментом российской государственности и ее суверенитета.

Автор не призывает расхваливать на все лады сырьевые корпорации, которые действительно в последнее время стали играть большую роль не только в экономической, но и в политической (вроде бы несвойственной им) сфере жизни современной России. Однако такая позиция не означает, что по поводу любой деятельности, каким-либо образом оказавшейся связанной с нефтегазовыми компаниями, нужно устраивать истерику и поднимать панику. Тем более тогда, когда последнее является откровенной провокацией. "Газпром" и "Транснефть" действительно улучшили свое положение в вопросе безопасности, но есть ли повод для скандала, возникла ли действительно новая частная армия на территории современной России?

Для начала обратимся к федеральному закону "О частной детективной и охранной деятельности Российской Федерации", который столь часто упоминается журналистами в связи с вышеописанными событиями, что открыть и посмотреть туда, видимо, не удосужился никто. И так, дескать, всем все ясно, плавали - знаем.

Первое, что с ходу удивляет в законе, так это его краткость. Для такого фундаментального нормативно-правового акта, регламентирующего деятельность двух немалых областей частного предпринимательства, тем более связанных с подобной "тонкой" деятельностью, "объем", составляющий 21-ю статью, выглядит как непозволительная роскошь. По мере анализа текста закона становится ясно только то, что на самом деле не ясно ничего. В 11-й статье закона, определяющей статус частного охранного предприятия и частного охранника, содержится масса общих фраз и невнятных отсылок к постановлениям правительства. Существование же последних вообще стоит под большим вопросом, поскольку правовые базы никаких ссылок на данные подзаконные акты не дают. 16-я, 17-я, 18-я статьи вышеупомянутого закона, регламентирующие условия и порядок применения огнестрельного оружия и специальных средств, в равной степени никакой ясности в правовой статус частных охранных предприятий не вносят. Более того, из текста закона ясно, что реальную охрану сотрудник ЧОПа сможет осуществить только в случае возникновения общей уголовно-правовой ситуации - необходимой обороны, крайней необходимости или задержания правонарушителя. Во всех иных ситуациях он может только попугать потенциального причинителя вреда, заранее предупредив его: "Ай-яй-яй, делать это нехорошо, лучше не надо, а то бо-бо будет".

В итоге все сотрудники ЧОПов, не получая реально никаких особенных прав, находятся в состоянии практически нулевой правовой защиты. Реально они играют роль скорее пугал, которые должны устрашить своим видом потенциального преступника, чем людей, способных защитить закон в случае нарушения последнего.

Очевидно, что, когда дело касается охраны розничных сетей, вышеуказанная позиция является более разумной. Не следует разрешать человеку стрелять, чтобы предотвратить кражу батона колбасы. Но существует деятельность (как правило, в области промышленности или финансов), где шансов столкнуться с преступником, идущим на преступление ради куска хлеба, очень немного. Как правило, здесь нарушают закон организованные группы, ставящие своей целью собственное обогащение. Здесь речь идет уже отнюдь не о страждущих нищих, а значит, и меры должны быть адекватными.

Собственно для защиты таких областей были созданы подразделения ведомственной охраны, возникшие на базе специального управления МВД и выполнявшие защиту частных предприятий от незаконных посягательств. Не нужно думать, что подразделения ведомственной охраны могут безнаказанно стрелять и убивать, - это не так. Но по меньшей мере федеральный закон "О ведомственной охране" четко объясняет, когда охранник вправе применять оружие, в каких случаях он ограничен к его применению, какие меры социальной и правовой защиты существуют в отношении сотрудников ведомственной охраны и т.п.

Оговорюсь сразу: само разделение охранных предприятий на ЧОПы и ведомственную охрану представляется фиктивным, предназначенным в большей степени лишь для того, чтобы частные организации не урвали большую часть пирога у сотрудников МВД. В европейских странах этот вопрос решается иначе - просто охрана определенных организаций требует от ЧОПов прохождения процедуры дополнительного лицензирования, а законодательство, в зависимости от сферы обеспечения безопасности, наделяет "частных охранников" большими или меньшими правами.

Так что же на самом деле устроили "Газпром" и "Транснефть"? Создали свою армию? Отнюдь. Сырьевики лишь применили по отношению к собственной службе безопасности правовой механизм, регламентирующий деятельность ведомственной охраны. Зачем? Элементарно. Чтобы люди могли охранять частную собственность, важную для государства, зная, что их не засудят за выстрел в преступника. В конце концов, не молочный комбинат охраняют ведь, хотя и молочный комбинат тоже нужно охранять. Справедливости ради стоит добавить, что, не считая изменения правового статуса, службы безопасности "Газпрома" и "Транснефти" не получат никаких особых прав ведомственной охраны: ни боевого автоматического оружия, ни права на применение оружия за пределами охраняемых объектов "частные армии" не получили.

Безусловно, было бы более справедливым, чтобы, по образцу европейского права, подобные изменения коснулись не только служб безопасности отдельных фирм, но и всех охранных структур, защищающих особо важные объекты, но тут все же уместнее говорить о недоработке, чем о неком нарушении закона.

Чтобы подвести конечную черту, ответим и на наиболее распространенный аргумент сторонников концепции "частной армии": почему государство само не охраняет "трубу" и прилегающие территории, раз они так важны? Ответ крайне прост. Потому что это частная собственность, государство вмешивается в процесс ее защиты после совершения незаконного посягательства на последнюю, а не до него - именно это и дает возможность частным вещам быть частными, а не находящимися под постоянным взором государственных очей.

Необходимо признать, что "частная армия" возникает только тогда, когда на территории государства появляются регулярные вооруженные силы, не подчиненные ни одному из органов государственной власти и выполняющие политические задачи на территории страны. Будем честными, пистолетов Макарова мало для того, чтобы стать регулярными вооруженными силами, никаких политических задач службы сырьевых корпораций не выполняют, а отряд хорошо подготовленных и вооруженных охотников, собирающихся на медведя или лося, по совести говоря, выглядит более похожим на "частную армию".

А значит, господа, не будем поднимать истерику вокруг того, чего попросту нет.