Дракон и царевич

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Дракон и царевич


Автор:
Сербская народная








Язык оригинала:
Сербохорватский язык



Жил-был царь. У него было три сына. Однажды старший сын отправился на охоту. Только он отъехал от го́рода, как из кустов выскочил заяц. Царевич за ним — туда, сюда, а заяц — прыг, да и скрылся на водяной мельнице. Царевич бросился туда. А заяц-то был не заяц, а дракон! Схватил он царевича и проглотил.

Прошло сколько-то дней, царевич всё не возвращается домой. Отправился на охоту средний сын. Но как только он отъехал от го́рода, из кустов опять выскочил заяц. Царевич за ним — туда, сюда, а заяц скрылся на водяной мельнице. Царевич бросился туда. А заяц-то бы не заяц, а дракон! Схватил он царевича и проглотил.

Опять прошло сколько-то дней, царевич не вернулся.

Весь двор забеспокоился.

Отправился на охоту третий царевич — решил отыскать своих братьев. Только он отъехал от го́рода, из куста опять выскочил заяц. Царевич гнался за ним, пока заяц не скрылся на той же мельнице, но дальше преследовать его не стал, а поехал искать другой добычи. «Буду возвращаться, поймаю тебя!» — подумал он.

Долго царевич бродил по горам, но ничего не нашёл и вернулся к мельнице. А там стоит старушка.

— Бог в помощь, бабушка! — говорит царевич.

— Помоги тебе бог, сынок!

— Бабушка, куда делся мой заяц?

— Не заяц это, сынок, а дракон! Сколько людей он извёл и погубил! — сказала старушка.

Царевич встревожился:

— Что же теперь делать? Здесь, наверно, и мои два брата погибли!

— Тут! Ей-ей, тут! Но ничего не поделаешь, сынок, иди-ка ты домой, пока и тебя не постигла та же участь, — посоветовала ему добрая старушка.

— Бабушка, ты поди и сама не прочь избавиться от этакой напасти? — спросил царевич.

— Ах, сынок! Ещё как не прочь! Ведь и меня он так же вот поймал, да что уж теперь сделаешь!

— Слушай хорошенько, что я тебе скажу, — говорит тогда ей царевич. — Вот придёт дракон, узнай, куда он ходит и в чём его сила. Как узнаешь, где его сила, ты поцелуй это место, целуй до тех пор, пока всего не узнаешь. А пото́м мне расскажешь.

Царевич вернулся во дворец, а старуха осталась на мельнице. Пришёл дракон, принялась она его расспрашивать:

— Ну, где ты был? Куда это ты так далеко ходишь? И никогда-то ты мне ничего не расскажешь.

— Э, бабка! Хожу я далеко, — ответил дракон.

Тогда старуха стала говорить ему ласково-ласково:

— А почему ты так далеко ходишь? В чём твоя сила? Если бы я узнала, всё бы целовала это место.

— Моя сила вон в том очаге, — сказал дракон.

Старуха принялась целовать очаг, а дракон, как увидел это, покатился со смеху и говорит:

— Глупая ты баба! Не тут моя сила, а вон в том дереве, что стоит перед мельницей.

Старуха кинулась обнимать и целовать дерево, а дракон опять расхохотался и сказал:

— Брось, глупая баба, не здесь моя сила.

— Так где же? — спросила старуха.

Дракон и рассказал ей:

— Моя сила далеко, тебе туда и не дойти. В тридевятом царстве, близ го́рода, где живёт царь, есть озеро, а в том озере дракон, а в драконе — вепрь, а в вепре — заяц, а в зайце — голубь, а в голубе — воробей, а в том воробье — моя сила.

— Верно ты говоришь, далеко твоя сила, не могу я её поцеловать, — сказала старуха.

На другой день, когда дракон улетел, к мельнице снова пришёл царевич, и старуха ему рассказала всё, что узнала.

Царевич переоделся пастухом, взял палку и пошёл странствовать по свету. Долго шёл он из села́ в село, из го́рода в город и добрался наконец до тридевятого царства и до го́рода, соседнего с тем озером, где жил дракон. Придя в город, стал он расспрашивать, кому нужен пастух. Оказалось, царю нужен пастух. Пошёл царевич во дворец. Царь впустил его к себе и спрашивает:

— Ты берёшься стеречь моих овец?

— Да, светлая корона!

Царь взял его в пастухи и принялся наставлять:

— Тут есть озеро, а вокруг него прекрасное пастбище. Но как выгонят туда овец, они и разбредутся. Сколько пастухов ни ходило их собирать, никто из них не возвращался. Так ты, сынок, не давай овцам воли, не позволяй им ходить, куда они хотят, а гони туда, куда ты захочешь.

Царевич поблагодарил царя и приготовился пасти овец. Взял он с собой двух борзых, таких быстроногих, что могли они настичь любого зайца в поле, взял сокола, что умел схватить любую птицу в воздухе, взял волынку. Вот выгнал он овец и пустил их к озеру. Они сразу и разбрелись по берегам. Царевич же посадил сокола на колоду, а собак и волынку спрятал под колодой, засучил штаны и рукава, влез в озеро и давай кричать:

— Эй, дракон, дракон! Выходи-ка на бой, померимся силой, если ты не баба!

— Сейчас иду, царевич, иду, — отозвался дракон и появился — огромный, противный, страшный!

Дракон схватился с царевичем, и бились они до полудня. А когда стало жарко, дракон и говорит:

— Пусти меня, царевич, дай обмочить в озере буйную головушку, а там я и зашвырну тебя в поднебесную высь!

— Да будет хвастать, дракон! — отвечает царевич. — Вот кабы была здесь царевна да поцеловала меня в лоб, я бы тебя ещё выше закинул!

Тут дракон выпустил царевича и нырнул в озеро. А царевич под вечер умылся, отдохнул, сокола посадил на плечо, позвал собак, собрал овец и пошёл в город. идёт и играет на волынке. все смотрят на него, экое чудо, пришёл с озера, а ведь ни один пастух оттуда не возвращался.

На другое утро собрался царевич и опять погнал овец к озеру. А царь послал следом за ним двух всадников и велел им подсмотреть, что пастух будет делать. Всадники взобрались на высокую гору, откуда всё было видно. А пастух, придя к озеру, спрятал собак и волынку под колоду, а сокола посадил на колоду, засучил штаны и рукава, влез в озеро и давай кричать:

— Эй, дракон, дракон! Выходи-ка на бой, померимся ещё раз силой, если ты не баба!

— Сейчас иду, царевич, иду, — отозвался дракон и вскоре появился — огромный, противный, страшный!

Дракон схватился с царевичем, и бились они до полудня. А когда стало жарко, дракон и говорит:

— Пусти-ка меня, царевич, дай мне смочить в озере буйную головушку, а там я и зашвырну тебя в поднебесную высь!

— Да будет хвастать, дракон! — отвечает царевич. — Вот кабы была здесь царевна да поцеловала меня в лоб, я бы тебя ещё выше закинул.

Тут дракон выпустил царевича и нырнул в озеро.

Вечером, как и накануне, царевич собрал овец и пошёл домой, идёт и играет на волынке. В городе все волнуются, поджидая его. все удивлялись, что пастух второй вечер приходит цел и невредим оттуда, откуда раньше никто не возвращался. А посланные два всадника опередили царевича, прискакали во дворец и рассказали царю всё, что видели и слышали. Царь тут же позвал дочь, рассказал ей, что и как, и приказал:

— Завтра пойдёшь с пастухом на озеро и поцелуешь его в лоб.

Услыхав это, царевна заплакала и стала умолять отца:

— Никого у тебя нет, кроме меня. Неужели ты не боишься, что я могу погибнуть!

Тогда отец стал утешать её:

— Не бойся, дочка! Сколько пастухов мы переменили, и ни один с озера не возвращался, а этот уже́ два дня борется с драконом! С божьей помощью одолеет он чудище. Ты только пойди с ним завтра, и, может быть, он нас избавит от напасти, что погубила столько людей.

Вот настал белый день, солнце засияло, пастух встал, встала и царевна, и начали они собираться на озеро. Пастух весел, веселее прежнего, а царевна печальна, слёзы льёт.

— Сестра царевна, прошу тебя, не плачь, — утешал её пастух. — Ничего не бойся, только сделай то, что я сказал: подбеги и поцелуй меня, когда я тебе знак подам.

Вышли они и погнали овец. Пастух всю дорогу весело играл на волынке, а царевна шла рядом с ним и всё плакала. А пастух нет-нет да опустит волынку, наклонится к девушке и скажет:

— Не плачь, моё золото, не бойся ничего!

Вот пришли они к озеру. Овцы сразу же разбрелись. Царевич посадил сокола на колоду, а собак и волынку спрятал под колоду, засучил штаны и рукава, влез в озеро и давай кричать:

— Эй, дракон, дракон! Выходи на бой, померимся ещё раз силой, если только ты не баба!

— Иду, царевич, иду, — отозвался дракон и вскоре появился — огромный, противный, страшный!

Дракон схватился с царевичем, и бились они до полудня. А когда стало жарко, дракон и говорит:

— Пусти-ка, царевич, дай смочить в озере буйную головушку, а там я и зашвырну тебя в поднебесную высь!

— Да будет тебе хвастать, дракон! — отвечает царевич. — Вот кабы здесь была царевна да поцеловала меня в лоб, я бы тебя ещё выше закинул!

Только он это сказал, царевна подбежала и поцеловала его в щеку, в глаза и в лоб. Тут царевич размахнулся и закинул дракона в поднебесную высь. Дракон свалился оттуда, ударился о землю и разбился вдребезги. Тут из него выскочил дикий вепрь и побежал, но царевич крикнул собакам: «Держи, не выпускай!» Псы бросились за вепрем, догнали и разорвали его. Из вепря выскочил заяц и пустился бежать по полю. Борзые погнались за ним, поймали его и разорвали. Из зайца вылетел голубь, но на него царевич выпустил сокола. Сокол поймал голубя и принёс царевичу в руки. Царевич разрезал голубя и нашёл там воробья. Зажал его в кулаке царевич и приказывает:

— Говори сейчас же, где мои братья.

— Скажу, скажу, — отвечает воробей, — только ты мне ничего худого не делай! Возле го́рода твоего отца есть мельница, около неё три ивы. Ты их подруби. И как только ударишь по корням, сразу откроется большая железная дверь. Она приведёт тебя в огромное подземелье. В нём томится столько людей — старых и молодых, богатых и бедных, знатных и незнатных, женщин и девушек, что ими можно заселить целое царство. Там и твои братья.

Только воробей всё это сказал, царевич взял и свернул ему шею.

А в тот день сам царь взобрался на гору и оттуда всё видел.

Когда пастух убил дракона, уже́ начинало смеркаться. Он умылся, посадил сокола на плечо, позвал собак, собрал овец и, играя на волынке, пошёл прямо к царю во дворец, а царевна, всё ещё дрожа от страха, шла рядом с ним. Вот пришли они в город. Весь народ собрался смотреть на них, как на чудо. А царь то видел, как бился на поединке пастух с драконом, позвал он пастуха к себе, отдал за него свою дочь, тут же обвенчал их и закатил пир на целую неделю.

Царевич рассказал, кто он и откуда, и все обрадовались ещё больше. Когда же он решил возвратиться домой, царь дал ему много провожатых и снарядил в дорогу. Вот подъехали они к мельнице. Царевич подрубил ивы и ударил по корням. Сразу отворилась железная дверь, а за ней, в подземелье, томились люди из разных царств. Царевич велел всем выходить по одному и идти, кто куда хочет, а сам встал у двери. Вместе со всеми вышли и его братья. Он их обнял и поцеловал. Узники поблагодарили его за спасение, и каждый пошёл своей доро́гой. А царевич с братьями и с женой молодой направился к отцу и жил и царствовал в своем краю до конца жизни.