Дэвид Кортен:Единый мир — единая система управления

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

UN — Yes! Bretton Woods — No!

ООН была основана в 1945 году, с целью обеспечения вековой мечты человечества о мире, справедливости и процветания для всех людей. Основатели ООН решили начать Хартию этой организации пророческими словами: "Мы, народы Объединенных Наций..." Может быть, они полагали, что там, где могут потерпеть неудачу правительства, народы мира однажды достигнут единства.

Мы, люди, сегодня повсеместно готовы принять вызов нашего времени. Глобализирующееся гражданское сообщество, резко разбуженное эксцессами корпоративной тирании, объединяется вокруг мечты основателей ООН о демократии, мире, справедливости и благоденствии для всех.

Во время протестных акций в Сиэтле в 1999 году около 70 тысяч человек со всей планеты столкнулись с резиновыми пулями, слезоточивым газом и перцовыми распылителями американского полицейского государства, выступая против насилия и несправедливости в мире, который есть сегодня, и за мир, справедливость и благосостояние в мире, который может быть в будущем. Около миллиона человек приняли участие в параллельных демонстрациях в других городах после того, как глобальное движение за демократию объявило миру о своем существовании. Другие миллионы присоединились к протестам против корпоративной глобализации — до и после — в Индии, Франции, Таиланде, Англии, Боливии, Швейцарии, Бразилии и многих других странах.

Глобальное движение за демократию выросло из национальных демократических движений, сыгравших критическую роль в сломе Советской империи, падении апартеида в Южной Африке и других прогрессивных социальных движений нашего времени, включая рабочее, экологическое, пацифистское, женское движения, а также движение в защиту гражданских прав и прав половых меньшинств. Мы все вместе научились тому, что во взаимозависимой реальности мы все рискуем до тех пор, пока мир, справедливость и процветание не обеспечены для всех.

Теперь мы коснемся деятельности институтов, управляющих глобальной экономикой. В настоящее время эти функции управления разделены на глобальном уровне между системами ООН и Бреттон-Вудса. Система ООН состоит из секретариата ООН и его специализированных агентств, таких, как Всемирная Организация Здоровья, Международная Организация Труда, Организация по продовольствию и сельскому хозяйству, а также из различных ооновских фондов развития, таких, как UNDP, UNIFEM, UNFPA, and UNICEF. Система Бреттон-Вудса состоит из Всемирного Банка, Международного Валютного Фонда (МВФ) и Всемирной Торговой Организации (ВТО). Система ООН, в сравнении с последними, имеет намного более широкие полномочия, она более открыта и демократична и на практике показала много больше готовности к следованию человеческим, социальным и экологическим приоритетам. В противоположность этому, закрытые и недемократические институты Бреттон-Вудса последовательно отождествились с интересами капиталов, банков и глобальных корпораций.

Основатели Объединенных Наций предполагали, что ответственность за управление глобальными экономическими процессами — включая всеобщее наблюдение и управление политикой институтов Бреттон Вудса — попадет под юрисдикцию генеральной Ассамблеи ООН и ее Совета по экономическим и социальным вопросам (Economic and Social Council). Тем не менее, как минимум с 1981 года правительство США активно подрывало способность ООН следовать этому мандату. Вместо этого Вашингтон поддерживал институты Бреттон-Вудса, выступавшие, словно независимые правительства, сами по себе, навязываемая собственную волю национальным государствам вопреки демократической воле их собственных народов и букве ооновских конвенций и договоров.

Причины здесь ясны. Правительство США предпочитает, чтобы Всемирный Банк и МВФ получали приказы непосредственно из американского Казначейства, пляшущего, в свою очередь, под дуду уоллстритовских банков и инвестиционных домов. ВТО действует под руководством офиса Торгового представительства США, функционирующего как продолжение Круглого стола американского бизнеса — лоббирующей руки крупнейших укрепившихся в США транснациональных корпораций.

Мы живем в едином мире. Разделение функции управления на ним между двумя соперничающими правительственными системами, когда одна из них отвечает за труд, здравоохранение, продовольственную политику, права человека и экологическую ситуацию, а другая — за торговлю, инвестиции и развитие, ведет к гротескному извращению человеческих приоритетов. Необходимость более холистского (целостного) подхода в отношении человеческих потребностей сегодня даже более очевидна, чем срочная потребность в глобальной кооперации, вставшая перед человечеством в 1945 году.

Мы должны сделать выбор между тем, чтобы допустить экспансию власти и полномочий бреттон-вудсовского триумвирата в сферы труда, здравоохранения, продовольственной политики, прав человека и вопросов окружающей среды — ограничивая тем самым роль ООН решением проблем военной безопасности, беженцев и чрезвычайных обстоятельств — или же подтвердить изначальный мандат Объединенных Наций и начать способствовать созданию потенциала, позволившего бы последней выполнять соответствующие функции.

Бреттон-вудсовские институты, судя по их действиям, мечтают о мире, где все общественные службы действуют во благо частных корпораций; все товары и услуги для местного потребления импортируются из-за границы и оплачиваются в валюте, занятой в иностранных банках; и все продуктивные мощности и природные ресурсы находятся в собственности и управлении глобальных корпораций, работающих на экспорт с целью стимулирования внешнеторгового обмена, необходимого для выплоты иностранных займов. Этот экономический абсурд является мечтой глобальных финансистов и корпораций. С большой уверенностью можно сказать, что это — совсем не то, о чем мечтает большинство населения Земли.

Институты Бреттон-Вудса не только последовательно подчиняют социальные и экологические интересы корпоративному профиту, но также агрессивно используют свою силу, чтобы воспрепятствовать или помешать национальным и локальным правительствам отдавать предпочтение общественным интересам в ущерб корпоративным. Дальнейшее распространение силы и полномочий этих институтов сравнимо с тем, как если бы дать лисе ключи от курятника. Нашей целью должно стать очищение политической и экономической сфер жизни от влияния этих, колонизировавших их, институтов, чтобы таким образом люди могли действовать через свои местные и национальные правительства в целях создания витальной экономики, культуры и управленческого процесса, отзывчивого к человеческим нуждам и ценностям.

Корпоративное управление может быть навязано сверху вниз, глобальным — локальному. Демократию нужно строить снизу: от локального к глобальному. Нам не нужны глобальные институты, наделенные силой и полномочиями диктовать поведение на локальном уровне. Нам нужны глобальные институты, повсеместно обеспечивающие право и свободу местных жителей на полное выражение их творческого потенциала в отношении созидания мира, отзывчивого к их ценностям, их нуждам и их ожиданиям.

В процессе нашего опыта мы обнаруживаем, время от времени, что определенные институты по своей природе настолько кричаще несовместимы с принципами свободы и процветания, настолько далеки от возможности реформирования, что требуют разоблачения и заменены на более ответственные и предсказуемые институциональные формы. Подобно тому, как наши предшественники устранили институты монархии в пользу институтов демократии, мы должны сейчас покончить с институтами Бреттон-Вудса — Всемирным Банком, МВФ и ВТО — в пользу Объединенных Наций.

Несмотря на все свои очевидные недостатки, ООН — в жесткую противоположность бреттон-вудсовским институтам — выглядит вполне адекватно с точки зрения концепции и полномочий. Она относительно открыта и демократична. Ее институциональные структуры реформируемы. Передача в ведение ООН общественных фондов, которыми столь сильно злоупотребляли бреттон-вудсовские институты, быстро покроет дефицит ООН в человеческих и финансовых ресурсах.

Возможно, наибольшим препятствием на пути воссоздания ООН, способной к выполнению своей необходимой роли, является активно нарастающая корпоративная инициатива по присвоению ооновские ресурсов, политики и даже эмблемы, препятствующая при этом любому действию ООН, направленному на придание корпорациям большей предсказуемости с точки зрения общественных интересов. Резкость, с которой руководство ООН отреагировало на это вторжение, серьезно подорвала легитимность ООН и доверие тех самых общественных групп, в поддержке которых последняя в наибольшей степени нуждалась.

В сущности, ООН является институтом правительств мира и всех людей, ими представляемых. Корпорации, по своей природе, представляют только краткосрочный финансовый интерес немногочисленной и богатой элиты. Им нет легитимного места в процессе обсуждений и принятия решений в Объединенных Нациях или любом другом органе публичной власти. Если ООН должна быть эффективной в своей главной роли двигателя процесса реформ и демократизации экономических отношений между народами, то она должна избавиться от корпоративного влияния.

Мы должны поддерживать ООН и наши собственные правительства в предсказуемой форме, чтобы создать институциональные и политические рамки планетарной системы локально укорененных, глобально-кооперативных, справедливых, устойчивых и сострадательных экономик, базирующихся на принципах аутентичного развития и отвечающих нуждам всех. Значительность этой задачи определяется потребностями переустройства Объединенных Наций, десятилетиями страдавшей от пренебрежения к себе, разоблачения институтов Бреттон-Вудса и устранения причиненного ими громадного ущерба, а также создания новых институтов с более адекватными полномочиями и структурами внутри системы ООН.

Всякое действие Всемирного Банка увеличивает иностранную задолженность стран с низкими доходами. Пришло время сместить его ооновской Международной палатой по банкротству, куда могли бы обращаться задолжавшие страны за помощью в деле освобождения себя от цепей международного долга и условий МВФ, без принесения при этом в жертву своей способности обеспечивать фундаментальные общественные службы.

МВФ вынуждает страны отменять контроль над потоками денег и товаров через границы, что ведет к массивным торговым дисбалансам, международной задолженности, эксплуатации и финансовой нестабильности. Настало время заменить МВФ на ооновскую Международную финансовую организацию, ответственную за:

1. Мониторинг национальной торговли и текущих счетовых балансов и содействие переговорам о применении корректирующих действий там, где выявляются последовательные и устойчивые дисбалансы между импортом и экспортом.
2. Помощь национальным правительством в установлении контроля капиталов, который укрепит местную занятость, местные инвестиции, местное собственничество и местные технические ресурсы и охладит финансовую спекуляцию.
3. Координацию международных действий по предотвращению отмывания денег международными и оффшорными банками и ухода от налогов индивидуумов и корпораций, использующих оффшорные налоговые гавани.

Всемирная Торговая Организация воздействует на национальные и местные правительства с целью не позволить им, в свою очередь, оказывать влияние на транснациональные корпорации, торговлю и финансы в перспективе общественных интересов. Давайте же, заменим ВТО на ооновскую Организацию корпоративной предсказуемости, которая будет способствовать:

1. Международным антитрестовским инициативам по слому глобальной концентрации корпоративной власти, при специальном внимании к банкингу, медии и сельскохозяйственному бизнесу.
2. Процедурам по лишению транснациональных корпораций их привилегий с повторным осуждением за криминальное поведение
3. или Законным действиям пострадавших от корпоративной субсидиарности в одной стране для сбора фактов об ущербе от материнской фирмы, базирующейся в другой стране.
4. Ратификации обязательного кодекса поведения для всех корпораций с операциями более, чем в одной стране, включая строгий запрет на политическую деятельность корпораций.

ВТО последовательно давала приоритет торговле над заботам о труде, здравоохранении, продовольственной безопасности, продовольственном обеспечении и экологических стандартах. Мы должны понять, что торговля есть средство, но не цель. Ответственность за вещи, связанные с занятостью, продовольственной безопасностью и обеспеченностью, здоровьем человека и природы или другие аспекты человеческого и планетарного благосостояния должным образом могут разделить не торговые юристы, а заслуживающие доверия специализированные агентства ООН, подобные ВОЗ, Международному офису труда, Организации по труду и сельскому хозяйству и ооновской Программе развития. Полномочия и возможности этих агентств для работы по связанным с торговлей проблемам требуют конкретизации и укрепления — при постоянном выделении приоритета интересов человека и природы над интересами корпоративными.

Помимо тех необходимых политических и институциональных реформ, о которых я говорил, в равной степени серьезные реформы необходимы на местном и национальном уровнях. Нигде эти реформы так не актуальны, как в Соединенных Штатах. Наше правительство было главным архитектором разрушительной политики системы Бреттон-Вудса и ослабления Объединенных Наций. Время от времени оно действует подрывая демократию и аутентичное развитие в странах Юга. Сейчас оно представляет собой главный барьер для реформы деструктивных структур корпоративной глобализации. Американские граждане имеют специальное обязательство перед миром покончить с этими пороками посредством глубокого реформирования нашей политической системы.

Стоящая перед нами задача состоит в том, чтобы создать отчетливую систему глобального управления под эгидой Объединенных Наций — поддержать ООН человеческими и финансовыми ресурсами для осуществления ее изначальных полномочий, очистить ее от корпоративного влияния и внести реформы, необходимые для усиления ее функций как демократически управляющего органа.

Мы долго пассивно ждали, уверенные, что наши институты осуществят наши мечты о мире, справедливости и благосостоянии для всех людей. Теперь мы знаем правду. Наши институты не обладают такими магическими силами. Творческая энергия человечества присутствует в людях — таких, как мы. Наши мечты станут реальностью только через нашу собственную включенность и творческие усилия. Если наши институты блокируют наше творческое выражение, то мы — народы Объединенных Наций — можем их изменить. Это наше право. В этом — наша ответственность перед самими собой, друг перед другом и перед Землей, которая поддерживает всех нас.