Егор Холмогоров:Подломившийся лёд

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск


ПОДЛОМИВШИЙСЯ ЛЁД

18 апреля 1242 года на Чудском озере у Воронего камня русское войско псковичей и новгородцев разбило рыцарей Тевтонского ордена, попытавшихся захватить русские земли. В прошлом году, когда дата была круглая, наша либеральная журналистика тоже попыталась "отметить" этот день по своему — выдав очередную порцию ехидства по поводу того, что ничего этого не было, что все — чистейшая мифология, а по-простому — вранье. Интересно, что эти же рыцари "исторического ревизионизма", когда кто-нибудь посягнет на Сталинские репрессии или иную подобную святыньку, тут же становятся сторонниками самого что ни на есть общепитского "историзма". Это не двойные стандарты, впрочем. Нормальная идеологическая борьба диверсионными методами.

Оно все-таки было. И было именно так. Сперва немецкий "клин" завяз в русском строе, затем получил удар во фланги со стороны сидевших в засаде дружинников, а при бегстве изрядное число захватчиков провалилось под тонкий апрельский лед. История этой битвы столь красива, что не могла не стать одним из столпов национального военного мифа.

Историческое значение Александра Невского как дедушки русской государственности повышалось от столетия к столетию. Сперва прославление во святых, затем настоящий культ князя, установленный Петром Первым, потом обращение к образу Ледового побоища в гениальном Эйзенштейновском фильме с гениальной же музыкой Прокофьева (снятом, кстати, перед войной — и, так сказать, магически предопределившим ее ход). Нетрудно заметить, что обращение к Александру Ярославичу как к символической фигуре происходило каждый раз на подъеме русской государственности, тогда, когда она преодолевала тенденцию к слабости и дезинтеграции. Так и полагается обращаться к основателю. И если мы хотели бы сегодня, чтобы русская государственность вновь вошла в свои права, чтобы прекратилась ее профанирующая имитация и началась настоящая жизнь, полная сражений и подлинно ответственной политической решимости, труда, заботы и святости, то 18 апреля нам следует хотя бы мысленно придти на Чудское озеро и вспомнить то, что там тогда произошло.

Особенно поучительна, пожалуй, так злящая либералов история с подломившимся льдом, где даже не "техника" побеждает технику, а природа оказывается врагом "культуртрегерства" огнем и мечем. Шляться по весеннему льду опасно и без оружия. Прийти же туда с мечом, облачившись в тяжелую броню, — вообще самоубийство. Но потенциальные самоубийцы этого не понимают, они упорно громыхают своими высокотехнологичными железками с трудом понимая, что если триумфу воли или триумфу веры пределов нет, то триумфу техники они положены. В какой-то момент мир так прогибается под железной поступью, что лопается и, вслед за треском льда, раздается предательское: "хлюп"… Это может, конечно, напоминать историю с "Титаником", тоже произошедшую в апреле (лед и апрель — какое-то роковое сочетание для западной цивилизации), но, сдается мне, история на Чудском озере будет поправдивей. Примерно так однажды и может произойти, окованные в железо "свиньи" устремятся на последний островок свободы, на последнюю часть непокроенной еще русской земли, чтобы научить схизматиков (то есть расколькников, тех, кто откололся от магистрального пути "папской" цивилизации) как надо жить правильно, чтобы заставить их захлебнуться собственной кровью… И они захлебнутся водой. Величественная и коварная субстанция, символизирующая Север, просто откажется их держать, и вся дорогостоящая техника станет добычей самой безучастной из стихий.

Кто с мечом к нам придет — уйдет под воду в полном вооружении.