Егор Холмогоров:Эфиопия

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск


Эфиопия-Эритрея. При чем тут наши генералы?


С начала мая внимание мировых средств массовой информации приковано к востоку Африки, где около двух лет продолжается война между соседними государствами — Эфиопией и Эритреей. До недавнего времени эта война была малоприметным региональным конфликтом, но события последнего месяца принесли сенсацию: эфиопская армия, недавно терпевшая поражения, перешла в наступление и поставила Эритрею на грань разгрома. Еще большей сенсацией стали утверждения эритрейского руководства, что эфиопской армией фактически командуют русские генералы (называются даже конкретные фамилии), а руководство войной осуществляется из российского генштаба. Что могло заинтересовать наш генштаб в далекой Африке?


Конфликт Эфиопии и Эритреи имеет длительную предысторию. Тысячелетия назад земли Эритреи были центром древней эфиопской цивилизации. Постепенно этот центр смещался к югу, на территорию нынешней Эфиопии, а населявшие Эритрею народы, в отличие от христиан-эфиопов, в большинстве своем приняли мусульманство. В течении длительного времени Эритрея была оторвана от Эфиопии и исторически — она находилась под властью Египта, Судана, затем стала колонией Италии, в то время как Эфиопия сохранила свою государственность, отстояв ее в двух войнах с Италией в конце 19 века и в 1935-41. Присоединение Эритреи было своеобразным "призом" Эфиопии, как участнице антигитлеровской коалиции. Эритрейцы-мусульмане не захотели жить в христианской эфиопской империи и с начала 60-х развернули партизанскую борьбу, поддержанную большинством исламских стран. Эта поддержка несколько ослабла после того, как в 1974 к власти в Эфиопии пришел просоветский режим Менгисту Хайле Мариама — "социалистическая" часть исламского мира предпочла идеологическую солидарность религиозной. Эфиопия стала одним из опорных пунктов влияния СССР и получала от нас массированную военно-техническую помощь. Разумеется, что оппозиционные эритрейцы стали пользоваться большим вниманием со стороны Запада. После развала СССР и сферы советского влияния в мире помощь правительству Эфиопии прекратилась и оно было быстро свергнуто.


Решающую роль в свержении Менгисту сыграл Народно Освободительный Фронт Освобождения Эритреи. Очистив территорию собственно Эритреи его бойцы дальше не пошли (тем самым продемонстрировав твердость своих сепаратистских устремлений), но предоставили свое тяжелое оружие повстанцам в самой Эфиопии — народности тиграи, боровшейся за верховенство с народностью амхара, выходцами из которой были и император и Менгисту. Пришедшему к власти в Эфиопии лидеру повстанцев Мелесу Зенауи ничего другого не оставалось, кроме как смириться с независимостью Эритреи и с тем, что молодое государство отрезало Эфиопии выход к морю.


В последнем обстоятельстве и скрыта главная пружина конфликта. США и Запад бурно приветствовали "полюбовный развод" двух стран, приводя их лидеров в качестве примера для соседей. Международные финансовые организации выдали им кредиты. Эфиопия распустила свой военно-морской флот и… немедленно оказалась заложницей своего соседа. Из двух основных портов прежней Эфиопии один — Массауа расположен рядом с Эритрейской столицей Асмарой и тесно с ней связан, зато другой — Ассаб традиционно обслуживал Эфиопскую столицу Аддис-Абебу. Через него и через иностранный порт Джибути и шел основной поток грузов вглубь страны. Установив контроль над портами эритрейцы начали обирать своих соседей с помощью высоких транзитных пошлин и манипуляций с курсом общей на две страны валюты — эфиопского быра. Потом Эритрея ввела собственную валюту, попытавшись навязать Эфиопии невыгодные взаиморасчеты по курсу 1:1. Отношения между странами стали натянутыми, а вскоре нашелся и повод для конфликта — территориальный спор за несколько приграничных районов, занятых Эритреей, но считаемых эфиопами своими.


Война вспыхнула в 1998 и тянулась с переменным успехом и временными перемириями до этой весны. Обе стороны интенсивно закупали у России и третьих стран российское оружие, которым с советских времен вооружены обе армии. Однако Эфиопии удалось взывать у России не только коммерческий, но и стратегический интерес, предопределивший более интенсивное вмешательство нашей страны в конфликт. Судя по недавно опубликованным документам Россией были направлены опытные военные советники. Уровень боеспособности эфиопской армии резко поднялся. Экономический и людской потенциал у Эфиопии также сильно больше, поэтому нет ничего удивительного в том, что еще недавно уверенным в победе эритрейцам сегодня приходится оборонять свою столицу.


Российский интерес к Эфиопии не случаен — эта страна представляет собой крайнюю точку той геостратегической линии российской политики, которую условно можно назвать "византийской", — Балканы — Константинополь — Палестина — Эфиопия. В качестве естественного лидера восточнохристианского мира еще со времен падения Византии Россия проявляла особую заинтересованность в развитии своего влияния в этих регионах. В самом конце 19 века именно дипломатическая и военная помощь России помогла негусу Менелику не только отстоять независимость Эфиопского государства, но и расширить его, превратив в серьезную региональную державу. Тогда же Россия проявляла интерес к воссоединению с Православием эфиопской церкви, исповедующей умеренный вариант монофизитской ереси, довольно близкий к православному учению. Если учесть теснейшее сотрудничество двух стран, в 70-80 годы, помощь СССР в эфиопско-сомалийской войне, то понятно, что Эфиопия может восприниматься как естественный союзник России в регионе.


Наряду с идеальным существует и более прагматический аспект российской заинтересованности в победе Эфиопии в качестве нашего союзника — тем самым Россия возвратит себе утраченные позиции на Красном море, через которое осуществляется основная морская коммуникация между Средиземным Морем и Индийским Океаном. Держава, имеющая позиции в этом регионе имеет тем самым возможность перерезать эту стратегически важную для США и Европы транспортную артерию, по которой осуществляется значительная часть мировых поставок нефти. Появление в регионе, раздираемом конфликтами сильной военной державы, дружественной России серьезно укрепило бы позиции нашей страны "на дальних рубежах", что значительно отрезвило бы Запад, осуществляющий проекты "блокады" наших границ уже на ближних подступах.


Насколько вероятен успех России? Эритрея сегодня находится на грани разгрома, и если эфиопское руководство проявит решительность может быть возвращена назад под власть Эфиопии. Эфиопские войска, в целях обеспечения надежности морских коммуникаций через порт Джибути поставили под свой контроль и этот стратегически важный район. Сегодня главное для России — не допустить "международного" (то есть американского) вмешательства в конфликт. США уже настаивают на объявлении ООН жесткого "эмбарго" на поставки оружия обеим сторонам и на санкциях против того, кто откажется первым прекратить огонь (сейчас прекращение войны невыгодно Эфиопии и "накажут" ее, хотя до сего дня агрессором большинство считало Эритрею и именно ее лидеру принадлежит фраза: "Кто силен, тот и прав"). Санкции тяжело ударят по Эфиопии, а мусульманские страны тем временем обеспечат и перевооружат Эритрею, что кардинально изменит расклад сил в войне. В интересах России блокировать эти усилия США, к чему существуют все возможности — американская общественность еще не забыла провала американской "гуманитарной интервенции" в Сомали и менее всего заинтересована во вмешательстве США в Африке, где (в отличие от Югославии) американских солдат будут убивать не стесняясь.