ЖЖ Диогена Лаэртского:Щедровицкий

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Щедровицкий[править]

В молодости был дружен с Мамардашвили, Зиновьевым и Грушиным, впоследствии же разошелся с ними и стал учить философии самостоятельно. Как утверждают, причина их разрыва такова: Мамардашвили учил, что мышление одно, Щедровицкий же — что их множество, и мышления землекопа, плотника и мастера, делающего сандалии, совсем не походят друг на друга.

Отец его делал самолеты, а дед был тиранноборцем. Сперва Щедровицкий занимался физикой, намереваясь изобрести атомную бомбу, но позже оставил эти занятия и стал методологом. Сам он пишет, что обучался логике у Шеварева, а психологии у Рубинштейна. Говорят, он был также слушателем Челпанова, но это кажется нам недостоверным.

Однажды при нем некто стал хулить Выготского, утверждая, что тот отрицает учение Ленина об отражениях. Щедровицкий, любивший Выготского, не смог этого стерпеть и громогласно вскричал: «Клевета!» Услышав это, хуливший побледнел, упал и умер от страха.

Подобным же образом, говорят, Щедровицкий умертвил некого Трахтенберга.

Однажды тиранн Хрущёв, желая узнать, в чем состоит учение Щедровицкого и не опасно ли оно для государственных устоев, тайно подослал к нему соглядатая под видом ученика. Тот, потрясенный мудростью Щедровицкого, в самом деле стал его учеником и повсюду ходил за ним, а впоследствии сошел с ума.

Еще рассказывают, что Щедровицкий писал оглавления ненаписанных книг, говоря при этом так: «Тот, кто понимает, по оглавлению восстановит, про что я мог думать, а, стало быть, и писать эти книги незачем, а для тех, которые восстановить не могут, я и подавно писать не буду».

Как-то, прогуливаясь с учениками и увидев на обочине дороги дохлую лошадь, он остановился и изрек: «Лошадь развилась до мертвой». Так он намекал на свое учение, согласно которому все в мире развивается из мыследеятельности и в нее же возвращается.

Известны и другие его изречения. Надобно отделять котлеты от мух. Процесс пошел. Я всегда был идеалистом.

Сочинений он написал много, но, как говорят, большая их часть записана учениками с его слов.

Был и другой Щедровицкий, сын первого, учивший о рамках. Говорят, что он давал советы Кириенко и многим другим, и даже составил законы для Нижнего Новгорода.

Был также и третий Щедровицкий, гебраист, изложивший историю евреев александрийскими стихами.