Замок из яичной скорлупы

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Замок из яичной скорлупы


Автор:
Словацкая народная








Язык оригинала:
Словацкий язык



Жил-поживал когда-то, а когда мне и самому неведомо, молодой король. Каждый день ходил он в лес на охоту. А на опушке того леса вековал свой век старый мельник. Служил он раньше у короля и королевича вынянчил на своих руках. Каждый раз, возвращаясь с охоты, молодой король останавливался у мельника и знал в его избушке каждый уголок. Лишь к одному окошку не смел он даже подойти, а тем паче выглянуть. Королевич и так и эдак упрашивал старика, чтоб дозволил ему в окошко поглядеть, но тот не разрешал и только всё плотнее окно занавешивал.

Сидит однажды королевич возле оконца, а старик из дому вышел.

«Должен же я, наконец, узнать, — решил королевич, — что за тем окошком скрывается». И растворил окно. Видит, на озере под окном три девы купаются, одна другой краше, а самая младшая прекраснее всех. Не успел королевич вдоволь налюбоваться, как они его заметили, в тот же миг обернулись павами и улетели.

Королевич сделал вид, будто ничего не случилось. Но старый мельник сразу всё понял и строго-настрого запретил королевичу в окно выглядывать, а коли

не послушается — с ним беда приключится, и тех птиц ему никогда более не видать.

С той поры перестал молодой король на охоту ходить, одну только думу думает, как бы младшую паву заполучить.

Ходит он как-то по двору и встречает старую вещунью:

— Эх, королевич, королевич, знаю я, что тебя печалит. И если хочешь, дам тебе добрый совет.

— Что ты можешь мне присоветовать, старуха, — перебил её король и велел прочь убираться.

На другой день гуляет он по двору, а старуха снова ему навстречу идёт:

— Послушай меня, королевич, я тебе добрый совет дам!

— Убирайся, старая, со своими советами, — снова прогнал её королевич. На третий день опять ему старуха повстречалась.

Королевич и говорит:

— Ладно, так и быть, выкладывай, что там у тебя — да больше не приставай.

— Ты, королевич, из-за трёх птиц изводишься, тех, что на озере возле мель-

ницы купаются. Очень тебе младшая по сердцу пришлась. Спрячься у озера за ракитами да погляди: на третьей раките, в яичной скорлупке, младшая свою рубашку прячет. Рубашку эту возьми и девам покажись, да только постарайся, чтоб они тебя раньше не заметили, иначе навсегда с озера улетят. Рубаху деве не отдавай, как бы ни умоляла: ведь без рубахи она не сможет своей матери на глаза́ показаться.

Спрятался королевич за ракитами, достал из скорлупки рубашку и вышел к озеру. Две старших свои рубашки схватили и прочь улетели, а младшая осталась на воде.

— Отдай, отдай мне рубашку! — закричала она.

— Не отдам, пока не пообещаешь моей женой стать.

— Обещаю, только верни мне рубашку!

— Нет, здесь не верну, пойдём в мой за́мок! Пришла краса-де́вица в его за́мок и стала его женой.

А скорлупку вместе с рубашкой королевич спрятал на самое дно в сундук и не отдал рубашку молодой жене.

Зажили они дружно да счастливо, но длилось их счастье недолго.

Ушёл как-то королевич на охоту, а жена каждый уголок в доме обшарила и нашла сундук, а в нём скорлупку, а в скорлупке свернутую рубашку.

Король домой прибежал, а она уже́ павой обернулась и прочь полетела, только крикнуть успела:

— Если хочешь меня найти, ищи за́мок из яичной скорлупы! Только он её и видел.

Как тут быть: и без жены невмоготу, и за́мок из яичной скорлупы искать не под силу. Маялся, маялся и не выдержал:

— Будь что будет, — сказал он наконец своей родне, — вы тут живите, как можете, а я пойду!

Взял с собой слугу и пустился в далёкий путь по белу свету. Куда ни придёт, всюду про за́мок из скорлупы спрашивает, да только никто про него ничего не знает. И вы ведь тоже не знаете? Так бы и вернулся королевич ни с чем, если бы не старик, что в лесу на скале жил. Посоветовали королевичу люди к старику сходить, уж коли тот про за́мок не ведает, значит такого за́мка и вовсе нету.

Долго-предолго плутал наш король со своим слугой по горам, по лесам, но нигде не повстречал даже птички-невелички. Однажды пришлось им на высокую голую скалу взобраться. Взобрались они на самую вершину, вдруг перед ними — пещера, а в ней старик живёт — седой, как лунь, борода — до пояса.

— Здравствуйте, дети мои, здравствуйте, — молвил старый вещун, — каким добрым ветром вас ко мне занесло?

— Каким, говоришь, ветром? Да вот остался я без жены, потому и разыскиваю её в за́мке из скорлупок, — отвечает ему молодой король.

— Ох, сыночек, пустое это дело. Я-то тебе дорогу укажу, но ты хоть и доберёшься, всё равно оттуда живым не уйдёшь. Ведь их мать зачахла с го́ря, что младшая дочь пропала, и напустила на дочерей колдовство: каждого, кто туда явится, со света сживут.

— Пусть так! Я должен идти, — ответил старику король, — всё равно мне без жены жизнь не в жизнь. Покажи мне в за́мок доро́гу!

— Ну, коли так, я тебе помогу! Вот тебе яблоко железное, а вот — медное. Как подойдёшь к железной горе, кати наверх яблоко железное, а как до медной доберёшься — медное. Так и перевалите через горы. Как дойдёшь до стеклянной горы, возьми это зеркальце, поглядись в него, у вас со слугой вырастут крылья и вы перелётите через гору. Вот там-то и находится за́мок из скорлупок. Попроситесь туда переночевать. Коли жена твоя тебя любит, она тебе поможет и останешься ты цел-невредим. А коль цел останешься, возьми вот это яичко, облупи его, разрежь и кинь на все четыре стороны. Увидишь, что будет.

Поблагодарил молодой король старика.

Идут они через тёмные леса, по скалистым дорогам всё дальше и дальше. Всё дремучей леса становятся, ни одной живой души на сто вёрст окрест. Долго ли, коротко ли, но добрались они наконец до железной горы.

— Давай на гору взбираться! — сказал король и полез вверх. Взбираются король со слугой, а ноги скользят, они на железную землю падают, ветер на них железные листья сыплет и по головам бьёт.

— Видать, пришла наша погибель! — простонал король, — ноги у него подломились, сбил он слугу, и оба покатились вниз.

Поднялись с земли, король и говорит:

— Давай съедим последний кусок хле́ба, что у нас остался, всё равно пропадать, да попробуем ещё раз на гору взобраться.

Стал слуга из мешка хлеб доставать, а с ним вместе железное яблоко выпало.

— Король, король, ведь у меня ещё яблоко завалялось!

— Что за яблоко?

— А то железное, что вам старик дал.

— Вот дурни, — закричал король, — мы тут маемся, а могли бы уже́ за железной горой быть. Давай сюда яблоко!

Подбросил он яблоко, и оно покатилось вверх, прокладывая им дорогу. Пошли король со слугой по этой дороге, перелезли через железную гору. А когда перелезли, доро́га за ними закрылась.

Добрались король со слугой до медной горы, а та ещё круче железной. Полезли они вверх, шаг шагнут — и нос расквасят, а тут ещё ветер листья с деревьев срывает, по головам лупит.

— Видно, пришёл нам конец, — кричит король слуге. — Выкидывай всё из мешка, да ступай вперёд, дорогу прокладывай!

— И то правда, мешок меня вниз тянет, — отвечает слуга, полез в мешок и вытащил оттуда медное яблоко.

Яблоко само вверх покатилось. Где яблоко прокатится, там перед ними доро́га скатертью расстилается, пройдут, она за ними смыкается.

Так и перебрались король со слугою через медную гору.

Шли-шли, наконец дошли до стеклянной горы. Гора гладкая, как зеркало, шагу не сделаешь!

— Полезли вверх! — говорит король.

Лезут они вверх, за каждый шаг разбитым носом расплачиваются, но с места не двигаются, только ноги разъезжаются. Лезли, лезли и опять в долину скатились.

Уморились, ободрались, ни ногой, ни рукой шевельнуть не могут.

Известно, что хорошая мысль не сразу приходит. Когда король со слугой совсем из сил выбились, вспомнил король, что старец-вещун дал ему волшебное зеркальце. Достали они зеркало, погляделись в него и в тот же миг выросли у обоих крылья. Перелётели наши путники через стеклянную гору и опустились на широком лугу.

Видят: посреди того луга стои́т прекрасный, белый, словно снег, за́мок. Слуга белым за́мком восхищается, тех хозяек, что в том за́мке живут, хвалит, говорит, что у них во всей деревне никто так чисто хату не выбелит.

— Да не белен он вовсе, этот за́мок, — объясняет ему король, — а из яичной скорлупы построен, потому он такой белый. Пошли поскорей туда! Поглядим поближе.

— Быть того не может, — отвечает слуга, — такого за́мка на всём свете не было и нет!

— Поторапливайся, да гляди! — перебил его король и заспешил, чтоб поскорее в за́мок попасть.

Слуга за ним следом бежит, угнаться не может.

— Какое лихо тебя разбирает, что ты едва плетешься? — сердится король.

— Я бы рад поскорее, — отвечает слуга, — да не могу. Вон у меня какие крылья выросли! Вдвое больше, чем были.

Обернулся король и видит: тащит слуга на спине огромные крылья.

— Откуда у тебя такая махина ? — накинулся на него король.

— Думаете, у вас меньше ? — ухмыляется слуга.

— Врёшь поди? Как я теперь своей милой на глаза́ покажусь?

— А вы гляньте в зеркало! Вот оно! — отвечает слуга.

Молодой король глядь в зеркало — и он не лучше своего слуги. Но только в волшебное зеркало глянул, как крылья отвалились. А вслед за ним погляделся в зеркальце и слуга, и у него крылья отвалились! Вздохнули они с облегчением и к вечеру благополучно добрались до за́мка.

Смотрит слуга, удивляется, за́мок ведь и впрямь из яичных скорлупок выстроен.

А перед тем белым за́мком разбит прекрасный сад. В саду три де́вицы прогуливаются, одна другой краше, а самая младшая — красавица из красавиц — и есть жена нашего короля. Слуга остался за оградой, а молодой король спрятался на тропке за розовый куст и стал слушать, о чём красавицы-сестры говорят.

Слышит, что две старшие младшую бранят, зачем она позволила свою рубашку украсть, ведь с той поры на них материнское проклятие лежит.

— Если, — злобятся они, — твой муженёк сюда явится, мы его ни за что не помилуем, либо отравим, либо ночью мечом зарубим.

Младшая огорчается, не хочет их слушать. Остановилась и стои́т. Те вперёд ушли, а она обернулась к тому кусту, где её муж спрятался, стала розу нюхать. Тут они друг друга увидали, узнали, стали совет держать, как дальше быть.

Сказала жена мужу, чтоб он сёстрам показался, но за ужином ни к чему не притрагивался. пото́м дала ему перстень, чтобы ночью не спал, а когда сёстры захотят его убить, наказала волшебным яичком перед ними похвалиться. И как ни в чём не бывало, пошла вслед за сёстрами в за́мок.

Молодой король вернулся к слуге, и они тоже отправились в за́мок.

— Кто вы да что вы, люди прохожие? — спрашивают их сёстры.

— Так, мол, и так, — отвечает молодой король, — мы дальние путники и пришли к вам ночлега просить.

Сестрицы их у себя оставляют, велят располагаться и добрый ужин стряпают.

— Эх, повезло нам! — говорит слуга королю.

— Не вздумай ни к чему прикасаться, — отвечает ему король, — как бы ни угощали-ни потчевали. Потому что вся еда отравлена!

Стали сестрицы на стол яства ставить, по всему за́мку сладкий дух идёт. Потчуют гостей до десяти раз, но слуга на хозяина глянет — тот не ест и он ничего в рот не берёт, хоть слюнки и текут.

После ужина уложили гостей на шёлковые постели, но король не велит слуге

на мягком нежится, велит под кровать лезть, а сам всё больше сидит, чем лежит, ждёт, что дальше будет.

Слуга и под кроватью захрапел, а молодой король от надежды и страха всё не засыпает.

Но вот, ближе к полуночи, повеяло ветерком, и у молодого короля голова отяжёлела. Он бы уснул, если бы не перстень на пальце, тут-то бы ему и конец пришёл!

Ровно в полночь распахнулись двери, и в покои входит старшая сестра, в руках обнаженный меч держит. У короля мороз пробежал по коже. А она подошла к постели, вот-вот проткнет короля. У того зубы от страха стучат, но он виду не подаёт, не шевелится. Она замахивается, а король лежит не двигается. Она в третий раз поднимает меч, сейчас убьёт, но тут король вскочил и показал ей волшебное яичко. У злодейки-то меч из рук и выпал.

Схватил король меч, яйцо на четыре части разрубил и на все четыре стороны света кинул. Тут же всё переменилось. Жена бросилась к нему на шею, обещает навсегда с ним остаться, а две её старших сестры благодарят короля за освобождение.

Три горы — железная, медная и стеклянная — избавились от злых чар, и утром со всех сторон к за́мку стал стекаться освобожденный от заклятья народ.

А пото́м король навсегда поселился в той стороне со своей молодой женой. И зажили они счастливо. Может, и сейчас живут, коли не померли.