Змей, кошечка и пёс

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Змей, кошечка и пёс


Автор:
Словацкая народная








Язык оригинала:
Словацкий язык



Жила когда-то бедная вдова и был у неё сын Яник. Он ходил в школу, отменно учился и вел себя примерно. В том же городе жил король. Яник каждый день после школы забегал на королевский двор и рылся там в отбросах. Один раз ему посчастливилось: нашёл он грош. Обрадовался Яник — торопится к матери, своей находкой похвалиться. Стали мать с сыном думать, что с этим грошем делать. Наконец сын говорит:

— Разменяю-ка я, матушка, этот грош на три крейцера, на что-нибудь да сгодятся.

Так они и сделали.

Назавтра отправился Яник в школу, вдруг слышит кто-то громко воет. Подходит ближе — а это мальчишки маленькую собачонку бьют. Стало Янику собачонки жалко, он и говорит:

— Не бейте, ребята, собачку! Я вам за неё крейцер дам.

— Хорошо, — отвечают мальчишки, — давай деньги, забирай собаку! Притащил Яник собачонку домой, а мать его ругает:

— Ах, ты, дитя неразумное, что ты наделал? Чем пса кормить будешь? Ведь нам самим есть нечего!

— Не браните меня, матушка! Я стану на улице сухие корочки собирать, вот мы её и прокормим, а собачонка нам ещё добром отплатит!

Так и повелось: найдёт Яник сухую корочку и своему песику тащит.

Прошло какое-то время. Опять Яник в школу идёт, и вдруг крик слышит. Кинулся — а там мальчишки-озорники кошку мучают. Стало Янику жалко бедняжку, он и говорит:

— Отдайте мне кошку, а я вам крейцер дам! Мальчишки согласились.

Принёс Яник кошечку домой. Опять его мать бранит:

— Если, — говорит, — ещё кого-нибудь притащишь, я тебя вместе с ними из дому выставлю. Вы только поглядите, что он вытворяет!

Яник помалкивает, боится слово сказать, как бы мать из дому не выгнала. Стало теперь у него две животины, а от гроша только один крейцер остался.

Однажды в воскресенье возвращается он из костёла, видит — те же самые сорванцы змейку ремнями хлещут. Подошёл Яник поближе и говорит:

— Не убивайте, ребята, змейку, отдайте её мне!

— Отдадим, — отвечают мальчишки, — если дашь нам крейцер!

Жалко было Янику последнюю денежку отдавать, но всё же решился. Отдал последнюю, а змейку себе взял.

«Как я теперь домой вернусь, — думает Яник, — матушка меня поколотит! Ну, да ладно, будь что будет!»

Вошёл в дом, а матери нету. Положил он змейку возле очага и стал ждать. Ждёт, а сам думает, может, что соврать матери? Да передумал.

Вернулась мать, он ей всё как было и рассказал. И сердится-то матушка, и радуется, что у её Яника такое доброе сердце.

Так все зверушки у них и остались.

Змейка выросла и превратилась в большого зме́я. Однажды говорит змей Янику:

— Садись-ка ты, Яник, на меня верхом, поедем к моему отцу.

Яник не заставил себя долго упрашивать, уселся зме́ю на спину и поехал.

Долго они ехали по горам, по долам, по зелёным полям, покуда не добрались до нужного места.

И где бы им зме́и не попадались, все они выползали на дорогу и кланялись молодому зме́ю, потому что был он сыном Короля всех змей.

По дороге говорит змей Янику:

— Слушай меня, Яник, внимательно! Ты меня от смерти спас, и мой отец станет тебе за это предлагать всё, что пожелаешь, а ты ничего не бери, проси только маленький перстенёк. В нём сила волшебная. Сто́ит его три раза на пальце повернуть, как появятся двенадцать великанов и спросят: «Что прикажете, молодой господин?»

Яник хорошо запомнил его слова.

Подползли они к норе, где Король змей живёт. Все зме́и от великой радости шипят, извиваются, ведь молодой принц домой возвратился! Отец сына, а сын отца про житьё-бытьё расспрашивают.

— Мне плохо жилось, — сказал, наконец, отец-король, — очень я по тебе тосковал.

— Вы бы меня вовсе никогда не увидели, если бы не этот храбрый юноша. Он меня у смерти выкупил. Отблагодарите его, отец!

— Отблагодарю, отблагодарю, — согласился старик. — Бери всё, что тут увидишь!

— Ничего мне не надобно, — воскликнул Яник, — только ваш перстенёк, коли дадите.

— Э, нет, перстенёк я тебе не дам! А вот золота да серебра бери сколько захочешь!

— Ну, коли так — прощайте! — сказал Яник и пошёл прочь.

— Постой! — закричал старый змей. — Чудной ты парень! На, получай

перстенёк! Да смотри, хорошенько береги его! Возьми ещё золота, да ступай! Поспешил Яник домой. По дороге захотелось ему испробовать волшебную силу перстня, вот он и крутанул его три раза на пальце. Тут же перед ним выросли двенадцать великанов и спрашивают:

— Что прикажете, молодой господин?

— Отнесите в матушкину халупу шесть ларей муки, кадушку брынзы, а на чердаке повесьте шесть больших кусков сала!

— Хорошо, хорошо! — ответили великаны, исчезая.

Как только добрался Яник до го́рода, сразу купил каравай белого хле́ба. Входит он к себе домой и видит: матушка от голода на постели без памяти лежит, а кошка с собакой того и гляди ноги протянут.

— Матушка, милая моя! Очнитесь, очнитесь! Я вам булку белого хлебушка принес, скорее поешьте!

Мать пришла в себя, Яник ей хле́ба даёт. Кошке с собакой тоже. Поели они и повеселели:

— Ну, сын мой, где ты был-пропадал, меня не спросив? — говорит мать.

— Не гневайтесь, матушка, был я со змеем у его отца-короля, там его и оставил.

— И правильно сделал, — отвечала мать. А Яник просит:

— Ох, матушка, и голоден же я. Настряпайте мне галушек.

— Дорого́й мой сынок, уж не из золы ли? Муки-то у меня и наперстка не наберётся.

— А вы в чулан загляните, может что найдёте.

— К чему искать там, где не клал?

— Ну-ну, ступайте, поглядите, вдруг что-нибудь да есть!

Пошла мать в чулан, да так и обмерла: стоя́т шесть ларей отменной муки да порядочный боченок брынзы. Взяла мать муки, настряпала галушек, а пото́м брынзой сдобрила.

— Только помазать нечем, сало у нас кончилось, — сетует она.

— А вы, матушка, на чердак полезайте, — говорит Яник, — может там и сальце найдётся.

Мать не стала упрямиться, полезла на чердак и нашла там сало. Отрезала кусок, вытопила, щедро помазала галушки. все ели до отвала и радовались, и было им хорошо. Пришло время, стал Яник взрослым парнем.

— Матушка, — говорит он однажды. — Я жениться хочу. У нашего короля дочка-красавица, ступайте её за меня сватать!

— Да ты, что, сынок, в уме ? — испугалась мать.

— Ступайте, не бойтесь, может, что и получится! — не отстает Яник. Мать была женщина простая, послушалась сына, пошла во дворец.

— Мой сын желает вам добрых дней и доброго здоровья и спрашивает, не отдадите ли за него дочку, — сказала она королю.

— А вы кто же такие будете? — поинтересовался король.

— Да вот из того маленького домика, хозяева, — отвечает ему женщина. Усмехнулся король.

— Ну что ж, добро, — молвил он. — Передавайте своему сыну привет да скажите, что отдам ему дочь, если он мне к утру дворец поставит не хуже моего. Иначе и говорить не о чём.

Пришла мать домой не солоно хлебавши.

— Ну и дурень же ты, — корит она сына, — король над тобой насмехается!

— А что?

— А то, что отдаст тебе свою дочку, если ты к утру такой же дворец поставишь, как у него.

— Ну, ежели только в том загвоздка, это мне по плечу, — обрадовался Яник. Легли они вечером спать. Яник повернул перстень и тут же встали перед ним

двенадцать великанов:

— Что прикажете, молодой господин?

— А прикажу, чтоб к утру мне такой же дворец построили, как у короля, только получше.

— Быть по-вашему, — ответили великаны и исчезли.

Яник вскочил чуть свет. Видит — дворец уже́ стои́т, да какой красивый! Разбудил он мать, к королю посылает.

— Желает вам мой Яник добрых дней и доброго здоровья, — говорит мать, — и велит передать, что дворец готов, теперь дочку отдавайте.

Выглянул король в окно, а там дворец стои́т получше его дворца!

— Скажите вашему Янику, что до тех пор дочку не отдам, пока он на той каменной скале виноградник не разобьёт, виноград не вырастит, да к утру мне вина из того винограда не пришлёт!

Возвратилась мать домой, Янику королевский наказ передает.

Яник повернул перстень, отдал приказанье, и на другое утро всё было готово: виноградник, виноград и вино.

Король вина отведал, оно ему по вкусу пришлось, но дочку Янику так и не отдает.

— Это почему же не отдаете? Ведь посулили! — спрашивает мать.

— А я хочу, — молвил король, — чтоб от моего дворца к вашему дворцу шёл перекидной мост, чтоб вдоль него деревья росли, одни — в цвету, на других фрукты дозревали, а на третьих — зрелые плоды висели. Чтобы моя дочь, когда

со свадьбы пойдёт, их обрывала. Коли твой сын и это выполнит, тогда уж точно отдам!

Яник и это королевское желанье выполнил, и принцесса стала его женой. Первый день гуляли у короля, а на другой — к Янику собрались. Утром глядит король в окно и удивляется: почему это в том дворце дым из труб не идёт? Гости к обеду званы, а печи не топлены!

Послал король слугу разведать, что там да как. Тот возвращается и говорит, что у них, мол, на кухне только кашу варят для пса и для кошки.

А тут сам Яник является и всех к обеду зовёт. Гости ума не приложат, что же это получается! Идут к Янику во дворец, по дороге фрукты рвут да лакомятся. А король не знает, куда деваться, мороз по коже продирает, вот ведь стыдоба!

Настало время за стол садиться. Яник вышел во двор, повернул перстень и приказал великанам, чтоб самые отменные яства на стол тащили.

Зовёт Яник гостей в залу, а там столы уже́ накрыты. Чего только на тех столах нету — и еды, и питья — во век не съесть! Король дивится, надивиться не может!

Кончилось гулянье, и зажил Яник со своей женой в мире и согласии. Но молодая жена только притворялась,-будто Яника любит, а на самом деле хотела во что бы то ни стало вызнать, в чём его сила. И Яник, как добрый муж, ничего от неё не утаил, всёрассказал. А ей только того и надо! Дала ему вина, и Яник уснул крепким сном. Тут она с его мизинца перстень сняла, на свой надела и три раза повернула. Великаны тут как тут.

— Что прикажете, госпожа ?

— Приказываю вам перенести этот за́мок к чёрному морю и подвесить на золотом волосе, а мужа с матерью, с собакой да кошкой здесь оставить!

Закивали великаны головами и исчезли, а вместе с ними исчез и за́мок. Проснулся Яник, а над ним не потолок, а чистое небо! Поглядел он на свой мизинец, а перстня как не бывало!

— Ну, — сказал он матушке, — с чего начинали, тем и кончим!

— Что поделать, — отвечала ему матушка, — незачем было высоко залетать! С бедной бы женой, небось, счастлив был.

— Ничего, мать, и так проживём!

И стали они дальше жить, с хле́ба на воду перебиваться. Трудно от добрых харчей отвыкать, да и кошке с собачкой туго приходится. Жалко волшебного перстня. Однажды вечером сказали кошка с собакой своему хозяину:

— Пойдём-ка мы перстень искать, пустишь нас?

— Пустить-то я вас пущу, — отвечает Яник, — да только зря ноги собьёте. Кошка с собакой его выслушали, но всё-таки пошли. Бредут они по горам, по долам, всех встречных-поперечных спрашивают, не знают ли про такой-то и такой-то за́мок. Но никто толком ответить не может. Приходят они, наконец, к чёрному морю и вдруг видят, что их за́мок над морем на золотом волосе висит.

— Ну и хорошо, — обрадовалась кошечка, — вот он за́мок. Только как в него попасть?

— Я хорошо плаваю, — отвечает песик, — садись на меня, вместе поплывём. Кошечка согласилась.

Плыли они плыли и к вечеру, когда солнце уже́ зашло, добрались до за́мка. А там как раз служанки воду вёдрами набирают. Кошка с собакой вскочили в ведро. Их наверх и вытянули. пёс спрятался в кухне, кошка шмыгнула к дверям. А в покоях в это время совет держат, куда перстень на ночь спрятать. Наконец решила принцесса его под язык положить. Как сказала, так и сделала.

Около полуночи, когда сон самый крепкий, пробралась кошечка в покои принцессы, свой хвостик в воду окунула, пото́м обмакнула в перец и госпоже под нос сунула. Засвербело у той в носу, она как чихнет, перстень-то — дзинь! — и по полу покатился. Тут кошка его схватила и в кухню к песику кинулась.

Принцесса встала, зажгла свечу, стала перстень искать, не нашла, решила утром заняться. Только начало светать, кошка с собакой влезли в ведро, пошла служанка по воду, они вместе с ведром вниз-то и спустились.

Посреди моря стал пёс кошку просить:

— Дай мне перстень подержать, чтоб я тоже мог сказать, что его нес.

— ещё чего! Ведь потёряешь ненароком!

А пёс не отстает. До тех пор приставал, пока кошка не согласилась. Вдруг у самого берега — бульк! — упал перстень в море!

Кошка ну ругать пса, царапать, бить. Да разве этим дело исправишь? Вдруг из моря рыбка выскочила, кошка её хвать! А перстень-то у этой рыбы в желудке!

Пошли кошка с собакой своей доро́гой. Пёсик опять кошечку просит, чтоб дала ему перстень нести.

— Ведь мы уже́ на суше, — говорит он, — тут я его в море не оброню!

Дала ему кошка перстень.

И вот они уже́ до́ма. Кошка на радостях прыгает, а пёс хвост поджал, глаза́ в сторону отводит.

— Ну, где же перстень? — спрашивает Яник.

— Здесь, — отвечает кошка, — пёс его несёт!

А пёс голову опустил, молчит.

— Ты что, потёрял его, что ли?

— Потёрял! — сознался пёс.

Накинулась на него кошка, на части разорвать готова. А пото́м говорит:

— Яник, согни гвоздь и привяжи его к моему хвосту, я на поиски пойду, а ты, пёс, ступай со мной!

Отправились они той же самой доро́гой обратно. Кошка собаке приказывает:

— Когда гвоздь за что-нибудь зацепится, кричи: «Здесь».

— Хорошо, — отвечает пёс.

Идет кошка, хвост опустила, гвоздем дорожку скребет. Вдруг пёс кричит:

— Здесь!

И верно: перстень там лежит. Вернулись они с перстнем к Янику в дом.

Перстень снова оказался у Яника, а вместе с перстнем вернулись богатство и сила. Только во второй раз Яник в жёны взял бедную девушку, и зажили они дружно и счастливо.