Золотая страна

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Золотая страна


Автор:
Словацкая народная








Язык оригинала:
Словацкий язык



Шел я шёл, сам не ведая куда и зачем, широкими долинами, через высокие горы, по каменистым тропам и повстречал старика-нищего. Голова — с решето, борода по колено.

— Куда, сынок, путь держишь? — спросил меня нищий.

— Сам не знаю, а вы куда?

— И я тоже.

— Тогда пойдём вместе.

— Может, что расскажешь?

— Да не знаю я ничего. Вы — старый, бывалый, вам лучше моего про всё знать.

— Ладно, тогда слушай, я тебе про Золотую страну расскажу. Послушайте и вы, дети, что услыхал я от старика-нищего.

Жил когда-то король, а когда, да в какой стране, теперь уже́ никому не ведомо. Хватит того, что он взаправду жил и был богат и силен. Соседние короли заключили с ним вечный мир, потому как одолеть его не надеялись.

Росли у короля при сына-красавца, а самый младший — так красив и умен, что просто диво.

Король наш славой своей и силой до того возгордился, что вообразил, будто нет на свете ему равного! Стал он зол и жесток и враждовал со всеми.

В конце концов пришёл час расплаты. Напала на короля лютая хворь, ни спать, ни есть, ни пить не может. Жить не может и помереть не может. А что ещё хуже — из-за зловонья никто не хочет идти в тот дом, где он лежит. Так маялся он дни и ночи один да один, и даже любимые сыновья к нему из-за этого зловонья близко не подходили. Лекари с ног сбились, отыскивая всевозможные снадобья и травы, но всё напрасно! Все сходились на одном — нет в мире такого человека, который бы короля от страшной болезни спас.

Объявили по всему свету, что коли найдётся человек, что возле больного короля проведёт хоть одну ночь, то дадут ему золота столько, сколько он сам весит, а коли вылечит короля — получит за то полкоролевства. |

Много находилось умников, что со всего света являлись за золотом, но каждый, кто пытался к хворому королю в покои войти, от ужасного смрада прямо на пороге валился без памяти.

В те времена в далёком краю жил ученый человек, который во всех травках и корешках разбирался и умел разные притирки да мази готовить. Но был он так беден, что всю жизнь бедствовал со своей женой и детишками. К тому же на него королю навет был, будто он колдун, и король навсегда запретил ему в этих краях врачевать.

Идет однажды этот умный человек домой, печальную думу думает, как теперь жить станет? Вдруг слышит — глашатай кричит: «Там-то и там-то такой-то король занедужил, кто возле него хоть одну ночь просидит, тому дадут столько золота, сколько он сам весит».

«Ну, не было счастья, да несчастье помогло!» — обрадовался наш знакомец и пошёл вместе с семьей в далёкий край к больному.

Долго плутали они по болотам и лесам и наконец попали к воро́там королевского дворца.

— Кто ты? Чей ты? — спрашивает лекаря караульный.

— Я травник, — смело отвечает он, — иду из далёких краев к вашему королю. И должен хоть одну ночь возле него просидеть.

Отвели его прямо к королевским сыновьям. Те дали ему одежку почище и повели к больному. Травник приготовил снадобье, намался им и вошёл к королю. Король обрадовался лекарю.

— Здравствуй, добрый человек! А если и не добрый — пускай! Сколько лет лежу, а живого человека давно не видал! — говорит король.

Сыновья королевские тем же снадобьем намазались и смогли к отцу подойти

поговорить с ним. Много радости было во дворце. Дали прибывшему столько золота, сколько он сам весил. Кончилась бедность. Но короля хворь всё не оставляет и не оставляет. Стали тогда лекаря уговаривать, златые горы ему сулить, чтоб попробовал он короля вылечить. Но тот отвечает:

— Э, нет, государи мои, — не так это просто. Надо мне возле больного ещё ночь провести, коли выдержу, тогда скажу, смогу ли что-нибугь сделать.

Согласились королевичи, велели богатый ужин готовить, а после ужина лекарь отправился к королю.

Спит с ним рядом и снится ему сон, будто далеко, в Золотой стране есть колодец. Если хворый той воды́ напьётся и умоется, то сразу станет молодым, как двадцатилетний юноша.

Утром поспешил он сообщить про свой сон королевичам и попросил прощения, что не в силах старого короля исцелить. Коли сыновья хотят, пускай сами попытаются той воды́ достать.

— Это можно, — сказал старший сын. — Я мёдлить не стану! Тотчас же отправлюсь. Вы, батюшка, не против, чтобы я пошёл Золотую страну искать и вам воду?

— Не против, не против, — простонал старый король, — ведь я и не живу

и не умираю! Кто из вас целебную воду принесёт, тот станет после моей смерти наследником моего трона.

Тут-то и загорелось всем братьям в Золотую страну идти, но право было на стороне старшего, и отец послал его. Взял тот с собой денег побольше, оседлал доброго коня и помчался, только пыль столбом. А на прощанье сказал:

— Если через год не вернусь, пускай средний брат едет искать.

Долго ли коротко ли, а гуляет старший королевич по белу свету, по горам, по долам, по большим городам и по маленьким деревням и повсюду спрашивает. Люди на его расспросы охотно отвечают, но как только речь о Золотой стране заходит, словно в рот воды́ набирают. Ведь никто про ту страну ничего не слышал.

Когда-никогда, а добрался всё же королевич до большого и прекрасного го́рода. Подивился его красоте и богатству, но ещё больше подивился, что во всем городе ни одной живой души — все спят или дремлют. Брел он брел и вышел на другой конец го́рода. Видит — три больших бревна, а на бревнах три древние старичка сидят, бороды да усы у них седые и такие длинные, что бревна закрывают.

— Добрый день, старички! — поклонился старцам королевич.

— И тебе того же! — отвечают старцы.

— Люди добрые, — спрашивает королевич, — скажите, правильно ли я в Золотую страну путь держу. Почти весь свет обошёл, а о ней всё не слыхать.

— Ты на верном пути, — отвечает ему самый древний старичок. — И наш город тоже когда-то был частью Золотой страны. А больше мы ничего про неё сказать не можем. Сегодня ровно пятьсот лет стукнуло, как мы на этих бревнах ребятишками играли. Вдруг что-то стряслось — и мы с той поры даже с места двинуться не можем. Вот мы уже́ и состарились, а наш город всё спит да спит, и никто во всём городе проснуться не может. Много добрых молодцев в ту сторону прошло, но ни один назад не воротился.

— Ну что ж, поглядим—посмотрим! — воскликнул королевич, пришпорил коня и исчез с глаз долой.

Едет он и видит: впереди столбовая доро́га, золотом мощеная. Сразу понял, что перед ним Золотая страна, потому что другой такой дороги ещё нигде не встречал. Да посовестился по золоту ехать, свернул на тропинку. Проехал полдороги — дом увидал. Большой да красивый. Решил он, что это королевский за́мок. Но на самом деле это был Чертов трактир. На воро́тах надпись прибита: «Без денег не входи». И из до́ма дивная музыка слышится.

«Это у меня-то денег нету!» — подумал королевич и въехал в воро́та.

Тут его со всех сторон слуги обступили, помогают с коня слезть и ведут в роскошные покои. А там — дамы и господа сидят, королевича поджидают,

приглашают танцевать, а пото́м за стол зовут откушать. Никогда в жизни наш королевич так не веселился! Наконец решил, что пора уходить. Хочет платить, а ему такую цену заломили, что даже у самого короля-отца таких денег не найдётся.

— Вы что, люди добрые, ведь я только вошёл! — говорит королевич.

— Только вошёл или давно пришёл, — отвечают ему, — что за дело ? Коли нечем платить, останешься с нами навсегда.

Некуда деваться королевичу, пришлось остаться.

Ждёт несчастный отец своего старшего сына, и братья ждут-не дождутся. Стал год к концу подходить, они каждый день из окон выглядывают, не идёт ли он. Минул год — стали каждый час выглядывать. Да что толку! В конце концов решили, не иначе погиб королевич.

Говорит тут средний сын: — Коли старший брат погиб, я пойду! Может брата разыщу да чудесную воду найду! Вдруг мне повезёт!

— Отправляйся! — сказал отец, а сам боится, что и второй не вернётся. Средний сын не заставил себя долго просить, набил мешок деньгами, взял

острый меч, вскочил на резвого коня и по той же дороге добрался до Чертова трактира. Зашёл в трактир, ел, пил, плясал и тоже застрял там навсегда.

Дома год ждут, второй год стал к концу подходить, а среднего сына всё нет и нет. Больному отцу и напомнить не смеют о пропавших сынах. Остался лишь последний, третий сын — отрада отца. А хворь всё не отступает, не даёт королю покоя. Не выдержал наконец младший сын, стал просить, чтоб отпустил его отец за братьями и целебной водой.

— Как я могу тебя отпустить, — отвечает отец, — ты у меня один-единственный остался! Коли я и тебя потёряю, кто меня, старика, утешит, порадует, кто государством управлять будет?

— Отпустите меня, отец! Может, мне повезёт и вам помогу и братьев освобожу.

До тех пор просил, пока отец не согласился. Приказал тут королевич свой портрет нарисовать, а под портретом подписать, кто он да откуда, да как звать-величать, если посчастливится достать той воды́, чтоб мог он по себе в том краю память оставить.

Чуть не весь свет объехал наш королевич, а про Золотую страну нигде слыхом не слыхать. Королевич всё едет, всё мчится на своём крылатом коне. Но вот прибыл он к воро́там заколдованного го́рода.

Тут всё, как прежде: богатство да роскошь, а люди спят — с места не двигаются. Сколько не тряси — не просыпаются. На окраине го́рода увидал он три бревна, на них три старца седых сидят, бороды совсем бревна закрыли и в землю ушли.

— Добрый вам день! — поклонился старцам королевич.

— И тебе того же! — ответствуют старцы.

— Не можете ли вы мне про Золотую страну сказать? Почти год до неё добираюсь, а всё никак добраться не могу.

— Можем, можем рассказать, прекрасный королевич, мы на этом месте больше пятисот лет сидим. Играли мы ещё малыми ребятами на этих бревнах, как вдруг всё замерло, и мы с той поры шагу шагнуть не можем. Много добрых молодцев в ту Золотую страну прошли, да ни один обратно не вернулся. Вот и недавно двое прошли, и они не вернулись. Ступай отсюда подобру-поздорову!

— Чему быть, того не миновать, — отвечал им королевич, — те двое — братья мои, я должен их разыскать. Прощайте.

— Ну, удачи тебе! — простились с ним старцы, и королевич подался за воро́та заколдованного го́рода.

Вдруг навстречу ему старик нищий плетётся, на клюку опирается, хромает. Королевич остановился и поздоровался.

— Добрый день, дедушка!

— И тебе день добрый, сынок! Куда путь держишь? — спрашивает нищий.

— В Золотую страну, а вы куда направляетесь?

— Да так, хожу да около добрых людей кормлюсь.

— Погодите, дедушка, я вас с пустыми руками не отпущу, — говорит королевич, достаёт из кармана дукат и протягивает нищему.

— Не спеши, добрый мо́лодец, за добро отплачу тебе советом: никто на свете не знает про Золотую страну больше моего. Послушай же, что я тебе скажу: как выйдешь на золотую дорогу, смело по ней езжай! Посреди той дороги стои́т Чёртов трактир, в нём есть всё, что душе угодно, звучит там прекрасная музыка, кто туда сам не пойдёт, того заманят или силой затащат. Но ты мимо иди, будто ничего не видишь и не слышишь. Как бы тебя туда не тянуло, как бы тебя не зазывали — не ходи! Коли войдёшь, то останешься вместе с братьями навсегда. Их в тот трактир заманили, и выбраться они не могут.

В конце золотой дороги высится прекрасный за́мок, входи в него смело. Там такое увидишь, чего сроду не видывал. Да только и там не задерживайся! В первых покоях найдёшь на столе каравай хле́ба, возьми его с собой, он тебе пригодится. Во вторых покоях увидишь флягу и её спрячь, она тебе тоже пригодится. В третьих покоях лежит на постели д?евица — на всём белом свете нет её краше! Ты к ней не прикасайся! Прикоснешься — туго тебе придётся: целых три года не сможешь обратно на золотую дорогу попасть, да ещё три года ту де́вицу не увидишь.

Над её постелью висит золотой меч-кладенец, он из ножен в ножны сам

перескакивает. Возьми тот меч, а свой на его место засунь. Тем мечом ты всех на свете победишь. Только смотри, береги его, как зеницу ока и даже во сне не снимай.

В четвёртых покоях — колодец, а в нём та самая вода, что исцеляет все недуги. Сначала сам той воды́ напейся и умойся, чтоб тебя ни одна хворь на свете не взяла, а пото́м набери водинцы для отца! Твой отец напьётся и умоется — сразу же станет здоров и молод.

Как всё исполнишь, вернись на золотую дорогу и смело ступай в трактир! Покажи чертям меч-кладенец, и они разбегутся кто куда. Забирай тогда своих братьев и спеши к отцу! Только гляди в пути не спи, пока братья ещё не уснули. Они тогда флягу с водой у тебя утащут. Ведь отец тому свою корону передаст, кто ему воды́ принесёт. А теперь ступай и делай всё, как я велел.

Старик наперёд знал, что будет, и на прощанье ещё раз наказал королевичу, чтоб тот молодцо́м держался.

Королевичу не терпелось попасть в Золотую страну. Страна и вправду оказалась золотой. Не успел конь шага шагнуть, как попал на золотую дорогу. Королевич помчался прямо по ней, никуда не сворачивая, только золотая пыль столбом взвилась! И вскоре оказался возле Чертова трактира. Вспомнил королевич про братьев, что в трактире застряли. А музыка знай играет, ноги сами в пляс идут.

— Заходи, заходи к нам, до чего ж у нас тут хорошо! — кричат королевичу из трактира.

Вот-вот уговорят! Но нет, вспомнил он стариковы слова и стрелой промчался мимо. Наш королевич был первым, кто за сто лет тот трактир стороной обошёл. Ехал он по Золотой стране до самого вечера и добрался наконец до Золотого юрода, к золотому за́мку.

Здесь росло чудесное дерево, а вокруг него раскинулся зелёный луг. Королевич знал, что в за́мок ему пока входить нельзя и что нет там ни одной живой души. Он спешился, пустил коня на луг, а сам лёг спать и сладко проспал до самого утра.

На рассвете встал, оседлал коня, рысью промчался через город и остановился позле за́мка. Здесь и вправду была такая красота, какой королевич никогда ещё не видывал. Только не стал он красотой любоваться, соскочил с коня, привязал его к золотой коновязи, а сам в за́мок поспешил. Входит в первые покои — глаза́ от золота слепнут. Но он на золото не глядит, видит на юлотом столе лежит хле́ба каравай, он его взял и в сумку спрятал.

Входит во вторые покои, а там ещё красивей. Королевич опять ни на что не глядит. Берёт со стола флягу и в третьи покои отправляется.

В третьих покоях попался ему на глаза́ меч-кладенец, что из ножен в ножны сам перескакивает. Он его взял, а свой на его место сунул.

А под мечом краса-де́вица лежит. Он её стороной обошёл и дальше отправился.

Отворил он четвёртые покои — глядит, а там чудотворный колодец, весь золотом выложен. Напился королевич чистой воды́ и стал ещё красивей. Возле колодца увидал он фляги, набрал в одну воды́, пробкой заткнул и в свою охотничью сумку положил. Все покои обошёл, полюбовался сказочным богатством и повернул к выходу. Как стал он через третьи покои проходить, снова глянул на де́вицу-красу и остановился. Солнце ещё невысоко, времени до полудня много, а де́вица ему всё больше нравится, и подумал королевич, что прекраснее её на всём свете не видал. Подошёл он к её постели, поцеловал и поклялся, что станет она навеки его женой.

Но вот уже́ скоро двенадцать пробьёт. Не стал королевич медлить, положил свой портрет на золотой столик, вышел из за́мка, вскочил на коня, и конь помчал его прочь из го́рода. А вслед за королевичем, визжа и рыча, пустились чудища поганые, великаны да драконы, но королевич уже́ город покинул и поскакал прочь, не ведая куда.

Но тут вдруг в Золотом городе и в Золотой стране все люди очнулись ото сна и на ноги поднялись. Кто постарше, заторопился в за́мок к своей королеве, чтоб узнать, кто их освободил. Ведь тот человек должен стать королем и её мужем.

— Люди добрые, — отвечала им королева, — в старых книгах сказано: тот, кто нас освободит, должен мне мужем стать, а вам — королем. Только все мы крепким сном спали и мне неведомо, кто тут был и куда он девался. В книгах стои́т: кто ровно в полдень из нашего го́рода уйдёт — тот и есть наш освободитель. Значит, его здесь нет, но ушёл он недалеко. потому садитесь на своих коней да езжайте искать его, кто бы он ни был, я стану его женой.

Помчались горожане на конях, но разве нашего королевича догонишь! А королевич летел, летел и остановился лишь в соседнем государстве перед большим городом. Понял он, что заблудился.

— Хорошо, хоть город недалеко, — решил он, — пойду-ка я здешнего короля навещу, может он знает, где королевство моего отца.

Пришёл к королю, а тот ничего про его страну не слыхивал. Приняли его в том городе сердечно, подивились невиданной красоте. А пото́м в честь королевича пир устроили, стол ломится от яств, блюда сменяют блюда — конца-края им нет.

Но странно королевичу, что при эдакой щедрости нету на столе ни кусочка хле́ба. Решил он, что здесь только бедняки хлеб едят, а господа — мясом лакомятся. «Ну, нет, — подумал он, — попрошу-ка я ломоть хле́ба.»

— Дорого́й брат, — отвечал ему король, — я и сам бы за крошку хле́ба отдал всё, что у меня есть. Пускай мои подданные хоть понюхают хлебушек. Знай: в моей стране хле́ба было всегда в изобилии, но вот уже́ более пятисот лет не стал у нас хлеб родиться. Наша королева — я здесь лишь наместник — живёт в Золотой стране, у неё хранится каравай хле́ба. В книгах сказано, что тогда в нашей стране станет хлеб родиться, когда мы тот каравай съедим. Я у неё каравай попросил, но получил ответ, будто он исчез. Теперь и надежды нету до хлебушка дожить!

Понял королевич, что за чудо-хлеб в его сумке лежит.

— Вспомнил я, — сказал он, — что в моей сумке лежит чудесный каравай. Коли хотите, я его вам отдам.

Встал наш королевич из-за стола, принёс тот каравай. Король отрезал ломоть, отрезали по ломтю дворяне, каждый брал себе кусок, но хле́ба не убывало. С того дня начал опять в стране хлеб родиться и было его всегда вдоволь.

Королевич задерживаться не стал и опять пустился в путь.

Долго бродил он по свету, пока не пришёл наконец в чужую страну. Король пригласил путника на обед. Было на столе и хле́ба и еды — хоть отбавляй, а вот вина — ни капли.

Королевич просит попить.

— Дорого́й братец, — отвечает ему король, — я бы и сам отдал всё, что у меня есть, за вино! Но вот уже́ более пятисот лет не родится у нас виноград. Королева Золотой страны, у которой я наместником, держала для нас флягу. Нам бы из неё только хлебнуть, и стал бы у нас снова виноград созревать. Но, слыхал я, пропала та фляга! Теперь мы на веки вечные с виноградом распростились!

— Ну, коли так, — сказал королевич, — я вам помогу!

Достал королевич из сумки флягу, все кинулись пить и пили-пили, сколько душе угодно! С тех пор в той стране виноград родит.

Ездит королевич из страны в страну, только домой никак попасть не может.

Долго ли, коротко ли он ехал, как вдруг оказался на той самой золотой дороге, где Чертов трактир стои́т. Многое там изменилось — ведь с тех пор три года минуло: сбылись слова старика, что если к принцессе прикоснется, попадет он сюда лишь через три года.

Пришпорил наш мо́лодец коня — и к трактиру.

Стои́т королевич у трактира. Весёлая музыка из окон звучит как и три года назад. Слышит — его зовут!

— Иди сюда! Иди сюда!

— Уже́ иду на вашу чертову свистопляску. Берегитесь! — вскричал герой и выхватил меч-кладенец. Черти, как его увидали, всё побросали и разбежались в разные стороны.

Так королевич освободил своих братьев и других принцев и королей. Все его благодарили, как только могли.

Помчались королевские сыновья прямехонько домой. Младший двум старшим всё о своих приключениях рассказал, и про то, где воду хранит.

Но ведь говорят, будто за добро — добра не жди — такая напраслина и с королевичем случилась. Стали старшие братья подумывать, как бы младшего со света сжить. Наконец договорились!

— Зачем нам руки марать, пускай с ним отец сам расправится. Мы только воду подменим!

Младший помнил слова старика и всё старался не уснуть раньше братьев. Но как-то раз притворились они спящими, уснул и он. Поднялись братья, достали флягу из его сумки, воду в свои фляги перелили, а в его нацедили тухлой болотной воды́. Пото́м все вместе помчались, как ни в чём не бывало дальше, и вскоре оказались неподалеку от отцовского за́мка.

— Братец, — говорят старшие младшему. — Ты много го́ря хлебнул и живую воду ты раздобыл, ступай первым в за́мок, исцели и развесели отца. А мы следом за тобой явимся.

Младший королевич, не ожидая подвоха, отправился к отцу. Радости не было конца! Но только отец той зловонной воды́ выпил, как занемог пуще прежнего, от боли света белого не взвидел!

Тут два старших в комнаты вбежали, младшего вытолкнули, оговорили, как только могли, и напоили отца украденной у брата живой водой. Отец напился и сразу здоровым стал, а как умылся, сделался мо́лодец-мо́лодцом.

Поверил отец старшим сыновьям, а младшего даже слушать не пожелал. Осудил на смерть и велел охотнику завести его в лес.

— Не пытайся, — сказал королевич охотнику, — нападать на меня, ведь у меня в ножнах меч-кладенец, от него ни один человек на свете живым не уйдёт. Вернись к отцу и скажи, что его приказ исполнил. Но, — продолжал он, — тебе нельзя дольше оставаться у моего отца, вдруг ты проговоришься. Вот тебе письмо, отправляйся с ним в такую-то и такую страну, там будешь ты до тех пор, пока я не вернусь. Ступай, и я пойду, куда глаза́ глядят.

Ходил он по горам, по долам, пока наконец не набрёл на мельницу. Мельник взял его к себе в работники, а за доброту и красоту полюбил, как родного. С той поры минуло три года.

Давайте-ка мы с вами заглянем в Золотую страну и поглядим, что там происходит. В стране той долго допытывались да повсюду выведывали, кто их освободитель и куда он подевался. Да только так ничего и не узнали.

Все оставалось как прежде: королева правила страной.

Когда шестой год стал к концу подходить, королева что-то прибирала и перекладывала в тех покоях, где когда-то спала мёртвым сном. Вдруг видит — лежит портрет красивого мо́лодца, под ним надпись, кто он да откуда и когда здесь в заколдованном за́мке побывал. Всё сошлось в точности.

В Золотой стране тому портрету очень обрадовались, немедля собрали послов и отправили их в ту страну, откуда явился к ним королевич-освободитель.

Добрались до короля послы, поклонились и говорят:

— Светлейший король! Шесть лет назад твой сын побывал в Золотой стране и нас освободил. Разреши поблагодарить его! Пускай он вернётся к своей жене — нашей королеве.

Зовёт старый король старшего: — Это ты в Золотой стране был ?

— Я, мой отец! — отвечает он.

— Тебя ждёт королева и подданные! Побледнел королевич, но ничего не сказал.

Королева Золотой страны тем временем велит мостить золотом дорогу и золотой мост через неё перекидывать: настоящий освободитель должен по золотой дороге и золотому мосту поехать. У воро́т велит ставить стражу и приказывает каждого, кто появится, останавливать.

Старший сын короля благополучно добрался до Золотой страны, но по золоту не поехал, объехал стороной, ведь никто по такой дороге не ездит! Подошёл он к караульным, но те его дальше не пускают:

— Стой, ты кто?

— Я такой-то и такой-то королевич, иду к вашей королеве.

— Сейчас мы узнаем, тот ли ты самый, — отвечают ему караульные и зовут королеву.

Пришла королева и спрашивает:

— По дороге ль ты ехал?

— Нет.

— А почему?

— Боялся, ведь по ней и другие не ездят.

— Значит и ты не лучше других! — вскричала королева, глядит на портрет — похож. Она ещё вопрос задает:

— Когда ты в моём за́мке был, ты что-нибудь взял?

— Ничего, кроме воды́.

— Ну, братец, значит, ты мне не муж. У меня кроме воды́ ещё кое-что пропало. А ты против этого меча пойдёшь?

Выхватила меч, который победным считали, но королевич струсил, упал на колени, прощенья за обман просит:

— У тебя мой брат был, — говорит.

Зовёт к себе старый король среднего сына и спрашивает:

— Ты в Золотой стране был?

— Был, мой отец!

— Долго же ты здесь сидишь, тебя жена и подданные ждут!

Удивился королевич, не ничего не сказал. Подъехал к золотой дороге, но тоже побоялся по ней ехать. Королева сразу поняла, что и он не настоящий. Взяла портрет и меч и вышла ему навстречу. Этот брат ещё больше на портрет походил. Королева его спрашивает:

— Когда ты в моём за́мке был, что ты у меня взял?

— Ничего, кроме воды́.

— Нет, у меня ещё кое-что пропало. Говори правду, куда делся тот, кто на этом портрете? По сходству видать, он с тобой родная кровь!

— Здесь мой младший брат был, да только он занемог и до́ма остался, — стал выкручиваться королевич.

— Занемог? — удивляется королева. — Не может такого быть! Никакая хворь не возьмёт того, кто хоть раз моей живой воды́ напился. Клянись, что правду сказал! — И выхватывает меч из ножен, а средний брат на колени валится, прощенья просит.

Тут вся Золотая страна поднялась и к старому королю двинулась, требуют младшего сына, не то всю его страну разорят.

Великий страх охватил государство, а старый король горько пожалел, что так с младшим сыном обошёлся.

Весть об опасности докатилась до далёких краев, где жил тот самый охотник, которому король когда-то приказал убить королевича. Решил охотник: «Теперь мне уже́ ничего не будет, коли я правду скажу». Пошёл он к старому королю и во всём открылся. Одного только не знал охотник, куда младший королевич пропал. У короля сразу отлегло от сердца:

— Сейчас, — сказал он, — надо об одном думать, как моего сына отыскать!

— Это проще-простого, — отвечал охотник. — Ведь красивее королевича во всём мире нет. Велите повсюду объявить, что кто про самого красивого мо́лодца знает, пускай ведёт его немедля к вам за большое вознагражденье!

Разлётелась молва по всему свету, дошла до мельника, а тот сразу сообразил, что речь идёт о его приёмном сыне. И отвёл он добра-мо́лодца к старому королю. То-то было радости! Мельника богато одаривают, отец сына обнимает, а братья на коленях прощенья просят.

Молодой королевич понял, в чём дело, приказал готовить золотую карету и запрягать в неё оленей с золотыми рогами. А пото́м поправил меч на боку и помчался в Золотую страну. Добрался до золотой дороги и поскакал прямо по ней и на золотой мост выскочил. Тут его караульные останавливают:

— Стой, ты кто?

— Я — король таких-то и таких-то земель!

— Может, оно и так, — отвечают караульные, — да только тебе подождать придётся, пока наша королева твои слова подтвердит.

Тут и королева приходит, с собой портрет и меч несёт. Король был так же красив и молод, как на портрете, но королева всё-таки спрашивает:

— Ты кто будешь?

— Такого-то короля сын, господин тех-то и тех-то земель.

— Ты в моём за́мке был ?

— Был.

— Коли был, говори, что взял?

— Каравай хле́ба волшебного.

— А куда его девал ?

— В таком-то краю на ломти нарезал и раздал. С тех пор там у них хле́ба вдоволь.

— Ладно, а ещё что?

— Флягу вина. Вино отдал в другом краю. С той поры там виноград родится на славу.

— Ладно. А дальше?

— Взял я у тебя меч-кладенец, ты о том не знаешь. Свой же на его место повесил.

— Ну, — говорит королева, — сейчас мы это проверим. Обнажи свой меч и обороняйся!

И кинулась на него с мечом. Но наш мо́лодец выхватил настоящий победный меч, и королева свой тут же из рук выпустила.

Кинулась она королевичу в объятья. А пото́м сыграли богатую свадьбу. Гуляли на той свадьбе и отец с раскаявшимися братьями, и все короли со всего света.

Зажили они в мире и покое.

И сейчас, наверно, живут ...

Про то старый нищий не успел мне рассказать, ведь наши пути разошлись, — как там, да что там — сказать не могу — чего не знаю, того не знаю...