Как Гонза стал королём

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Как Гонза стал королём


Автор:
Чешская народная








Язык оригинала:
Чешский язык



Жил-был бедный пастух, пас деревенское стадо. Был у него сын по имени Ян, но все называли его не иначе как Гонза-дурачок. Он помогал отцу пасти скотину, а когда подрос, отец его тоже пастухом пристроил. Куда, мол, ещё его устраивать? Сын всегда за отцом идёт.

Вот однажды увидел Гонза, как несётся по большой дороге карета. Он всё бросил, помчался за каретой, прицепился сзади и поехал, а скотину оставил. Скот зашёл в поле, потоптал всё и пришлось отцу уплатить мужикам за потраву. Ко всему ещё и Гонза пропал: неизвестно, куда девался.

А Гонза едет на запятках в королевский за́мок. В за́мке том пан король издал такой указ: кто угадает, какая у,

королевской дочери примета, тому достанется и она и вместе с нею всё королевство. Юношей благородных туда ездило множество — прямо процессия. Наш Гонза как прицепился сзади, так и мчится с каретою к за́мку. По его спине то и дело бич пляшет, а он хоть бы что — всё висит сзади.

— И-и! —говорит. —А я знаю, куда вы едете! Во дворец! Хотите угадать, что за примета у королевны. И не угадаете, ей-ей. А я угадал бы. Я то знаю.

—Так ты, Гонза, верно знаешь?

— А как же! Знаю! — Расскажи нам.

— Эге! Дурак я, что ли, рассказывать? Когда мне надо будет, я и сам скажу за себя.

— Ого, тебя туда и не пустят. Да вот что: хочешь, возьму тебя с собой, а как придёт мой черёд угадывать, ты мне и подскажешь.

— Ладно.

Так Гарибальда и взял его с собой. Когда кончился пир, сели угадывать. Сам король выступил вперёд и объявил:

— Кто из вас знает, какова у королевны примета, пусть скажет: получит её, а с нею и всё королевство!

И то говорили и се, но никто ничего не угадал. А Гонза под столом сидел. Это Гарибальда, который его с собою прихватил, пихнул его туда, чтоб никто не видел. Гонза то весь был в лохмотьях, в заплатах, как оборванец какой. Вот уже́ очерёдь Гарибальды близко, он — к Гонзе, а тот — ему:

— Не буду я вам ничего подсказывать. Сам скажу! Вот дошёл черёд рыцаря, он и говорит:

— У неё золотые косы!

А вот и нет! — отозвался из-под стола Гонза. — У неё вовсе не косы, у неё три золотых волоска подмышкой!

Она сиживала на холме, а он снизу и приметил это, когда она руки подымала.

Ничего не поделаешь. Король тотчас спрашивает:

— Кто это? Он угадал, а вы — нет!

А королевна как увидела, какой Гонза грязный, чего только не вытворяла! Просит короля отменить решение.

— Ничего не поможет! Угадал, твоим будет. Рыцарь хотел было надуть Гонзу; ты, мол, братец, за

меня сказал. Но не на такого напал.

— Вот еще! Я тоже сумею быть королем! —говорит Гонза.

Опять пошло угощенье: пироги за пирогами, печенья всякие, а Гонза сроду ничего такого не едал, набил себе полный рот и карманы доверху напихал.

А королевна всё просит отца отменить решение.

— Ладно, — говорит ей король, — мы вот как сделаем: ты ложись спать с ними, утром посмотрим — к кому повернешься, тот и будет твоим мужем.

Вот легли они спать. У Гонзы карманы были полны пирогов, и так они пахли, что королевна в темноте повернулась к нему, обняла его за шею, да так и уснула.

Утром — проверка. Король входит и видит: вцепилась она в Гонзу, как вошь.

— Вот видишь, дочка: как ни верти, а он должен быть твоим!

Королевна ещё пуще горюет:

— Ах, папочка, что бы такое придумать, чтоб не брать мне его.

— Слушай меня: велим ему пасти зайцев; не убережёт их— пойдёт отсюда несолоно хлебавши.

Наловили зайцев, ровно три сотни. Так и кишат под ногами. А Гонзе приказали пасти их. Он и оглянуться не успел, все зайцы — кто куда, остался он один. Заплакал Гонза, запричитал, как старая баба. Тут подходит к нему какой-то старичок и спрашивает:

— Ты чего это ревешь, как бык?

— А что же мне делать? — отвечает Гонза. — Велели мне пасти триста зайцев, а они разбежались, хоть бы один остался! Остался я с носом!

— Ну, не печалься, — говорит дедушка, — выручу тебя. И дал ему дудочку.

— Как заиграешь на ней, все зайцы до единого к тебе сбегутся.

Гонза обрадовался.

К вечеру засвистал он в свою дудочку, и зайцы примчались к нему как бешеные. Все триста обратно прибежали, и Гонза чин чином погнал их домой. А королевна уже́ сидит у окна, ждёт. Как увидела жениха, заплакала:

— Папочка, пойди сюда, погляди: Гонза всех зайцев домой гонит.

— Не плачь, дочка, — говорит король, — завтра, как погонит он зайцев, мы возьмём да и купим у него одного, он и останется на бобах.

Вот Гонза опять выгнал зайцев на луг, а горничная переоделась, чтоб не узнал, приходит к нему и говорит:

— Послушайте, молодой человек, у вас так много зайцев — не продадите ли одного мне? Заплачу, сколько запросите.

— А я не хочу! Продам — не достанется мне королевна. Та не уходит, пристаёт к нему, уговаривает. Наш Гонэа

и говорит ей:

— Ну, ладно. Денег мне не надо, а если хотите зайца получить, разденьтесь голенькая и пляшите под мою дудочку вон в том терновнике. Тогда задаром отдам.

Ну, делать нечего, без зайца горничная никак не хочет уходить, мигом разделась — ив терновник. Гонза заиграл да всё шибче и шибче, а она знай пляшет, до того доплясалась, всё тело ободрала. Кричит Гонзе:

— Довольно, перестань!

Он видит, что эта дура уже́ вся в шипах, перестал играть.

— А зайчика, — говорит, — всё равно не дам

Пришла она домой с пустыми руками и даже рассказывать ничего не стала.

—— Ну, как? Где заяц? Продал он тебе? — спрашивает королевна.

— Нет. Попробуйте сами сходите — может, вам продаст. Королевна тут же собралась, переоделась, прибежала

туда, начинает приставать к Гонзе:

— Гонзичек, продай мне одного зайчика, он мне до зарезу нужен, хочется мне жаркого. Дам тебе за него любую цену.

— Нет, вы это бросьте! Ишь какие! Отдам я вам зайца — не быть мне королем. Нашли дурака. Не дам я ничего, подите вы к черту.

Долго она его упрашивала. Наконец, Гонза и говорит:

— Ладно, я вам его даром отдам, но прежде попляшите нагишом вон в том терновнике.

Что же ей оставалось делать? Заяц был ей до зарезу нужен, значит отказываться не приходится. Мигом разделась она догола, залезла в терновник, а Гонза заиграл чардаш. Тут уж он играл вдвое шибче против прежнего, такого задал ей жару, что все кусты кровью обрызгало. Замучил её вконец. Ну, думает, хватит с неё.

— Нате вам зайчика.

Приходит королевна домой, показывает зайца горничной и говорит:

— Какого я стыда натёрпелась! Лучше и не спрашивайте!

Зайца сейчас же ободрали, изжарили, вынули из духовки и поставили вместе с противнем на плиту. Королевна радуется:

— Наконец-то я избавилась от этого оборванца! Царапины заживут, главное дело — не придётся мне Гонзу себе в мужья брать!

Вот пришло время Гонзе гнать своё стадо домой. Засвистал он в дудочку, все зайцы как по команде сбежались, и тот, жареный, спрыгнул с плиты и прибежал. Опять все налицо, сколько и прежде было. Это все ему тот дедушка помог.

Король видит, что Гонза всех зайцев пригнал, и говорит:

— Вот видишь, дочка, ничего не выходит, придётся тебе за Гонзой быть. Ну, не плачь, может, оно и не так страшно. Приведём его в порядок, будет из него мо́лодец хоть куда. Как из модного журнала.

Тотчас раздели Гонзу, вымыли, переодели во всё чистое. Пришёл королевский цырюльник, который только короля бреет. А Гонза всё в зеркало глядится:

— Теперь-то, небось, понравлюсь тебе? — говорит королевне.

А той и отвечать то ему тошно.

Когда нарядили Гонзу как следует, королевна говорит отцу:

— Папочка, мне хотелось бы навестить его родителей. А сама то думает: «Завезу его куда-нибудь и брошу в

лесу». Отец проводил его, как короля, дал охрану, чтобы не страшно было. Отправились. Едут в лес, нарочно в самую глухомань завезла его королевна. Тут на них и напали разбойники, большая шайка, тучей налетели. Пришлось им удирать оттуда сломя голову. Королевна рада была, что цела и невредима вырвалась. Подъехали они с Гонзой к, общинному домику, где жил старый пастух. Вот Пастухова жена увидала карету —прямо к ним едет, под окнами остановилась. Иисус Мария! Сама не своя кричит:

— Муж, муж, беги, гляди, что делается, начальство к нам едет, видать, из полиции! Верно, наш малый где-нибудь влип, сдерут с нас штраф, не иначе!

Пастух всё бросил, побежал в подклеть, жена за ним — спрятались, а Гонза — туда.

— Тятя, мама, чего вы дурака то валяете, это ведь — я!

А они всё трясутся, как студёнь на ноже. Ну, теперь уж деваться некуда, подошла к ним королевна, объясняет:

— Вы, — говорит, — ничего не бойтесь, ваш Гонза стал королем. Всё бросайте, поедете с нами во дворец.

Велела сейчас же нарядить их в роскошные одежды. Они стоя́т, рты разинули, глаза́ вытаращили. Королевна немедля сажает их в карету, привозит во дворец.

— Буду, — говорит, — заботиться о вас, как о своих любезных родителях, а о нём — как о любимом муже.

Поселились они во дворце у Гонзы и до самой смерти блаженствовали. А Гонза этот, небось, жив и поныне.