Как лиса отомстила волку

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Как лиса отомстила волку


Автор:
Сербская народная








Язык оригинала:
Сербохорватский язык



Однажды лиса́ замесила лепёшки из земли, испекла их, помазала мёдом и понесла людям, что стерегли индеек.

— Дайте мне индюшонка в обмен на медовые лепёшки.

Те отказались и послали её к свинопасам: они, мол, дадут тебе в обмен на медовые лепёшки поросёнка.

Пошла к ним лиса́, но свинопасы не захотели дать ей поросёнка и послали к тем пастухам, что пасли коров: получишь, мол, там в обмен на лепёшки телёнка. Но и пастухи отказали, послали её к табунам и сказали, что табунщики ей дадут жеребёнка. И правда, табунщики дали лисе́ жеребёнка. Лиса́ сказала, чтобы они не разламывали лепёшки, пока она не перейдёт через гору. Они послушались, а когда разломили и попробовали лепёшки, то увидели, что лепёшки то из земли и что лиса́ их обманула. Погнались пастухи за ней, но мошенница на жеребёнке успела далеко ускакать, и они возвратились усталые и с пустыми руками.

Лиса́ же, придя домой, поставила жеребёнка в конюшню и стала его чистить, каждый день приносить ему зелёной травки и студёной водицы. Чтобы жеребёнок узнавал её голос и не открывал двери никому другому, она каждый раз кричала одно и то же:

— Кобылка, кобылка! Отвори дверь! Я несу тебе студёной водицы и зелёной травки.

Волк несколько раз слышал, как лиса́ зовёт жеребёнка. Однажды пришёл он и закричал грубым голосом:

— Кобылка, кобылка! Отвори дверь! Я несу тебе студёной водицы и зелёной травки.

Но жеребёнок услышал по голосу, что это не лиса, и не отпер дверь. Тогда волк спрятался за углом конюшни. Немного погодя пришла лиса́ с водой и с травкой и крикнула тоненьким голоском:

— Кобылка, кобылка! Отвори дверь! Я несу тебе студёной водицы и зелёной травки.

Жеребёнок узнал её голос, отворил дверь и стал рассказывать, как приходил кто-то и грубым голосом просил отпереть дверь. Лиса́ и говорит:

— Смотри никогда не отпирай дверь на грубый голос!

А волк из-за угла услышал их разговор. На другой день, когда лиса́ опять отправилась за водой и травой, волк подошёл к двери, съежился как только мог и заговорил тоненьким голосом:

— Кобылка, кобылка! Отопри дверь! Я несу тебе студёной водицы и зелёной травки.

Бедный жеребёнок поддался обману и отпер дверь. Волк схватил его за шею, повалил на землю и съел. Только хвост да голова и остались.

Пришла лиса́ и, как всегда, позвала:

— Кобылка, кобылка! Отвори дверь! Я несу тебе студёной водицы и зелёной травки.

Но никто не подошёл и не отворил дверь. Тогда лиса́ заглянула в щель, увидела в конюшне только хвост и голову кобылки и сразу догадалась, какая беда случилась. Выломала она дверь и принялась причитать над мёртвой головой кобылки. Наконец от горя и печали пошла и легла на дороге, притворившись мёртвой.

Спустя некоторое время проезжал на телеге человек, видит — лежит посреди дороги лиса́. Поднял он её и бросил на телегу, думая по приезде домой содрать с неё шкуру. А на телеге, в торбе, лежало три круга сыра. Лиса́ стала понемногу шевелиться, вынула из торбы все три круга и убежала с ними. Отбежав подальше, она два круга сыра съела, а третий надела на шею и пошла. Шла, шла, навстречу ей тот самый волк, который съел жеребёнка. Волк увидел сыр и спрашивает, где лисица его достала, а она отвечает:

— Вылакала из реки.

— А где та река?

— Пойдём, я тебе покажу.

Дело было в полночь, в пору полнолуния. Небо ясное, звёздное. Лиса́ привела волка к реке, показала ему отражение луны в воде и говорит:

— Вон видишь, какой большой сыр в воде? Лакай и вылакаешь его, как я вылакала.

Бедный волк лакал, лакал, пока у него вода не хлынула обратно. Лиса́ зажала ему глотку и говорит:

— Лакай, лакай, сейчас вылакаешь.

Бедный волк опять лакал, лакал, пока вода не хлынула у него через нос. Лиса́ зажала ему нос, се́ла на него верхом и сказала, что больна и не может ходить, пусть он её везёт. Волк повёз её, а она принялась петь:

— Больной здоровую везёт, больной здоровую везёт!

— Что это ты такое поёшь, тётка? — спросил волк.

— Ничего, волк, так — бормочу про себя, — отвечает лиса.

Так она всё время пела, пока они не добрались до до́ма, где справляли свадьбу. Гости вышли из до́ма и стали хвалить её песню. А она говорит, что споёт ещё лучше, если её пустят на чердак. Гости пустили её. Едва волк с тяжким трудом донёс лису́ до чердака, как она открыла ему уши, нос и глотку, и из волка хлынула вода, а через щели в потолке полилась на гостей. Они побежали на чердак. Лиса́ спрыгнула и убежала, а бедный волк еле в живых остался.

Как-то раз лиса́ и волк снова встретились и стали расспрашивать друг друга, кто как тогда спасся. Волк говорит, избили, мол, его и он еле ноги унёс; то же сказала и лиса́. пото́м она увидела невдалеке стог сена и уговаривает волка прыгнуть через него. На свою беду, волк и тут её послушался. Перепрыгнул несколько раз, а лиса́ и говорит, что прыгает он плохо — не прямо над стогом, а как-то сбоку. Тогда он прыгнул прямо над стогом и застрял в нём. Лиса обрадовалась и говорит:

— Работай ногами, волк, и вылезешь.

А волк ёрзал, ёрзал и провалился в самый низ стога. Лиса́ засмеялась ехидно и убежала, сказав на прощанье:

— Давно я на тебя зубы точу за то, что ты съел моего жеребёнка.