Козьма Прутков:Разница вкусов. Басня

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Разница вкусов. Басня



Автор:
Козьма Прутков (1803-1863)



Содержание





Память прошлого  • Письмо из Коринфа  >



О тексте:
Первая публикация — в «Современнике», 1854, № 2.


РАЗНИЦА ВКУСОВ[1]

Басня

        Казалось бы, ну как не знать
        Иль не слыхать
        Старинного присловья,
        Что спор о вкусах — пустословье?
        Однако ж раз, в какой-то праздник,
Случилось так, что с дедом за столом,
        В собрании гостей большом,
О вкусах начал спор его же внук, проказник,
Старик, разгорячась, сказал среди обеда:
        «Щенок! тебе ль порочить деда?
        Ты молод: все тебе и редька и свинина;
        Глотаешь в день десяток дынь;
        Тебе и горький хрен — малина,
        А мне и бланманже — полынь!»
Читатель! в мире так устроено издавна:
        Мы разнимся в судьбе:
        Во вкусах и подавно;
Я это басней пояснил тебе.
        С ума ты сходишь от Берлина;
        Мне ж больше нравится Медынь.
Тебе, дружок, и горький хрен — малина,
        А мне и бланманже — полынь.

Примечания[править]

  1. В первом издании (см. журнал «Современник», 1853 г.) эта басня была озаглавлена «Урок внучатам» — в ознаменование действительного происшествия в семье Козьмы Пруткова.(*)

    (*) В экземпляре «Полного собрания сочинений» 1884 года, подготовленном для издания 1885 года В. Жемчужниковым, написано продолжение сноски, которое напечатано не было, и где, как и в басне, сатирически противопоставлялись славянофилы западникам: «Именно: в день его именин, за многолюдным обедом, на котором присутствовал, в числе прочих чиновных лиц, и приезжий из Москвы, известный своею опасною политическою благонадежностью, действительный статский советник Кашенцов,— с почтенным хозяином вступил в публичный спор о вкусе цикорного салата внучатый племянник его К. И. Шерстобитов. Козьма Прутков сначала возражал спорщику шутя и даже вдруг произнес, экспромтом, следующее стихотворение:

    Я цикорий не люблю —
    Оттого что в нем, в цикорье,
    Попадается песок…
    Я люблю песок на взморье,
    Где качается челнок;

    Где с бегущею волною
    Спорит встречная волна
    И полуночной порою
    Так отрадна тишина!

    Этот неожиданный экспромт привел всех в неописуемый восторг и вызвал общие рукоплескания. Но Шерстобитов, задетый в своем самолюбии, возобновил спор с еще большею горячностью, ссылаясь на пример Западной Европы, где, по его словам, цикорный салат уважается всеми образованными людьми. Тогда Козьма Прутков, потеряв терпение, назвал его публично щенком и высказал ему те горькие истины, которые изложены в печатаемой здесь басне, написанной им тотчас после обеда, в присутствии гостей. Он посвятил эту басню упомянутому действительному статскому советнику Кашенцову в свидетельство своего патриотического предпочтения даже худшего родного лучшему чужестранному».